Россия, Москва

info@ia-centr.ru

После Саммита. Ч.1.

19.09.2010

Автор:

Теги:

 

Встреча лидеров тюркского мира событие огромного геополитического значения. Хотя очевидно, что Баку, Анкара, Астана имеют разные мотивы с точки зрения своего участия в интеграционных проектах, направленных на создание союза тюркских государств. Геополитические интересы преобладают у Анкары, которая заинтересована в расширении своего влияния как на Южном Кавказе, так в Центральной Азии.

Тем более, что интересы Турции связаны не только с программами социокультурного, гуманитарного и образовательного сотрудничества в рамках организации ТЮРКСОЙ, но и с серьезной заявкой на то, чтобы Астана выступала в регионе самостоятельным игроком, таким же, как Пекин, Брюссель, Москва и Вашингтон, в Центральной Азии, опираясь на настроения определенной части интеллигенции этих стран, на идеи тюркского единства.

Конечно, эти шансы были выше в начале девяностых годов, когда Турция впервые вошла в этот регион на развалинах Советского Союза. Но сейчас, когда совершенно очевидно, что идея движения Анкары в Евросоюз откладывается на неопределенное время, на замену этому тренду  формируется новая евразийская составляющая продвижения Турции и ее геополитических интересов.

И Астана, на мой взгляд, эту партию в какой-то степени разыгрывает вместе с Анкарой. Другое дело, что интересы Нурсултана Назарбаева и казахстанской элиты лежат в сфере имиджевой стороны проекта. Ведь Казахстан, ни для кого не секрет, активно развивает целый спектр интеграционных проектов – ШОС, ЕврАзЭС и другие.

И это направление интеграции тюркского мира укладывается в имиджевую идею и представление о Нурсултане Назарбаеве как о главном евразийском интеграторе. Тем более что идея практического евразийства – это казахстанское ноу-хау, выдвинутое еще шестнадцать лет назад.

И, наконец, Азербайджан, который больше заинтересован в развитии двустороннего диалога по линии Баку – Анкара или, допустим, Баку – Астана. Но в целом Ильхам Алиев, не возражает, против идеи развития тюркских проектов в сфере экономики, энергетической сферы, ну и деятельности ТЮРКСОЙ.
Так что у каждой стороны свои интересы, а в целом пока ситуация с этим проектом неопределенная, возможно, из-за того, что на выходе каждая из сторон желает получить свои бонусы.

Что же касается позиции Ташкента, то  ответ абсолютно прост и ясен – ни в каких интеграционных структурах Ислам Каримов не горит желанием принимать участие. Ни под эгидой России, ни под эгидой Запада, ни с другими представителями тюркского мира, в данном случае, прежде всего, с Казахстаном и Турцией.

Причина двояка. Первое – это склонность Каримова выстраивать любые контакты на уровне двухсторонних отношений.

Второе – определенную играет роль отсутствие личного понимания с другими лидерами региона, которые остаются у власти с начала создания СНГ.

Я имею в виду отношения с Нурсултаном Назарбаевым.

Ташкенту проще формировать экономические, образовательные, гуманитарные проекты по тем линиям, которые выгодны самому узбекскому президенту. Поэтому говорить о перспективах участия Узбекистана в ШОС, ЕврАзЭС или в тюркской интеграции, мне кажется, было бы по меньшей мере наивным. Для Ислама Каримова прагматизм важнее, чем имидж государства-интегратора. Таковы реалии.

ВК


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение