Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Быть Нуртаем Абыкаевым.

26.09.2010

Автор:

Теги:
 

Алексей Власов

 

В последнем номере журнала «Форбс» опубликовано любопытное интервью с известным российским политиком Сергеем Шохиным, в котором он вместе со своими коллегами по кабинету Егора Гайдара вспоминают обстоятельства жизни в бурные 1990-е годы. Внимательно перечитав рассуждения творцов российского экономического чуда,  сопоставив детали отечественных реформ с реалиями современной казахстанской политики, со всей отчетливостью осознаешь: историческое время в наших странах критично не совпадает.

В России, фавориты 90-х давно оказались на обочине истории, уступив место второму, а теперь, похоже, третьему поколению питерских.  В Казахстане повестку дня до сих пор определяют ветераны политики, творцы Независимости.

 Новые фавориты в лице Карима Масимова потому-то и вырвались на первые места, поскольку сумели найти верную тональность, точный формат коммуникаций, подчеркнуто сервильное, в каких-то мелочах, отношение к поколению агашек. Хотя, конечно, тот же Карим Масимов или Асет Исекешев по психотипу едва ли совпадают с Нуртаем Абыкаевым или Канатом Саудабаевым. Но они чрезвычайно умело подстраиваются под единственно верную трактовку правил игры.  

В России, и это отчетливо следует из шохинских замечаний о духе 1990х, с самого начала складывался совершенно иной режим аппаратных, а шире - общеполитических изменений. Царь Борис то ли в силу определенных слабостей, то ли, напротив, будучи интуитивно дальновидным политиком, предоставил возможность сформироваться под своей мощной дланью сразу нескольким ментально разным, идеологически противостоящим друг другу, но в то же время внутренне целостным группам влияния, которые представляли собой не только сборную команду земляков или обслуживающий персонал олигархов, но и создавали при этом определенную добавленную стоимость политического продукта.

Путинская эпоха, конечно, многое поменяла, но сохранила возможность прорастания в аппаратной конкурентной среде ростков живой мысли, из которых до фазы зрелости доходит один из ста, но, все же, выживает, предстает чем-то меняющимся, переходящим в более высокие формы.

Проблемы казахстанской модели, на мой взгляд, как раз и заключаются в том, что старшее поколение политиков предстает как более целостное, более внутренне сильное, но при этом, в силу естественных причин, с недоверием воспринимающее большинство попыток новаций, а, значит, стратегически ограниченное в горизонте планирования. Вполне возможно, что никто, за исключением двух-трех "серых кардиналов"  фактически не знает в нынешних условиях, по какому пути следует двигаться дальше. И с отчетливым недоверием относится к попыткам «молодых» предложить собственное видение проблемы. Президент Назарбаев, напротив, четко видит ключевую цель, к которой надо стремиться и ждет от ближнего круга ответов на не озвученные публично вопросы - а как к этой цели дойти, сохранив необходимый уровень стабильности?

Но те ответы, которые дает ближний круг, удовлетворяют Лидера нации далеко не в полной мере. Сокращение каналов доступа к первому лицу, ограничение числа самых близких советников - это, конечно, во многом естественный процесс. В конце концов, можно элементарно устать от постоянного лицезрения одних и тех же людей, некоторые из которых не скрывают взаимной антипатии друг к другу. А значит, помимо всего прочего, нужно разруливать еще и персональные проблемы между вполне себе взрослыми людьми, которые в ряде случаев не могут переступить через собственные амбиции.

Безусловно, многое из описанного здесь существует и в российских реалиях, но большая часть проблемных зон урегулирует система, а не персональное вмешательство. В Казахстане так не получается, просто потому что система еще не выстроилась до конца. Нет трехсотлетнего опыта функционирования бюрократической модели.

Именно поэтому Нурсултан Назарбаев остро нуждается в "коммуникаторах", таких как Утемуратов, Абыкаев, покойный Ни. Они выполняют важнейшую селективную функцию, отбирая наиболее приемлемые проекты и сценарии, выполняя огромный объем черновой работы по разруливанию аппаратных интриг. А, в конечном счете, именно они и формировали единственно существующее в Казахстане конкурентное поле - поле борьбы между основными ФПГ.

Единственным человек, на мой взгляд, которому Нурсултан Назарбаев может сейчас вручить ключи от политического театра (с целью исполнения роли казахстанского Карабаса Барабаса) является Нуртай Абыкаев. Подобно сказочному прототипу он обладает необходимым для подобного случая уровнем глубокого скепсиса, холодной отчужденности и, в то же время, понимания истинных мотивов, которыми руководствуются остальные игроки на этой площадке.

Так что, быть Нуртаем Абыкаевым в данной ситуации означает  осуществление первого в истории страны постмодернистского проекта. Когда, решая задачи модернизации системы, заявленные Лидером нации, главные исполнители, обладают фактически теми же  инструментами управления, что и 20 лет назад - личным доверием 01 и четким пониманием аппаратных раскладов.

Почему постмодернизм? Да, потому что абсолютно прав Аверинцев - "Мы живем в эпоху, когда все слова уже сказаны". Казахстанским политикам, да впрочем как и российским  остаются лишь Цитаты из уже сказанного до них.  


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение