Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Казахский язык – имиджевый проект или всерьез и надолго?

26.10.2010

Автор:

Теги:


Эдуард Ковель

Выступление президента Казахстана Нурсултана Назарбаева на сессии АНК вновь обозначило в качестве проблемной зоны развитие современного Казахстана, тему государственного языка.

Если суммировать основные тезисы президента, то их можно свести к двум большим группам. Условно говоря, традиции и новации.

Традиции – это привычная риторика - «Мы не должны ущемлять права других этносов», «Если человек говорит об исключительности своей нации и языка – это уже плохо», «Пример Украины нам не подходит».

Что касается новаций, то самый любопытный посыл президентской речи можно свести к одной фразе: «Если многонациональный Казахстан пойдет навстречу государственному языку, то таким образом мы сложим единый казахстанский народ».

Это очень важное замечание, из которого прямо вытекает ещё одно президентское откровение – «Я мечтаю о том дне, когда я буду говорить на государственном языке, и все меня будут понимать».

Таким образом, можно предположить, что процесс «внедрения» казахского языка в чиновничье-бюрократическую систему, прежде всего, продолжится в ближайшее время с гораздо более высокой степенью активности. Все заседания, официальное общение со СМИ членов правительства, наиболее статусных чиновников и проч. будет производиться преимущественно на государственном языке. И это, в общем-то, закономерно, с точки зрения того, что казахстанская власть рано или поздно должна была реализовать этот тренд, довести его до логического конца. Он плавно вытекал из суммы всех заявлений, которые делались Нурсултаном Назарбаевым на протяжении последних 5-7 лет.

Другой вопрос – почему именно сейчас? В чем специфика момента, который был выбран для того, чтобы подчеркнуть - программы развития государственного языка нужно реализовывать энергичнее и именно сейчас, а не завтра или когда-нибудь. Но при этом, учитывая способности, возраст и прочие факторы, которые могут повлиять на возможности того или иного лица в изучении казахского языка.

Другой вопрос – в чем корень проблемы? Что, большая часть русскоязычного населения не желает изучать казахский язык? Или может быть не хватает хороших учебников и квалифицированных преподавателей? Но тогда получается, что проблема носит сугубо технический характер, и это, скорее всего, вопрос, обращенный к новому министру образования, которому бы не грех проанализировать, на каком уровне преподают казахский язык в русских школах.

И вообще, «чем дальше в лес, тем больше дров». Если убрать полностью политический аспект проблемы, и рассматривать ее только через призму реальных механизмов и инструментов расширения поля казахского языка, то создается впечатление, что группа товарищей приватизировала каналы внедрения государственного языка в казахстанское общество, и не очень-то стремится к тому, чтобы это поле реально расширить.

В этом отношении более позитивен пример работы молодежных организаций, которые через неформальные тусовки, летние лагеря, в доступной, а иногда даже игровой форме, пробуждают интерес у многонациональной аудитории к казахскому языку.

Но, как только дело доходит до бюрократической монументальности, то вся эффективность мгновенно пропадает и создается впечатление, что гражданам Казахстана предлагают не казахский язык, а по меньшей мере, какой-то из мертвых языков глубокой древности, которым владеет узкий круг правящей элиты. А простые граждане в него не могут быть допущены по определению, просто потому, что нет тех самых коммуникаторов, которые толково и в короткие сроки способны им этот язык преподать.

Так что выступление президента, которое, бесспорно, носило программный характер, должно сориентировать не только чиновников, но и все казахстанское общество на обсуждение реально существующей проблемы – как превратить задачу изучения государственного языка в общенациональный проект?

Если конечно потребность в диалоге  между властью и обществом  по этому вопросу реально существует.

И ещё один вопрос, который пока остается без ответа – как изменится внутреннее конкурентное поле, если русскоязычная молодежь Казахстана массово овладеет на высоком уровне государственным языком? Или же казахоязычная молодежь из аула станет сплошь и рядом говорить на языке Пушкина и Есенина. Не приведет ли это к кардинальному слому всей существующей ныне системы замкнутых этажей во власти?

В любом случае, очевидно, что если сбудется мечта Нурсултана Назарбаева о реальном трехязычии, то это будет уже другой Казахстан. Осталось только понять, когда это произойдет, и каким все-таки будет этот образ светлого будущего.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение