Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Есть ли жизнь после 2020?

27.10.2010

Автор:

Теги:
 

Как известно, 1 февраля 2010 года президент Казахстана Нурсултан Назарбаев своим указом утвердил Стратегический план развития Республики Казахстан до 2020 года. Данный документ определяет основные направления деятельности государства и его органов на предстоящее десятилетие. В качестве его отличительных особенностей можно отметить следующие моменты.

Во-первых, нужно отметить, что Стратегический план до 2010 года основывался главным образом на продолжении Казахстаном поиска собственной модели развития в условиях стремительно меняющегося и усложняющегося мира. По сравнению с этим нынешний план развития фактически представляет Казахстан состоявшимся государством, способным, благодаря своим человеческим, природным, финансовым, политическим и иным ресурсам, не просто отвечать на глобальные вызовы, но и трансформировать их «в новые возможности для достижения сбалансированного и устойчивого развития».

Во-вторых, рассматриваемый документ ориентирован на посткризисное развитие Казахстана. В связи с этим многие его положения, особенно касающиеся экономических и социальных аспектов развития казахстанского общества и государства, направлены на преодоление охватившего Казахстан с августа 2007 года финансово-экономического кризиса и его последствий. В частности, к 2020 году запланировано сделать национальную экономику не просто диверсифицированной, но еще и хорошо подготовленной к следующим возможным в будущем экономическим кризисам.

В-третьих, в Стратегическом плане-2020 в отличие от предшествующего плана акцент сделан не столько на меры по его реализации, сколько на определенные результаты, которые, по замыслу разработчиков документа, должны быть достигнуты к 2020 году. Не случайно поэтому, что данный документ по своему объему почти в три раза меньше, чем Стратегический план-2010.

В-четвертых, признается необходимость завершения ряда задач предыдущего стратегического плана, включая а) продолжение программ развития конкурентоспособной и диверсифицированной экономики; б) улучшение качества услуг в сфере образования и здравоохранения; в) разграничение полномочий между уровнями государственного управления; г) развитие системы стимулов на государственной службе; д) повышение качества государственных услуг и эффективности их администрирования.

В-пятых, в содержательном отношении наблюдается превалирование социально-экономических направлений деятельности государства и его органов в процессе реализации Стратегического плана-2020 над политическими. При этом последние сводятся исключительно к укреплению межнационального согласия, безопасности и стабильности международных отношений.

Следует отметить, что в Стратегическом плане-2010 акцент был сделан на реформирование политической системы республики, предполагающее ее превращение в более эффективную и способную обеспечивать реализацию интересов всего общества. Кроме того, признавалось, что Казахстан в соответствующий период находился на начальном этапе демократизации. В свою очередь это обстоятельство обуславливало необходимость продолжения демократических реформ, а также постоянного развития и укрепления демократических институтов.

В Стратегическом плане-2020 же о продолжении демократизации политической системе страны уже ничего не говорится. Судя по всему, руководство республики не считает данный процесс актуальным как в настоящее время, так и на соответствующую перспективу. Характерным в этом отношении является тезис о том, что «В течение предыдущего десятилетия Казахстан заложил основы будущего развития страны с... населением, живущим в условиях безопасности и демократии...».

Иначе говоря, если следовать логике суждений официальных идеологов, в Казахстане на сегодняшний день достигнут достаточный уровень демократии. В связи с этим на первое место в контексте дальнейшей модернизации политической системы выходит обеспечение внутриполитической стабильности. В свою очередь, здесь во главу угла поставлена политика укрепления единства казахстанского общества, основанного на равенстве возможностей для всех граждан республики и предупреждении этнических и религиозных разногласий. 

Скорее всего, последнее обстоятельство волнует руководство республики в связи с активизацией продвижения в политической жизни страны за последние несколько лет двух следующих трендов. Первый тренд - национально-патриотический, который сейчас раскручивает созданное в конце 2009 года общественное движение «В защиту независимости» во главе с Мухтаром Шахановым, а также отдельные национал-патриоты. В основном они делают ставку на политизацию актуальных вопросов развития казахского этноса. При этом национал-патриоты добиваются от государства не только увеличения своего внимания правам и интересам казахов, но и корректировки его внешней политики, включая выход Казахстана из Таможенного союза. 

Второй тренд является религиозным. Причем он формируется и распространяется преимущественно среди приверженцев ислама, где наличествуют многочисленные и разные течения (салафиты, ваххабиты, суфисты, кораниты и т.д.). Нужно также отметить довольно высокие темпы исламизации коренного населения республики. Особенно это наблюдается в росте количества граждан, посещающих мечети и священные места, а также осуществляющих ношение соответствующей одежды и религиозных атрибутов. При этом процессы исламизации общества и взаимоотношений между различными течениями в исламе не регулируются должным образом ни государством, ни официальным мусульманским духовенством.

Для противодействия продвижению двух этих трендов казахстанские власти делают ставку на поддержание многонационального и поликонфессионального уклада казахстанского общества посредством: 

- создания благоприятных условий для дальнейшей реализации права на свободу вероисповедания, а также свободного развития культуры и традиций всех этносов, проживающих в Казахстане; 

- успешной реализации программы функционирования и развития языков на 2011 - 2020 гг.;

- создания эффективной системы профилактики и раннего предупреждения межэтнических и межконфессиональных конфликтов.

Что же касается модернизации политической системы республики, то в рамках реализации соответствующих мер к 2020 году предполагается:

а) создать эффективные институты местного самоуправления и гражданского общества, соответствующие лучшим международным стандартам;

б) создать современные эффективные и транспарентные избирательную и партийную системы;

в) усилить роль представительной власти;

г) наладить механизмы конструктивного диалога государства и гражданского общества, власти и бизнеса, власти и оппозиции;

д) создать эффективную систему формирования и воспроизводства политической элиты Казахстана;

е) сконцентрировать в рамках государственной службы лучших представителей казахстанского народа.

Вместе с тем соответствующий раздел Стратегического плана-2020 заметно проигрывает отсутствием в нем конкретных мер по достижению указанных выше целей. К тому же практически все эти цели отличаются аморфностью. Например, непонятно, о каких институтах местного самоуправления, которые появятся в будущем, идет речь? Или еще, каким образом будет усилена роль представительных органов власти?  

Упоминая также партийную систему, разработчики Стратегического плана-2020 не стремятся обозначить ее оптимальную с расчетом на будущее модель. Хотя, как известно, в скором будущем ожидается формирование многопартийного или хотя бы двухпартийного Мажилиса Парламента, очередные выборы которого должны состояться в 2012 году. Данное обстоятельство свидетельствует об отсутствии у руководства республики четкой позиции относительно моделирования партийной системы.

В отличие от внутриполитического блока рассматриваемого документа стратегические приоритеты Казахстана в сфере обеспечения национальной безопасности и внешней политики имеют более-менее конкретные очертания. В основном этому, видимо, способствует пересечение двух указанных направлений деятельности государства и его органов по ряду моментов. Прежде всего, здесь нужно отметить:

а) обеспечение защиты суверенитета и территориальной целостности Казахстана;

б) налаживание стратегического диалога между существующими системами коллективной безопасности;

в) расширение международного сотрудничества в сфере борьбы с терроризмом, религиозным экстремизмом, наркобизнесом и нелегальной миграцией;

г) участие в решении комплекса проблем, связанных с Афганистаном.

Среди собственно внешнеполитических задач республики нужно отметить:

а)  создание условий для участия Казахстана в процессах принятия глобальных решений при формировании новой архитектуры международных отношений и контуров мировой торгово-финансовой системы;

б) решительное продвижение и энергичное отстаивание интересов Казахстане в вопросе о формировании наднациональных резервных валют;

в) вступление во Всемирную торговую организацию;

г) усиление разноскоростной и многоуровневой интеграции на постсоветском пространстве, в том числе в Центральной Азии.

В то же время, в частности, остается пока неясным, насколько стремление Казахстана стать в перспективе «стабильным ядром» формирующегося Таможенного союза будет отвечать его вероятному участию в ВТО? В целом же, в сфере осуществления внешнеполитического курса наблюдается сохранение приверженности принципу многовекторности. Обращает также на себя внимание то, что в рамках постсоветской интеграции Казахстан претендует на лидирующие роли наравне с Россией. Хотя, конечно, ему нужно будет приложить немало усилий для того, чтобы имело место реальное лидерство, а не номинальное признание такового дружественными странами.

Так или иначе, но стратегические цели и приоритеты развития Казахстана на предстоящее десятилетие обозначены. Конкретные же меры по их реализации, видимо, будут находить свое воплощение в различных государственных программах, ведомственных планах, законодательных актах и т.д. Другое дело, что как показала практика реализации Стратегического плана-2010, огромное количество аналогичных документов, ряд из которых, кстати, продолжают действовать до сих пор, очень слабо переходит в качество. В немалой степени бессистемности и декларативности соответствующих мер способствует фактор долгосрочности действия самих стратегических планов развития республики.

Таким образом, перспективы реализации Стратегического плана развития Республики Казахстан до 2020 года выглядят неоднозначно. С одной стороны, акцент на результаты и отказ от ориентации на конкретные меры позволяют проводить относительно гибкую политику, исходя из сложившейся на тот или иной момент времени ситуации. С другой стороны, за основу для реализации плана взят результативный государственный сектор. Однако последний еще нужно довести до соответствия указанной характеристики. Так что двойная нагрузка на государство и его органы на предстоящее десятилетие явно обеспечена.  

 

 

Андрей Чеботарев, директор Центра актуальных исследований «Альтернатива»


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение