Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Членовредительство в местах лишения свободы и право человека на выражение своего мнения

26.10.2010

Автор:

Теги:

Мереке Тлекович Габдуалиев

кандидат юридических наук, доцент,

декан юридического факультета

Института «АТиСО» Евразийской Академии

Членовредительство в местах лишения свободы и право человека на выражение своего мнения

Заместитель секретаря Совета безопасности Республики Казахстан Козы-Корпеш Жанбуршин, будучи недавно в Актобе, озвучил сенсационные факты будней казахстанских колоний и деятельности правоохранительных органов. По мнению К. Жанбуршина, вся пенитенциарная система страны нуждается в серьезном реформировании: «Власть на «зоне» полностью взяли авторитеты. Недавний побег заключенных из Мангистауской колонии, бунт в Гранитном, членовредительство во многих зонах…»[1]. Необходимо отметить, что в последнее время проблема членовредительства заключенных приобрела особую остроту. Мнения по данному вопросу высказываются различные – одни считают, что «зэки» обнаглели, другие – винят во всех грехах администрацию уголовно-исправительных учреждений.  

Подойдем к рассмотрению обозначенной проблемы с правовой точки зрения с учетом норм Конституции Республики Казахстан, а также международных обязательств в этой сфере, взятых на себя Казахстаном.

27 февраля 2008 года Конституционный Совет принял Норма­тивное постановление № 2 «О проверке конституционности ча­стей первой и четвертой статьи 361 Уголовного кодекса Респуб­лики Казахстан по обращению Капшагайского городского суда Алматинской области», в соответствии с которым часть первая и часть четвертая (относительно квалифицирующих признаков части первой) статьи 361 Уголовного кодекса (в редакции Зако­на от 26 марта 2007 года № 240—111 «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Ка­захстан по вопросам уголовно-исполнительной системы») были признаны неконституционными.

В данном постановлении сфор­мулирован ряд правовых позиций концептуального характера, имею­щих важное значение для конститу­ционно-правового развития Республики Казахстан как председателя в ОБСЕ. В основу признания неконституцион­ной уголовно-правовой нормы, содержащей ответственность за совер­шение акта членовредительства, были положены следующие обстоя­тельства.

Во-первых, Конституционный Со­вет, ссылаясь на п.1 ст. 1 Конститу­ции и ранее сформулированные в предыдущих решениях правовые позиции, пришел к выводу, что «признание Основным Законом че­ловека, его прав и свобод высшей ценностью является фундаменталь­ным принципом конституционного строя, образующим основу консти­туционно организованного общества и предоставляющим каждому юри­дически признанную и защищаемую государством возможность избирать в рамках закона варианты собствен­ного поведения».

В постановлении определены критерии правомерности членовредительства - «каждый вправе свободно распоряжаться собственными жизнью и здоровьем (в том числе и в такой крайней форме, как причинение вре­да самому себе), если это не связано с уклонением от исполнения конституционных и иных, установленных за­коном обязанностей, не нарушает прав и свобод других лиц и не пося­гает на конституционный строй и об­щественную нравственность (пункт 5 статьи 12, пункт 1 статьи 34, статья 36 Конституции)». Например, уголов­но-правовая норма, предусматрива­ющая ответственность в случае укло­нения от военной службы путем членовредительства (ст. 374 УК), явля­ется соответствующей Конституции.

Во-вторых, Конституционный со­вет подтвердил признанные в стра­нах - участницах ОБСЕ, практике Ко­митета по правам человека ООН и других органов, обеспечивающих вы­полнение международных правовых актов о защите основных прав и сво­бод человека, рассмотрение в ши­роком смысле слова (включая протестное поведение) форм выражения человеком своего мнения, «если оно в существенной мере нацелено на выражение его мнения». Конституци­онный совет пришел к выводу, что «совершение а Кто в членовредитель­ства может являться формой выра­жения мнения (протеста) и рассмат­риваться как способ защиты своих прав лицами, лишенными свободы. В таких случаях привлечение к от­ветственности за членовредительство следует расценивать как ограничение права на свободу выражения мне­ния, которое является составляющей свободы слова, гарантированного статьей 20 Основного Закона».

В-третьих, признанная неконститу­ционной уголовно-правовая норма ограничивает конституционные права и свободы человека,, поскольку (по мне­нию представителей Правительства, Мажилиса Парламента, Генеральной прокуратуры, Верховного Суда, а также других участников конституционного производства) не соответствует требо­ваниям юридической точности и пред­сказуемости последствий, а также по­зволяет произвольно интерпретировать положения уголовного закона.

Следует также обратить внимание на мнение Конституционного совета, что изложенные недостатки стали воз­можными «вследствие недостаточной проработки законопроекта при прохож­дении его в Парламенте страны». Однако Конституционный совет в силу того, что не вправе выходить за пределы предмета обращения субъекта обращения, ограничился указанием на «возможное нарушение установленной Конституцией и законодательными ак­тами процедуры прохождения законо­проекта в Парламенте».

В-четвертых, редакция части пер­вой статьи 361 УК, допуская неоправданно широкую интерпретацию ее содержания, не отвечает критериям законного ограничения консти­туционных прав и свобод человека и гражданина, не соответствует требо­ваниям пункта 1 статьи 39 Конститу­ции и не обусловлено изложенными в нем конституционными целями.

Таким образом, нормативное по­становление Конституционного сове­та еще раз подтвердило, что права человека - это свойство как самой личности, вытекающее из ее досто­инства, так и демократически орга­низованного общества.

 Contur.kz



[1] http://www.oko.kz/?p=1448


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение