Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Геополитические игры Пекина в Центральной Азии: китайский фактор в Кыргызстане

30.09.2010

Автор:

Теги:



Последниесобытия в Кыргызстане, связанные с очередным насильственным смещением президента К.Бакиева и спланированной кровавой резней узбекской общины на юге страны, показали, что геополитическая борьба в Центральной Азии входит в активную фазу. Наличие на севере Кыргызстана двух военных баз вКанте - российской, и Манасе – американской, дало многим зарубежным аналитикам основание полагать о новом витке борьбы за влияние в регионе.

Труднооспорить тот факт, что геополитическое соперничество в Центральной Азииведется в последние годы тремя крупными державами - Россией, США и Китаем. С учетом того, что мэр Оша Мелис Мырзакматов, по различным источникам, вылетел в Урумчи по приглашению китайских бизнес-партнеров, вопрос роли Китая в недавних событиях становится интересным.
С этой точки зрения широкая общественность в Кыргызстане и за рубежом хорошо осведомлена, что "восхождение" Мырзакматова напрямую связывается с его вступлением в пробакиевскую партию "Ак Жол", избранием депутатом ЖогоркуКенеш и назначением на пост мэра города Ош. Однако мало кто задается вопросом, почему экс-президент выбрал именно Мырзакматова.

Сегодня,особенно после трагических событий на юге Кыргызстана, стало известно, Мырзакматов - один из лидеров криминальных группировок в стране, промышлявших торговлей наркотиками. В период правления Аскара Акаева он был партнером известного депутата - наркобарона Баямана Эркинбаева, убитого позднее при неизвестных обстоятельствах после "тюльпановой революции". На его место приходит малоизвестный в то время Мелис Мырзакматов, сын милиционера, который за короткий период времени стал "заправщиком" криминального мира на юге Кыргызстана, возможно, насильственно заменив своего бывшего партнера Б.Эркинбаева.
Новые "горизонты" для мэра открываются после прихода к власти К.Бакиева, братья которого начали прибирать все наиболее крупные источники доходов -наркотрафик и торговлю с Китаем. Одним из сподвижников клана в этом деле становится относительно молодой М.Мырзакматов, на которого сделают ставку также китайские бизнесмены, связанные с разведывательными службами КНР.
Еще до своего назначения на пост мэра и избрание депутатом Жогорку Кенеша, М.Мырзакматов начинает совместный с китайцами проект по строительству в Оше крупного торгового центра-рынка "Датан". На церемонию начала строительства объекта приезжает сам К.Бакиев. Между тем, мэр обеспечивает "защиту" заполонившим юг Кыргызстана китайским гражданам, которые взамен "платят дань". Можно представить количество "урожая", если на Карасуйском рынке и "Датане" легально и нелегально работают более 40 тысяч китайцев!

Эти деньги уходят в карманы бакиевской семьи, за счет чего М.Мырзакматов входит в круг доверенных лиц клана, пытающегося обогатиться любыми средствами. Бишкек даже "негласно" отменяет принятый в 2007 году Закон об ограничении ведения торговли на территории страны иностранными гражданами. Изначально этот закон был направлен на сдерживание демографической экспансии из Китая.
Открывв 2007 году рынок "Датан" в Оше, М.Мырзакматов серьезно укрепил авторитет перед семьей Бакиевых, которые рассматривали объект в качествеисточника огромных доходов. Далее последует избрание депутатом Жогорку Кенеша и назначение мэром города Ош.
Здесь М.Мырзакматов и его китайские партнеры сталкиваются с двуединой проблемой - т.н. узбекским фактором. Во-первых, узбеки - граждане Кыргызстана, активно занимавшиесяторговлей с Китаем, "сбивали" карты хозяевам "Датана", особенно в частичерных финансовых схем, между китайцами и кыргызами. В связи с чем, и сегодня осуществляется травля этнических узбеков на юге страны, причем, главным образом, зажиточных.
Во-вторых, Узбекистан начал перекрывать все каналы на кыргызско-узбекской границе в Ферганской долине, препятствуя незаконному импорту китайских товаров на свою территорию. С учетом огромных масштабов прибыли, которую обеспечивал китайский реэкспорт в соседнюю страну, можно представить финансовый ущерб, которыйтерпела экономика этой маленькой горной республики.
Только в 2008 году товарооборот между Кыргызстаном и Китаем превысил 8 млрд. долларов.Естественно, такие объемы импорта кыргызский рынок никак не мог самостоятельно "осилить".

Другой, не менее важный фактор, связан спланами России разместить военную базу в г.Ош, о чем была достигнута договоренность между президентами Дмитрием Медведевым и Курманбеком Бакиевым в 2009 г. Между тем, эти планы пересмотрены Бишкеком, под давлением Пекина, поскольку в советские годы база имела особое военно-стратегическое значение на китайском направлении. Естественно, подобные "заигрывания" Бакиева, до этого не выполнившего обещания Кремлювывести войска США с территории "Манаса", не могли не вызвать недовольство Москвы, которая, в то же время, осознавала, что Кыргызстан скорым шагом уходит в сферу влияния Китая, ставшего крупнейшим торговым партнером и инвестором кыргызской экономики.
В этой связи в Китае были, мягко говоря, не очень рады смещению Бакиева с поста президента, рассматривая в этом "след Кремля". За годы правления Бакиева Пекин сумелприбрать к рукам коррумпированную семью президента, окружение и ряд депутатов Жогорку Кенеша. Поэтому официально в Пекине придерживались строго сдержанной позиции, тогда как китайские эксперты считали апрельские события в качестве результата российско-американского геополитического соперничества в Центральной Азии.
Свидетели Ошских зверств утверждают, что в ходе трагических событий как кыргызами, так и узбеками применялось оружие китайского производства. Более того, в них участвовали около 700 человек кыргызской молодежи, включая охранников рынка "Датан". Как известно силовые структуры и таможня наиболее коррумпированные звения государственной власти Кыргызыстана получая взятки пропускали оружие, закомуфлированное под продукцию агропромышленного комплекса и пр. Тактика "подброса" оружия, как всем известно, использовалась Китаем во многих странах Африки и Азии, в том числе в соседнем Афганистане в период бывшего Советского Союза.
Так, какие же цели преследовал Китай и в чем был интерес в июньских событиях?
Во-первых,поддерживая Мырзакматова - ставленника Бакиева, Пекин хотел вернуть утраченное политико-экономическое влияние в Кыргызстане, особенно на Юге, житнице этой страны и региона реэкспорта китайского контрафакта в другие республики Центральной Азии.
После активизации усилий Москвы по военно-политическому присутствию в Канте, намерения создания тренировочных лагерей подготовки в Ошской области, в Пекине воспринимаютэти действия, как помноженный вызов, с учетом функционирования военной базы американцев в Манасе, геополитическим интересам КНР в этом регионе,фактически в получасе подлета американских и российских ВВС к границам поднебесной.
Во-вторых, это обеспокоенность Пекина потенциальной возможностью роста пантюркизма в Центральной Азии, вызывающей сепаратистские настроения уйгуров в Синьцзяне, где годом ранее произошлитрагические события в Урумчи. Китаю выгодно, чтобы страны Центральной Азии жили разрозненно, в постоянных противоречиях. Межэтнические столкновения между родственными уйгурам народами - кыргызами и узбеками -являются, с точки зрения Пекина, своего рода свидетельством неспособности тюркских народов жить в мире и взаимном согласии.
С этой подачи Пекина показателем неравнодушного отношения стран Центральной Азии - членов Шанхайской организации сотрудничества стало принятие ШОС общего заявления по июльским событиям в Урумчи 2009 г. Ни одна из стран ШОС, за исключением России, не опубликовала это заявление.Как видно, сколько бы Китай не стремился "завлечь" страны региона в выгодные экономические и кредитные проекты, центрально-азиатские государства испытывают сочувствие китайским уйгурам, притесняемых с начала образования КНР ханьцами.
В-третьих, в случае начала военных действий между Кыргызстаном и Узбекистаном, они привели бы к экономическому истощению республики и гуманитарной катастрофе. В итоге эти страны стали бы испытывать еще большую нужду в китайских дешевых товарах, на производстве и экспорте которых держится экономика СУАР.
В-четвертых,в Китае рассчитывали, что массовые жертвы среди узбеков в Оше и Джалал-Абаде вызовут жесткое негодование в соседнем Узбекистане, который, в свою очередь, будет рассматривать в этом "руку" Кремля. Пекинпытается вбить клин в отношения между Узбекистаном и Россией, стремясь снизить российское влияние в регионе.
Следует отметить, что Китай ещеиздревле использовал тактику стравливания тюркских племен и народов, чтобы ослабить их и создать почву для установления господства. В этом плане кыргызская элита в лице членов временного правительства проглотилапекинскую наживку, включившись в китайские политические игры, а Мырзакматов является в ней очередной пешкой, судьба которого остается зависимой от будущего зловещего сценария развития событий на "островке демократии" в Центральной Азии

Александр Мартиросов
martirosoff.al@yandex.ru

Источник - ЦентрАзия

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение