Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Языковая государственная программа 2020. Заговорим ли?

29.09.2010

Автор:

Теги:



23сентября Клуб Института политических решений (КИПР) открыл новый, осенний сезон – за клубным столом эксперты обсудили проект языковой государственной программы 2020. Решили, что телега впереди лошади не поедет. Начинать надо с мотивации, а не с количественных показателей, доминирующих в программе (роста числа казахоязычных детсадов, школ и вузов, увеличения процента документооборота на госязыке и т.д.).

"Языковая государственная программа 2020. Заговорим ли?"
или 12 мнений о логических тупиках, трудностях перевода, харизме носителей языка и неуместности административного ресурса

Мухтар Тайжан, Президент Фонда им. Болатхана Тайжана

Унас в Казахстане казахский язык не занимает подобающее ему место государственного языка. Эта ситуация никогда не изменится, пока мы кардинальным образом не поменяем государственную политику в сфере языка.Результаты обзора международного опыта показывают, что в основном методы в сфере языка очень жестко регулируются государством, применяютсяадминистративные ресурсы. Наше правительство чересчур гуманно в данном вопросе. Я считаю ошибочным отсутствие механизма принуждения перехода нагосударственный язык. Только при помощи данных механизмов появится спрос на язык. Государство должно создать этот спрос. Тем более что в Доктрине национального единства четко сказано, что каждый гражданин должен и обязан знать государственный язык.
Сегодня в школах экзамен по казахскому языку не влияет на баллы ЕНТ, соответственно, незачем его изучать. Это уже институциональная ошибка. Русский язык остается языком власти и СМИ. Можно сказать, что мы живем в российском информационном пространстве.
Что касается новой программы, по логике сначала должен приниматься Закон о языке, а потом уже различные программы, однако у насв стране все делается наоборот.
Задача проекта новой языковой программы – сохранить функции русского языка в Казахстане – изначально является ошибочной. Значит, казахский язык также сохранит свои функции, ив итоге мы получаем логический тупик. Если человек считает себя патриотом Казахстана, то он обязан знать казахский язык и на нем говорить.

Тимур Козырев, ведущий научный сотрудник КИСИ при Президенте РК

Упроекта новой государственной языковой программы есть свои плюсы и минусы. В качестве позитивных сторон выступают: установка на меры, ставящие целью принятия государственного казахского языка всем обществом; ориентированность в значительной мере на молодежь и детско-подростковый контингент; формулировка конкретных критериев результативности реализации программы; ориентированность на стандартизацию и учет мирового опыта языкового строительства.
Основныенедостатки – это неполный анализ реализации ряда конкретных целей, поставленных в Программе 2001-2010, отсутствие анализа причин неполной реализации поставленных целей и указание новых конкретных сроков; не раскрыта позитивная роль, которую может сыграть проект "Триединство языков" в повышении социального статуса казахоязычных граждан и, соответственно, самого казахского языка, поскольку путем разработки и внедрения методики обучения английскому языку напрямую через казахский язык можно добиться очень многого.
Если анализировать реализацию целей и задач, поставленных в предыдущих программах, то такие пункты, как разработка и внедрение системы эффективных механизмов государственного поощрения в сфере культуры, планомерное увеличение числа детских дошкольных учреждений с казахским языком воспитания и обучения, функционирование системы бесплатных языковых курсов по месту работы, обеспечение учащихся отечественными учебниками нового поколения,законодательное определение перечня профессий, специальностей и должностей, для которых необходимо знание государственного языка, широкое внедрение методов стимулирования и т.д. либо не достигнуты, либовыполнены не до конца. Особенно хотелось бы обратить внимание на пункт опривлечении к ответственности лиц, виновных в нарушении законодательства о языках. Административная ответственность сформулирована размыто.

Мадина Нургалиева, аналитик ИПР

В нашей стране практически отсутствует структурированный анализ результатов предыдущих программ. Совершенно очевидно доминирование количественных показателей над качественными. Допустим, по данным источников МОН РК 2010 г., в Казахстане существует 101 центр обучения казахскому языку, однако мало кто слышал о них.
Основные выводы анализа языковых программ: цели государственных программ развития языков2001 и 2010 гг. дублируют друг друга, отсутствует детальный анализ прошлой программы развития языков, мы наблюдаем низкую результативность предыдущей госпрограммы, языковая среда и информационное пространство остаются в большей степени русскоязычными, отсутствует мотивационная база изучения и употребления казахского языка.
Мы выступаем за то, чтобы новое поколение казахстанцев владело как минимум тремя языками – это наше конкурентное преимущество и ни в коем случае не ущемление какого-либо языка. Чрезмерная политизация языкового вопроса существенно осложняет его решение.

Ерлан Смайлов, модератор

Новый проект государственной программы можно охарактеризовать по принципу "телега впереди лошади". Потому как акцент делается сразу на административные и технические вещи: создание инфраструктуры, стандартизацию и т.п. Министерство культуры РК создавало программу "под себя". Им легче выделить деньги, все организовать административно, открыть многочисленные курсы, а потом посчитать и сказать: "Все нормально и никаких проблем нет". Но языка опять никто знать не будет.
Ана самом деле во главе всего должна учитываться именно внутренняя мотивация людей, которой до сих пор нет. Основная масса русскоязычного населения – это русские и городские казахи. Если рассматривать их сознание, оно более рациональное, более прагматичное. Необходимо сначаласоздавать спрос на язык, а уже затем спрос на изучение этого языка. Когда человек будет чувствовать, что его конкурентоспособность, его личная капитализация будет зависеть от знания государственного языка, тогда и появится спрос на его изучение. Лингвисты предлагают изучать мотивационную карту людей, тогда можно будет влиять на определенные точечные вещи, мотивировать и стимулировать на изучение казахского языка. Использовать технологии работы с массовым сознанием. Тогда и появится спрос на качественные курсы, центры обучения языку, возникнет рынок, конкуренция, туда придут инвестиции, системные игроки, эффективные методики. Вспомните ситуацию с английским языком в 90-х годах.

Алмат Азади, шеф-редактор газеты "DAT – общественная позиция"

Крометехнических вопросов изучения казахского языка надо обсуждать и такую сторону, как культура и даже, если хотите, харизму носителей данного языка. Мы пытаемся заинтересовать другие нации в изучении казахского языка, но как это будет происходить, если неказах видит, что носитель языка валяется пьяным на улице или матерится. Вот это как раз и есть внутренняя культура, достоинство которой сейчас лишь тлеет, но не горит.Коль мы являемся государствообразующей нацией, то должны подавать пример первыми, чтобы к нам тянулись и хотели узнать, как живет этот народ.

Канат Нуров, Президент научно-образовательного фонда "Аспандау"

Вобществе существуют стереотипы о том, что якобы русскоязычное населениепсихологически и ментально не воспринимает активное доминирование казахского языка. По моему мнению, это не так. К примеру, я русскоязычный казах, однако я в полной мере понимаю, насколько важен казахский язык, и нисколько не отвергаю его. Никто среди русскоязычных казахов не хочет, чтобы исчезла казахская культура. Многие хотели бы знать казахский даже лучше, чем русский.
Язык необходимо модернизировать с точки зрения научно-образовательных, административно-правовых функций и т.д. Ведь не секрет, что когда выходит проект какого-либо закона, то сначала он делается на русском языке, а уже потом его переводят на казахский. Мы ошибаемся, когда говорим о том, что 50% населения говорит на казахском языке. 1-2%, если брать небытовой язык. Не каждый казах сможет сказать, как перевести на государственный язык такие слова, как "сущность", "явление" и т.д. Модернизация категорий, терминов, понятий – это коллективное мышление.
Такженеобходимо учитывать и вопрос глобализации. Если мы в нее включаемся, то необходимо учитывать различные мировые тенденции. В частности я говорю об английском языке как о глобальной реальности и о русском языкекак о региональной реальности. Я свожу мысль к тому, что концепция триединства языков является более приоритетной для современного Казахстана. Потому что мы хотим, чтобы Казахстан остался общегражданскимгосударством, а не этнократическим. И в этом смысле предложение о применении административных ресурсов в языковой политике нашей страны является неуместным.

Юрий Бунаков, председатель русской общины Казахстана

Знаниегосударственного языка в наших условиях – это вопрос очень серьезный, имы ему придаем большое значение. Три года назад мы заключили сотруднический договор с Министерством культуры. В частности, проводим конкурсы знатоков казахского языка среди русской молодежи – республиканские конкурсы. Не нужно политизировать вопрос о казахском языке. Эту проблему создают искусственно.
На сегодняшний день около 50% населения Казахстана владеют государственным языком. Разве можно в таких условиях переводить делопроизводство полностью на казахский язык? Разве можно применять в обществе административные ресурсы и требовать, чтобы люди в общественных местах говорили только на государственном языке? Нелепое утверждение о том, что к 2020 году 95% населения заговорят на казахском языке. Это нонсенс. Если мы будем говорить о том,что русскоязычного населения на сегодняшний день пусть не 50%, а 30%, что же, мы хотим лишить их возможности общения и получения информации? Если ступить на такую стезю, мы доживем до того, что русское население задумается об отъезде из Казахстана, вслед за теми, которые уже уехали.
Ерлан Смайлов: "Не легче ли выучить язык и не уезжать?"
ЮрийБунаков: "Было бы правильней, если бы программа была нацелена на обучение казахскому языку именно молодежи, а не всего общества".

Дос Кошим, председатель ОО "Улт тагдыры"

Во-первых,триединство языков – это не закон, это message президента, если можно так сказать. Человек может знать несколько языков. Я, например, знаю арабский язык, мои дети знают английский. Но знание государственного языка – это должно быть обязанностью для всех.
Во-вторых, в проекте новой государственной языковой программы есть пункт о материальном поощрении того, кто хорошо или быстро изучает казахский язык. В этом плане интересно: сколько стоит гражданину исполнять свои обязанности? 10тысяч? 20 тысяч? Представители Министерства культуры не смогли ответитьнам на этот вопрос. Я против таких поощрений.
В-третьих, много разговоров идет о переводах. Перевод должен ограничиваться каким-либо сроком. Перевод государственного языка – это вообще позор. Никто не будет знать казахский язык, если есть переводчики.
Что касается мотивации, мне кажется, если у человека за 20 лет не пробудилось желаниявыучить казахский язык, то это никогда не случится. Должна создаваться необходимость, создаваться законом, если мы являемся правовым государством.

Ерболат Еркебуланов, лингвист, инициатор проекта "Казахстанцы и казахский язык"

Однойиз основных причин того, почему за 20 лет мы не можем выучить казахскийязык, является то, что люди, ответственные за эти программы, – казахоязычные. Соответственно, они не понимают, какие могут быть у общества проблемы с казахским языком. Еще в 2006 г. в газете "Литер" я предлагал, чтобы председателем комитета по языкам назначили человека русскоязычного, который бы сам изучал государственный язык. По крайней мере, он будет ясно видеть проблемы в изучении языка.
Одно дело – обучить казахскому языку ребенка, который до 12 лет впитывает все, как губка, и другое дело – взрослого человека. Я точно знаю, что многие русскоязычные казахи неоднократно пробовали выучить казахский язык, и это оказалось очень сложно. Одной из главных проблем является отсутствиенадлежащей инфраструктуры обучения. У нас есть различные учебники по казахскому языку, но они все включают в себя сложную методику. Необходимо внедрение поуровнего обучения, от простого к сложному.
Такженеобходим глубокий анализ предпочтений современного общества. Например,сегодня большинство людей уже не читают ни русскую, ни казахскую классику. В основном читают научную фантастику, детективы, альтернативную литературу и т.д. У нас в стране отсутствует интересная литература на государственном языке. Для сравнения я прочитал 50 книг наанглийском языке и всего четыре – на казахском. Это направление необходимо развивать и очень важно, чтобы государственные органы это понимали.

Галина Яровая, директор методического центра "Кеменгер"

Сейчаснужны современные вещи, быстрые и оперативные. Сама программа очень медленная. Три года будут думать "что же делать?", потом три года будут пробовать. Это уже шесть лет пройдет. То есть нет системы оперативного управления. Нет органов, которые бы отслеживали, смотрели, какие технологии работают или не работают, и была бы какая-то маневренность, возможность у чиновников или какого-то органа принимать оперативные решения. Ведь на самом деле никто не знает, сколько людей владеет казахским языком.
Насчет молодежи, я считаю, это принципиальное заблуждение. Нужно работать в первую очередь не с детьми, а со взрослыми. В той же Британии и Америке существуют системы, когда берут пожилых людей и уже в 70-80 лет учат их чему-то новому. У них принцип – лучше учить, чем лечить. Я уверена в том, что наше взрослое население определяет стереотипы нашего сознания. Надо менять этот социальный стереотип.
Какая-то часть негативной мотивации должна присутствовать вобществе всегда, однако для того, чтобы сохранить социальную стабильность, нам необходимо усиливать позитивную мотивацию. Нужно формировать любовь к процессу обучения.
Я считаю, что те, кто выпускает различные пособия, проводит обучающие курсы, занимаются самовыражением. Никто из них ни разу не действовал по принципам рынка, нет клиентоориентированности. У нас человек, который хочет изучить казахский язык, сам проводит маркетинговые исследования и определяет наиболее удобный путь обучения. Я предлагаю создать общенациональное движение, где люди могли бы помогать друг другу в обучении казахскому языку.

Ирина Смирнова, председатель РОО учителей и преподавателей "Ар-намыс"

Ясчитаю, что изучать казахский язык надо. У меня есть три частных детских сада, где дети говорят на трех языках: казахском, русском и английском. И когда приходят русскоязычные родители, они требуют, чтобы все преподавание велось на казахском языке и дети говорили на казахском.Так что протеста нет, противоречий никаких нет, все хотят выучить государственный язык. Главное теперь – создавать качественные и доступные курсы, чтобы все люди знали, куда им обращаться.

Асылбек Утебалиев, специалист по рекламе

Будьтеосторожны в своих желаниях – "благими намерениями вымощена дорога в ад". Одно дело, что у вас на уме, и совершенно другое, как вас поймут исполнители и преподнесут недружественные СМИ. На местах обязательно пойдут шокирующие перегибы, а медиа растрезвонят и испортят отношения с Россией.
Сейчас абсолютно все специалисты IT, маркетинга, многие технари получают свои знания из Интернета и русскоязычных книг. Хотите конкурентоспособных специалистов, общающихся на казахском языке, – переводите знания в режиме реального времени. Или безнадежно отстанем в экономическом развитии.
Государству с маленьким населением и большой территорией надо меньше, простите, выпендриваться и больше сосредоточиться на построении сильной экономики. Чем бедней страна – тембыстрей "порвут". Поэтому языковую программу надо разрабатывать, не нанося ущерб экономическому развитию республики.
А вообще при развитии языка надо ставить не на принуждение, а на "интересность" контента, тут Ерболат Еркебуланов абсолютно прав.

Ерлан Смайлов, модератор:

Подводяитоги сегодняшнего заседания, можно сказать о том, что на сегодняшний день в языковой ситуации происходят позитивные изменения: появляется всебольше школ с казахским языком обучения, все больше людей стремятся овладеть им. Однако многие задачи, поставленные предыдущей программой, не были достигнуты, казахоязычная среда не сформирована. Целесообразно было бы сделать качественный анализ результатов предыдущей языковой программы, открыто обсудить его в обществе. И двигаться дальше.
По проекту новой программы: она должна быть ориентирована на изучающего язык, а не на "удобство" реализации. Стратегическая цель – изменение языковой среды, качественные преобразования, а не только количественные показатели. Это требует сложной работы с социальными, культурными, психологическими настройками людей.
Мы предлагаем больше внимания уделять развитию внутренней мотивации у людей к изучению языка. Необходимо научное сопровождение изучения языка, например исследования трилингвистики. Также необходимо обратить внимание на некачественную инфраструктуру обучения государственному языку, она насаждена сверху и не находится в конкурентной среде. Важно активное продвижение языка через демонстрирование интересного процесса обучения. В этом плане было предложение о создании общественного движения по продвижению языка.
Набазе предложений и решений, высказанных в ходе заседания, КИПР подготовит рекомендации и направит их в Министерство культуры РК, представит общественности и СМИ.

Источник - Институт политических решений, Алматы

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение