Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Андрей Гришин (Алматы): Иногда они остаются...

25.09.2010

Автор:

Теги:

После России на постсоветском пространстве Казахстан прочно удерживает второе место по привлекательности для рабочей силы из-за рубежа. Основные трудовые потоки идут из соседних Кыргызстана и Узбекистана, в значительно меньшей степени из Таджикистана, Туркменистана, Китая и Турции.

Как неоднократно заявляло правительство Республики Казахстана, стране удалось преодолеть последствия финансового кризиса. Однако тот же кризис, ударивший по множеству предприятий Казахстана (в первую очередь по строительному сектору), по крайней мере количественно, никак не отразился на численности трудовых мигрантов, прибывающих с других государств региона, но главным образом из Кыргызстана и Узбекистана.

Казахстанцы за время экономического подъема быстро свыклись с мыслью, что их страна стала своеобразным «богатым родственником» для своих соседей. Объективности ради надо признать, что причиной тому стали вовсе не прорывные экономические проекты, грамотное управление страной и какое-то отличительное трудолюбие самих казахстанцев. Всего-навсего банальное везение - большие запасы сырья и небольшое по численности население.

«Международная кризисная группа», неправительственная организация со штаб-квартирой в Брюсселе, в начале этого года опубликовала доклад «Центральная Азия: Мигранты и экономический кризис», где фигурирует цифра в два миллиона трудовых мигрантов, находящихся в Казахстане (для сравнения: население Казахстана составляет почти 16 с половиной миллионов). Правда, другие источники, например, Международная организация по миграции, говорят о миллионе трудовых мигрантов.

Во время встречи с Хабылсаятом Абишевым, главой Комитета по миграции Министерства труда и социальной защиты РК, тот привел свои данные. По его словам, всего годовая квота предполагает привлечь всего 63 работника из-за рубежа, притом нелегальная эмиграция достигает всего 20 тысяч человек. Так что разброс цифр от 20 тысяч до 2 миллионов предполагает, что истина, как водится, лежит посередине, и цифра в миллион человек больше похожа на правду.

Будучи в Астане я встретился с узбекскими строителями, выполнявшими высотные работы на одном из государственных объектов. «Кризис есть, - говорит 26-летний Бахтияр, - но никто из моих знакомых не ухал в Узбекистан. У вас все равно можно что-то найти. В Узбекистане у нас вообще нет шансов. Конечно, работать приходится много, без выходных, часто в опасных условиях, но что делать?»

В этому году две крупные правозащитные организации - Международная федерация по правам человека (FIDH) и Human Rights Watch опубликовали свои доклады, где подвергли критике казахстанские власти за их отношение к трудовым мигрантам, а также самих работодателей за то, что условия труда зачастую сравнимы с рабством.

«Миграционная политика Казахстана ограничивает возможности легального найма на работу, что делает положение мигрантов еще более уязвимым. Ссылаясь на последствия экономического кризиса, власти наполовину сократили квоты разрешений на работу. В то же время ими проводится вызывающая тревогу политика «национального приоритета». Система квот предусматривает выдачу разрешений на работу предприятиям-работодателям, а не самим трудящимся, что лишает последних возможности сменить работу, если работодатель нарушает их права» - пишется в докладе FIDH «Казахстан / Кыргызстан: Эксплуатация трудовых мигрантов, отказ в защите беженцам и лицам, ищущим убежища».

«Адский труд» - еще более красноречивое название дали своему докладу американские правозащитники из Human Rights Watch после завершения миссии, направленной на мониторинг условий работы мигрантов на табачных плантациях Алма-Атинской области.

Работники из Кыргызстана находятся в привилегированном отношении: как бы то ни было, эта страна заключила с Казахстаном двухстороннее соглашение относительно своих работников. Гораздо хуже обстоят дела у мигрантов из Узбекистана. Практически все они здесь нелегалы, но даже при возникновении форс-мажорных ситуаций они не могут обратиться в свое посольство, поскольку на родине их также подстерегают неприятности. Дело в том, что Узбекистан не признает масштабов безработицы, и по его законам граждане не могут выезжать на работу за рубеж.

Начиная с апреля, в ряде городов Казахстана проводились трехдневные полицейские операции «Мигрант». В зависимости от города во время облав на строительные и торговые объекты были выявлено от 300 до 2000 мигрантов, которые за нарушение норм пребывания в республике были выдворены за пределы Казахстана.

То, что полицейские облавы - это не выход, вынуждены признавать и казахстанские чиновники. Во время встречи вместе с миссией FIDH с Асель Нусуповой, вице-министром труда и социальной защиты, она призналась, что «новые правила, введенные в том году, не соответствуют реалиям сегодняшнего дня».

«Мы уже заняли жесткую позицию, чтобы поставить заслон на пути нелегальной миграции, и мы хотим усовершенствовать порядок привлечения мигрантов. Теперь мы хотим установить страновые квоты, это, скорее, пойдет на двустороннем заключении договоров. Казахстан подписал конвенцию СНГ о защите прав мигрантов: право на безопасный труд, минимальную заработную плату, возмещение за повреждения и минимальный объем бесплатного медицинского обслуживания», - сообщила она.

Представительство Международной организации по миграции в течение ряда лет сотрудничает с правительством в вопросе улучшения отношения к трудовым мигрантам. Однако офис МОМ настроен несколько пессимистично относительно попыток казахстанских властей навести порядок в потоке трудовой миграции. Пока что, помимо желания ввести страновые квоты, Казахстан уже ввел ежегодные квоты на привлечение трудовых сил из-за рубежа, о чем выше упомянул глава Комитета по миграции Министерства труда и социальной защиты. Но введенные меры уже продемонстрировали свою малоэффективность.

Помимо этого Международная организация по миграции пытается убедить власти Казахстана присоединиться к Международной конвенции о защите прав трудящихся мигрантов и членов их семей. В этих усилиях с офисом МОМ солидарен и Национальный центр по правам человека, однако правительство Республики Казахстан прекрасно понимает, что с присоединением к данной конвенции страна возлагает на себя дополнительные обязанности, а это очень обременительно.

В южно-казахстанском городе Чимкент существует своеобразный утренний рынок узбекских рабочих. Тем, кому не удастся себя продать, возвращаются обратно в Узбекистан, до которого всего 4 часа на автобусе. Сколько им удается заработать? При самом удачном раскладе, если получится найти долгосрочную или постоянную работу, не более 200 долларов США за месяц (в Астане и Алма-Ате до 300 долларов). С другой стороны, местные безработные отказываются от работы за такую оплату и в свою очередь переезжают в Алма-Ату или Астану. Узбекские рабочие настолько вне конкуренции по качеству и оплате труда, что их привлекают даже правозащитные организации, одновременно помогающие нелегальным иностранцам.

В стране до сих пор ощущается значительная нехватка профессионалов в разных отраслях экономики. И в этом случае работодатели сами делают все возможное, чтобы закрепить у себя приезжих. В Астане я познакомился и разговорился с промышленным альпинистом, родом из Узбекистана. На мой вопрос: не боится ли он последствий экономического кризиса, он ответил: «У нас постоянно кризис. А в Казахстане всегда можно найти работу, главное - уметь работать. Все равно «ваши» никогда не станут работать за те деньги, которые платят нам. А мы все стерпим...»

ОАЗИС


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение