Россия, Москва

info@ia-centr.ru

В. Табак:: Влияние внутригосударственного политического процесса на международный имидж приднестровья

04.09.2010

Автор:

Теги:

влияние внутригосударственного

политического процесса

на международный имидж приднестровья

Приднестровская Молдавская Республика – это суверенное независимое государство, существующее в новой постсоветской системе международных координат вот уже 20 лет. Однако до сих пор на политической карте мира нет указаний на эту небольшую республику, за рубежом о ней мало что известно и само государство до сих пор официально не признано. Тем не менее, наша республика поддерживает разноплановые экономические, торговые, политические, гуманитарные связи со странами не только ближнего, но и дальнего зарубежья. Де-факто существующая, республика продолжает оставаться де-юре непризнанной.

20 лет назад приднестровский народ, представляющий собой традиционный многовековой сплав различных национальностей, стержнем которого является национальная триада русских, молдаван и украинцев, сделала свой политический и гражданский выбор, заявив о себе как нации, способной на создание независимого государства. Краеугольным камнем созданного волей народов молодого государства стала полиэтничность, национальная, культурная, идеологическая и языковая толерантность между всеми этно-конфессиональными группами, населяющими плодородные земли вокруг Днестра. Вооруженная агрессия со стороны соседней Республики Молдова, не признавшей демократических перемен на левом берегу, провела разделительную черту прямо по судьбам обычных людей, став суровым испытанием, но одновременно и явным подтверждением правильности избранного пути по созданию собственной приднестровской государственности.

Сегодня война 1992 года является важным идеологическим компонентом Приднестровского государства. Борьба за независимость, многочисленные референдумы, деятельность российских миротворцев, особый политический режим, сложившийся в Приднестровье, экономическая блокада, срывы в переговорном процессе – это те вехи нашей новейшей истории, которые оказывают ощутимое политическое влияние и на современную жизнь республики.

Если для представителей органов власти и многих политиков Приднестровья основные политико-идеологические, экономические, правовые и иные угрозы исходят со стороны недружественной нам Республики Молдова, то ряд приднестровских политологов усматривает проблемы современного Приднестровья не только по причине воздействия внешних факторов – т.н. «объективных обстоятельств», но и видит в их основе специфические черты действующей власти, особенности проводимой ею социально-экономической политики и т.п.

Таким образом, альтернативная точка зрения на проблемы Приднестровья в XXI веке заключается в том, что сложившиеся политические тенденции в Приднестровском государстве, независимо от воздействия и отношения к ним со стороны РМ, способны повлиять на формирование образа Приднестровья в международном геополитическом контексте. В сущности, решение вопроса о негативных чертах имиджа государства сводится к тому, готова ли приднестровская элита бороться с негативными внутренними тенденциями или же продолжит довольствоваться реакцией на следствия.

Каково восприятие Приднестровского государства сегодня? Большинство граждан иностранных государств зачастую слабо ориентируются, где находится РМ, а о Приднестровье не слышали вовсе. Другая часть иностранцев получила информацию о ПМР с помощью зарубежных информагентств.

Каким представляется Приднестровье в англоязычных ресурсах сети Интернет? Чаще всего Приднестровье – это «breakaway region» (сепаратистский регион), «den of crime, hotbed of human rights abuses and a risk to international security» (логово преступной деятельности, очаг нарушений прав человека и риск для международной безопасности), «a bargaining chip in the often difficult relationship between Russia and Moldova» (разменная монета в сложных отношениях между Россией и Молдовой). Каковы бы не были эпитеты, характеризующие ПМР, наше государство устойчиво воспринимается как регион Молдовы, хотя не имеет фактически никакого отношения к соседнему государству.

Почему Приднестровье интересно Молдове? Потому что ПМР – это географически благоприятная территория, развитое промышленное производство и лакомый геополитический кусок. Все это заставляет официальных лиц РМ не терять надежды на возврат «приднестровского региона» под свой полный контроль. Вместе с тем 17 сентября 2006 года в Приднестровье прошел референдум, определяющий политическое будущее Приднестровской Молдавской Республики, в ходе которого абсолютное большинство граждан (97%) проголосовало за дальнейшее независимое развитие ПМР и последующее свободное присоединение к России. Таким образом, ни прошлая, ни современная официальная позиция властей РМ нисколько не учитывает мнения граждан Приднестровья, а потому представляется неприемлемой.

В то же время для менталитета приднестровского народа характерно понимание необходимости единства перед внешнеполитической угрозой и умение выявлять собственные недостатки и внутренние проблемы. Именно поэтому в государстве набирают политический вес силы, способные составить альтернативу действующему политическому режиму, которые связаны с крупными производственно-экономическими структурами Приднестровья.

Последнее десятилетие внутри государства параллельно развивались две политические тенденции: укрепление вертикали президентской власти и осознание и оформление своих политических амбиций со стороны бизнес элиты. До определенного момента такая дихотомия устраивала и экономическую, и административную элиту. Тем не менее, на волне формирования политических партий (в Приднестровье этот процесс начался позже, чем в РФ) выдвинулась сначала в форме движения, а затем и партии республиканская организация «Обновление». Не надо быть политологом, чтобы уловить основную идеологическую направленность партии, следуя смыслу названия – обновление государства начинается, прежде всего, с головы, т.е. политической элиты, государственных управленцев. В 2005 году в ПМР состоялись парламентские выборы, в ходе которых депутаты от «Обновления» получили большинство – 23 из 43 мест.

Появление в законодательном органе фракции партии «Обновление» и отдельных независимых кандидатов, преимущественно связанных с частным бизнесом, а с другой стороны, наличие фактически бессменного чиновничьего аппарата исполнительной ветви власти, напрямую подчиняющегося Президенту, – оформили предпосылки для серьезных политико-организационных противоречий между этими двумя полюсами.

Если на протяжении последнего десятилетия противоречия между двумя легитимными лидерами в лице исполнительной власти и законодательной носили спорадический характер и решались в рамках установленных процедур, то пик противостояния между ними пришелся на 2009 год, когда из латентной стадии данные противоречия перешли в открытую, став резонансным информационным поводом.

Внутриполитический конфликт начался с т.н. «инициативы 16» депутатов, направленной на изменение Конституции государства. Данный факт стал отправным событием для начавшейся серии ответных политических акций со стороны пропрезидентских сил, направленных против депутатов ВС ПМР. Самая провокационная из них заключалась в призыве со стороны общественных организаций осуществить сбор подписей за роспуск парламента. Ряд пикетов, ряд заявлений и опровержений в СМИ, апелляция к личным сторонам жизни депутатов – и горячая южная кровь вспыхнула в жилах не только исконных приднестровцев, но и тех, кто когда-то приехал в мирную Молдавию в поисках душевного спокойствия и новой жизни.

Безусловно данная страница не самая приятная в политической истории ПМР. Однако факт свершившихся событий необходимо учесть по нескольким соображениям:

1) во-первых, конфликт высветил такие проблемы политической системы как неразвитость механизмов разрешения правовых конфликтов, недостаточно высокий профессиональный уровень политической элиты, недостаток политической культуры, апатию населения к внутриполитическим вопросам;

2) во-вторых, конфликт стал резонансным поводом, активизировавшим подзабытые стереотипы в отношении Приднестровской Молдавской Республики – «черная дыра», «зона трафика и контрабанды», «бандитский анклав», «смирновский режим» и т.д. При этом, зарубежные журналисты и эксперты указывали на факт экономического противостояния между старой и новой элитой ПМР, в которой, с одной стороны, действующий Президент И.Н. Смирнов – символ авторитарного начала в политике, «несговорчивый лидер», с другой – лидер партии большинства Е.В. Шевчук – символ демократических перемен, более гибкий лидер, способный при определенных условиях сыграть в пользу РМ.

Возможно, такая трактовка политических событий груба и не имеет веских оснований для размышления, но все-таки она существует. Проекты Конституций, которые были предложены ВС ПМР и Президентом ПМР, в российской и украинской экспертной среде были оценены неудовлетворительно, получив общую характеристику как требующие существенной доработки в соответствии с общедемократическими принципами и с соблюдением принципа разделения властей и компетенций (А. Островский, В. Плигин, Ю. Шульженко, В. Чиркин, М. Виноградов, В. Коробов).

В свою очередь, западные эксперты, традиционно подчёркивающие недостатки приднестровской государственно-правовой системы и акцентирующие её «нелегитимность» и «недемократичность», в своих комментариях также заостряли внимание на появлении открытого вызова действующему политическому устройству и наличии конфликта между элитами (Джефри Дэниел Оуэн, Джерард Тоэл, Жизель Датс, Джоэль Петерс, Льюис О’Нилл, Эйки Берг, Рауль Туумла, Дэниел Гамильтон, Карлос Зурутуза; Университет имени Отто фон Герике в Магдебурге, Университет имени Гумбольдта в Берлине, Центр восточных исследований им. Марка Карпа в Варшаве).

Безусловно, в Приднестровье сегодня наличествуют формально-необходимые признаки демократии: признание народа источником власти, периодическая выборность и сменяемость центральных и местных органов государственной власти, провозглашение прав и свобод человека и гражданина и т.д. Однако остаются и некоторые проблемные с точки зрения политики узлы: наделение чрезмерными полномочиями исполнительной вертикали власти, напрямую подчиненной главе государства, наличие коллизий в реализации принципа разделения властей, отсутствие демократического контроля общества над работой министерств и ведомств, существование трудностей со свободой слова в СМИ, слабая развитость институтов гражданского общества.

Эти внутригосударственные недостатки должны быть изучены и переработаны политической элитой, игнорировать их – значит отпускать вожжи политических событий, давать глобальным процессам демократизации карт-бланш на тотальное изменение жизни в государстве. Демократия должна быть управляемой, но создание для нее искусственных преград – это всегда провокация, способная вызвать негативную реакцию со стороны граждан.

Приднестровье – молодое государство с неопределенным международным статусом и размытым имиджем. Приднестровские лидеры должны направлять свои усилия на придание позитивных черт образу республики, которые станут политическим мостиком на пути признания государства. Конечно, для этого нам необходима будет помощь России как очевидно авторитетного и сильного государства, способного повлиять на развитие событий здесь, в 1357 км от Москвы, в государстве, сравнимом по численности населения с Сахалинской областью, а по площади – с Ингушетией.

Приблизить реализацию главной внешнеполитической задачи Приднестровья способны не только позитивные аффирмации, но и ряд действенных мер, направленных на модернизацию государства. К таким мерам можно отнести:

1) отказ от морально устаревших и экономически невыгодных для бюджета форм властвования;

2) создание устойчивой и транспарентной системы рекрутирования элит;

3) формирование президентско-парламентской формы правления как переходной формы к парламентской, введение Правительства, как самостоятельного органа исполнительной власти, подотчетного и парламенту, и президенту;

4) предоставление СМИ свободы самостоятельно представлять информацию о жизнедеятельности Республики, первых государственных лиц, государственных органов, государственных организаций и т.д.;

5) ужесточение уголовного наказания за коррупцию, принятие антимонопольного законодательства;

6) создание условий для развития полноценного гражданского общества ПМР, способного указать власти на ошибки; поддержка механизмов взаимной связи «государство – общество» с целью получения объективной информации о поддержке со стороны населения тех или иных политических проектов;

7) повышение образования среди населения как лиц, принимающих решение о выборе тех или иных депутатов, Президента и т.д.; совершенствование мониторинга оценки деятельности политических лидеров среди населения;

8) ведение диалога различных элит в конструктивном русле, как единственно допустимом, поиск общего, а не различий;

9) подготовка и реализация государственной программы «Патриотическое воспитание молодежи»;

10) формирование всех государственных должностей и должностей государственной службы на профессиональной основе, создание гарантий на реализацию принципа недопустимости занятия бизнесом такими лицами.

И, наконец, разработка и принятие спустя 20 лет единой политико-идеологической платформы, в которой отправными пунктами должны стать:

– настоящий патриотизм,

– приоритет государственного интереса, в центре которого – благосостояние и успех здорового гражданина,

– самостоятельность в проведении политики,

– модернизация государственной власти и экономики,

– жесткая ответственность за правонарушения;

– создание государством гарантий прав и свобод человека и гражданина.

Реализация все вышеперечисленных мер возможна лишь при единстве политического сознания и воли. Понять в чем проблема и указать на возможные варианты решения помогают такие специалисты как политологи, социологи, экономисты, кризис-менеджеры. Но принять решение могут только властные компетентные органы, уполномоченные на это населением страны. Решение остается за ними.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение