Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Новый Ош не исключен

03.09.2010

Автор:

Теги:
Автор: Вера ИЛЬИНА
 Накануне парламентских выборов в Кыргызстане возможно очередное обострение ситуации. Причем спровоцирует его не Курманбек Бакиев, которого сегодня принято винить во всех грехах, а те политические силы, которые поймут, что победа им не светит.

В Кыргызстане приближаются парламентские выборы. О предвыборных раскладах и фаворитах избирательной гонки рассуждает эксперт Российского института стратегических исследований, политолог Аждар Куртов, по мнению которого, за оставшееся до выборов время в республике еще может случиться масса неожиданностей.

«Рука Кремля»

- Аждар Аширович, как бы вы могли охарактеризовать предвыборную обстановку в Кыргызстане? У кого больше шансов на победу?

- Сейчас завершается регистрация, и ясно, что далеко не все партии, желавшие принять участие в выборах, смогли выполнить необходимые для этого условия. Как финансовые, так и по количеству людей в регионах. У них партий до черта, и в некоторых количество участников составляет ничтожную величину. Поэтому реально в выборах примут участие, думаю, всего несколько партий, которые смогут преодолеть существующие нормы.

Что до фаворитов - это партии, которыми руководят Текебаев, Атамбаев, Сариев. Текебаев, что называется, стойкий оппозиционный боец. На его имидж работает и предъявленное недавно заочное обвинение брату экс-президента Жанышу Бакиеву в связи с героиновым скандалом. Сейчас якобы нашли доказательства того, что организатором этого дела был именно брат Бакиева.

Судя по тому, как развертывается избирательная борьба, я не могу сказать, что она протекает остро: традиционный компромат, попытки получить поддержку Кремля, но однозначной победы одного соперника над другим не видно. Вряд ли кто-то наберет больше 50 процентов, и вряд ли большое число голосов получат наспех созданные политструктуры (часть которых возрождена из ранее существовавших в КР партий, в свое время ликвидированных).

- Все ли кыргызские партии борются за поддержку Кремля, или часть из них все же ориентирована на Запад?

- Открыто разыгрывать антироссийскую карту, публично декларируя, что нужно ориентироваться на США и снизить уровень отношений с Россией, в настоящее время в Кыргызстане невозможно. Эта партия не набрала бы поддержку вообще.

Другое дело, что среди участников избирательного марафона есть откровенно националистические политические образования. Они не то чтобы антироссийские. Один из их благостных лозунгов провозглашает величие титульной нации. Но одновременно имеется откровенный подтекст, направленный в основном не против русских, а против узбеков. А российскую поддержку большинство людей действительно ищет. Вообще, в КР есть стойкое убеждение, что Бакиева свалил именно Кремль...

- И не только в Кыргызстане есть это убеждение...

- И финансовые средства некоторые соискатели рассчитывают получить от России - причем не обязательно от официальных структур. Ведь они затеяли изменения в хозяйствовании, говорят о национализации части собственности, намереваясь пустить по второму обороту ряд привлекательных объектов собственности. И под это дело, за какое-то тайное финансовое вспомоществование, могут раздаваться обещания потенциальным российским инвесторам.

- А вот что касается официальной позиции Кремля по поводу выборов: она уже каким-то образом выражена?

- Как вы понимаете, эта официальная позиция выражалась не в плане выборов и предпочтений, а в плане заявлений общего толка, вроде тех, что прозвучали на саммите в Ереване. Медведев сказал Отунбаевой, что Россия не оставит Кыргызстан, окажет помощь в восстановлении республики. Обычные публичные дипломатические обещания. А конкретных больших шагов по их выполнению, выделения какого-то внушительного транша за этим не последовало.

- Получается, что у Кремля каких-то фаворитов нет?

- По крайней мере, это не озвучивается. С моей точки зрения, из набора людей, претендующих в парламент, интересен Сариев. Хотя он и не безупречен с точки зрения юридической чистоты проводимых им действий, но он хотя бы не замаран откровенным национализмом либо какими-то акциями, связанными с антироссийским прошлым. И то, что он не публичный политик, а хозяйственник, Москве может быть более выгодно. Ожидать от Кыргызстана каких-то блестящих успехов в политической сфере не приходится, но Москва может быть заинтересована в том, чтобы Кыргызстан хотя бы не проваливался дальше в экономическую трясину.

«Узбеки - главные враги»

- Вы упомянули о националистических лозунгах. Но их ведь наверняка используют не только некие маргинальные, никому не известные мелкие партии?

- Эти лозунги есть и у Текебаева, и у достаточно большого количества участников, которые пользуются поддержкой населения. Ну, сами события на юге говорят о том, что национализм в крови у значительного числа представителей «титульной нации» Кыргызстана, коль скоро они там стали жечь университеты и громить дома своих соседей.

- И чего хотят «националисты»?

- Не совсем состоявшееся - в таком, постсоветском смысле - государство всегда болезненно переживает свое состояние. Очень часто такая нация видит выход в создании мифотворчества - и о своем историческом прошлом, и о том, кто реально мешает ей жить и двигаться вперед, так, как двигаются вперед ее соседи. Естественно, что поиск врагов идет как в прошлом, так и в настоящем. Для Кыргызстана это те, кто живет рядом, кто, может, немножко побогаче, более успешен, более многочислен и так далее. Узбеки - это первые кандидаты на место таких врагов.

- Насколько опасно муссировать подобные темы на уровне предвыборных деклараций?

- Это очень опасная вещь. Мы знаем, чем кончались поиски врагов в Европе в XX веке, да и в нынешнем. А уж в Азии при отсутствии традиции ведения политического процесса в определенных рамках, без кровопролития, это тем более опасно. Но, к сожалению, националистические лозунги - особенно для аграрного населения республики - очень привлекательны. Все-таки значительная часть людей, у которых есть что-то в голове, получивших какое-то минимальное образование, эмигрировали из республики работать гастарбайтерами, а на селе остаются люди, очень восприимчивые к такого рода лозунгам. Ведь очень просто вину за собственное неблагополучие свалить на кого-то.

- Что еще обещают кандидаты в парламент помимо лучшей жизни для избранных?

- У них разные лозунги. Утопические, как у большевиков. Пересмотрим отношения с Китаем по границе, или с Казахстаном по санаториям, или разорвем некоторые договоры, заключенные правительством Бакиева-Акаева с инвесторами - в том числе с российскими. И откуда-то, значит, появится богатство. То есть все держится исключительно на эксплуатации не очень разумных обывательских представлений о том, как должна протекать экономическая и политическая жизнь в республике. Они хотят всего достичь быстро. Но популистские лозунги у разных политических сил во время избирательных кампаний, как известно, присутствуют очень часто. Ими не брезгуют даже те лидеры, которые понимают их бесперспективность.

- А что еще, кроме популизма, можно отметить в нынешнем кыргызском политическом тренде?

- Дело даже не в партиях, не в программных лозунгах, не в программах, которые сейчас будут соревноваться, а в лидерах. Кыргызы голосуют за своих. Если быть совсем точным - за своих земляков. Большинство их партий образовано по земляческому или региональному признаку под конкретную личность. Плохая она или хорошая, мелет откровенную чушь или говорит здравые вещи - не самое главное. Голосуют за своих.

Возможно всякое...

- Некоторые аналитики ранее предупреждали, что кыргызский парламент будет худшим вариантом украинской Рады. Согласны ли вы с этим утверждением?

- В известной степени это так. В Раде существуют разные политические партии - разные как раз не в смысле земляческих отношений, а в идеологии. Это многообразие для Украины -болезнь роста. Они, конечно, могут очень своеобразно проводить парламентские дискуссии, швыряться друг в друга стульями, вырывать микрофон у спикера, закидывать его яйцами. Это со стороны смотрится дико. Но в Кыргызстане проблема не в этом. Там борьба будет разворачиваться не столько вокруг идеологии или каких-то принципиальных вопросов, как на Украине - на кого ориентироваться во внешнеполитическом курсе и так далее - сколько за места, доступ к каким-то ключевым объектам собственности.

То есть борьба будет идти за совершенно осязаемые преференции. И в этом смысле кыргызский парламент действительно хуже, чем украинская Рада. Но пока они процесс удерживают. Сам факт проведения выборов - это нормально, хотя некоторые заявления могут вылиться не пойми во что. Я имею в виду заявления мэра Оша о том, что он не будет подчиняться центральному правительству. Дезинтеграция может пойти дальше - он может не признать результат выборов, может объявить их сфальсифицированными и так далее.

- На той же Украине, как мы знаем, есть большая любительница объявлять выборы сфальсифицированными и с пеной у рта доказывать свою правоту.

- Я думаю, то же самое будет в Кыргызстане.

- А кто может начать этот процесс?

- Любой, кто проиграет выборы, заявит, что были фальсификации. Пропорциональная избирательная система, которая существует в КР, действительно позволяет фальсифицировать выборы - в том случае, если нет какой-то общенациональной силы. А у них ее нет. Землячества - и все. Поэтому им наверняка не будут нравиться результаты выборов в соседней области, где земляков мало. И они будут считать, что там-то выборы и сфальсифицированы.

- А возможны до выборов какие-то мощные катаклизмы?

- Я этого не исключаю. Скорее, это может быть юг республики, чем север. Там могут быть самые разные ситуации. Чем ближе к выборам - тем больше. Ведь проигрыш будет понятен некоторым политическим силам еще до выборов. Есть способы замеров - это социология, например. Будут искать способы сорвать выборы менее затратными способами, чтобы победа не досталась никому.

- Судя по списку партий, подавших документы в ЦИК, кое-кто из них образовал блоки. После выборов, по-вашему, они сохранятся?

- Сохранятся ли нынешние союзы после выборов - вопрос открытый. Одно дело - делить шкуру неубитого медведя, места, которые ты еще не получил, и совершенно другое - когда этих мест может оказаться не так много. Поскольку вряд ли в парламенте будет доминировать одна сила, им придется договариваться - значит, поступаться какими-то местами членов кабинета. Фигурально выражаясь, биться будут за должности министров, отвечающих за экономику, налоги, силовые структуры, МИД. И мало кому будет интересен пост, например, министра образования. Не очень значимым (по политическому весу) союзникам будут отдавать эти места. То есть, когда выборы пройдут и начнется формирование кабинета, блок может распасться.

- На ваш взгляд, Отунбаева кого-то поддерживает? Как вы оцениваете ее позицию?

- Формально она должна быть «над схваткой», но реально она все равно участник этой кампании, поскольку скрепляет подписями решения, которые ей все время подсовывает часть ее соратников. И эти решения, скажем так, политически конъюнктурны. И Бекназарова она вынуждена часто поддерживать - что в иных условиях, не выборных, она, возможно, не стала бы делать. Как лидер второй революции, она тяготеет к силам, наделившим ее президентской властью. И она должна относиться к своим соратникам хорошо. Наверняка у нее розданы какие-то политические обещания, и эти обещания она выполняет, чтобы не лишиться опоры в нынешний сложный период истории Кыргызстана. Так что она поддерживает их всех, не давая поводов для упреков в выделении какой-то конкретной личности в качестве фаворита.

http://www.respublika-kaz.info/news/politics/10469

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение