Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Газовые трубы апокалипсиса или Национальная небезопасность

02.09.2010

Автор:

Теги:
Расул Рысмамбетов источник - КазТАГ

 

Журналист, когда пишет на чрезвычайно важные, по его мнению, темы для государства - вопросах безопасности нации, будущих ее поколений - регулярно спрашивает себя: "Смогу ли я изменить ход вещей? Затронет ли мой материал сердца людей и кошельки чиновников - чтобы как-то улучшить ситуацию?" Как правило, ход вещей не меняется. И об этих вещах приходится писать безо всякой надежды, из стыда перед собой, перед людьми, что подобное творилось в его время.

В данном материале не только голые факты. Моя воля - интерпретировать их. Быть может, интерпретация неверна и ситуация не так плачевна как кажется - однако констатация тенденций и выводы в этой статье сделаны одним человеком, а не исследовательским институтом. Буду рад ошибиться в этой щекотливой теме.

В конце июня, казахстанский парламент одобрил соглашение между правительствами РК и КНР о строительстве газопровода Казахстан-Китай. Напомню, речь идет о двух газопроводах: Туркменистан - Китай (Азиатский газопровод, запущенный в декабре 2009 года, 1300 км которого проходят через Казахстан) и Бейнеу-Бозой-Акбулак (из Мангистауской области на юг РК; строительство должно начаться в этом году). Оба газопровода будут построены на китайский заем, чтобы транспортировать в КНР газ из Туркменистана, Узбекистана и Казахстана.

Дополнительный протокол (подписан 14 октября 2009 в Пекине) к первоначальному договору (подписан в 2007 году), меняет правила деятельности создаваемого для строительства газопровода совместного казахстанско-китайского предприятия на территории Казахстана. 

Главное в документе, что нам дадут денег в обмен на "неприменение норм законодательства РК в части приобретения товаров, работ и услуг, а также освобождение данного СП от уплаты таможенных пошлин, таможенных сборов и налога на добавленную стоимость, за некоторым исключением корпоративного подоходного налога и налога на имущество до даты завершения возврата заемных средств, привлеченных для строительства второго участка".

Казахстанско-китайское СП не будет отчитываться за казахстанское содержание, не будет выплачивать почти никаких налогов, пока Казахстан не вернет китайского займа. Газопровод Бейнеу-Бозой обойдется нашей стране в $3-3,5 млрд. Не считая другого китайского займа в $7 млрд на строительство азиатского газопровода.

Такие уникальные преференции для китайской компании могут вызвать крайнее удивление у западных компаний - BritishPetroleum, BritishGas, Eni, Agip, Chevron - которые вложились в нашу нефть, когда Казахстан для всего мира был не страной, а пятном на карте вокруг Байконура и Семипалатинского полигона. А мировая цена на нефть была слишком низка для быстрой окупаемости.

Чары газовой трубы

Целесообразность строительства газопровода в Китай очевидна. 25% нашей нефти и так находится под контролем китайских компаний. И Поднебесная испытывает сильный дефицит газа, потому что работает над своей экологией, переводя объекты на потребление газа. Импорт газа в КНР будет расти.

Поэтому транзит и поставка газа в КНР могут быть прибыльными - если мы будем диктовать цену и тарифы. Китай - если понимать мотивацию его действий - может стать на какое-то время нашим могучим партнером и союзником. Увы, у казахстанских чиновников это не получается - сделать так, чтобы чужие деньги принесли пользу Казахстану

И проблемы, существующие с газопроводами АГП (Азиатский газопровод) и ББ (Бейнеу-Бозой), уже сейчас угрожают национальной безопасности РК.

Китай инициировал переговоры о газопроводе из Туркменистана в 2006 году, когда кризис был неминуем, а КНР была крупнейшим держателем долга разных стран в долларах США. Одной из основных задач китайских стратегов была конвертация виртуального долга крупных держав в реальную зависимость мелких соседних стран.

Несмотря на то, что существовали сомнения в газовом потенциале некоторых регионов Туркменистана, китайцы инициировали переговоры на всем протяжении будущего газопровода - с предложением выделить кредит на беспроигрышный вариант - поставка и/или транзит газа, который КНР обязуется закупать. Опытные китайские переговорщики и финансисты встретились с ключевыми нефтегазовыми фигурами в Центральной Азии, решили вопрос положительно и поблагодарили всех причастных лиц, включая казахстанских чиновников и их родственников.

Как сообщили информированные источники в нефтегазовых кругах Туркменистана и КНР - стороны заранее договорились перевести часть средств на строительство газопровода через китайские оффшорные банки на Каймановых островах. В том числе и на газопровод Казахстан - Китай.

На втором этапе переговоров, за некоторое время до первого транша, было принято устное решение, что китайские подрядчики примут активное участие в строительстве АГП. Для этого был открыт ряд казахстанских компаний с китайскими учредителями. Как сообщил один китайский подрядчик, реальная доля китайских компаний в строительно-монтажных работах на газопроводе колеблется в районе 40-60% всех работ. Понятно, что все эти компании перечислили полученные за работу деньги обратно в Китай. Очень большую долю оборудования для АГП также пришлось покупать в КНР, по требованию китайской стороны.

После получения всех средств на строительство в долларах США в конце 2008- начале 2009 года, из Астаны пришло распоряжение перевести все в тенге. Молниеносная девальвация тенге привела к многомиллиардным убыткам компании - не менее 60 млрд тенге.

Стратагема нехитра. Китай дает деньги Казахстану, чтобы построить газопровод. СП тратит чуть ли не половину средств на китайских подрядчиков. Вывод: Китай дал нам деньги и забрал их обратно через подрядчиков. Вообще, наша республика и на свои деньги постаралась бы протянуть трубу, а вот в обход Казахстана газопровода не построить - то есть Китаю нужнее мы, чем Китай нам. Несмотря на профессионализм переговорщиков со стороны КНР, им бы вряд ли удалось втянуть нас в эту долговую яму без братской помощи казахстанских чиновников, чьи имена уже вписаны золотом в разные документы.

Почему долговая яма? Потому что тариф газопровода может не дать ожидаемой прибыли, с которой мы должны были возвращать кредит китайским банкам.

Как сообщалось, начальный тариф на прокачку по казахстанскому участку азиатского газопровода составит в районе $3,5 за 1 тыс. кубометров на 100 км. Китайская сторона заявляла, что именно этот газопровод должен транспортировать 30 млрд кубометров, а затем и 40 млрд кубометров в год. Тариф рассчитывался из этих данных, однако себестоимость транспортировки снижается от увеличения объемов прокачки. Туркменская сторона изменила начальную прокачку - с 10 млрд кубометров до 6 млрд в 2010 году. Это свидетельствует о том, что на данный момент (если основываться на старых данных 2007 года, представленных в правительство) себестоимость должна быть на уровне тарифа или даже немного превышать его. По старым данным - себестоимость прокачки будет стремиться к $4 долларам. Значит, каждый кубометр газа может приносить убыток Казахстану.

Объемы туркменского газа пока не растут (и вряд ли вырастут в ближайшее время). Поэтому китайские компании начали активную агитационную кампанию в Узбекистане - чтобы "Узбекнефтегаз" начал заполнять пустую трубу. Вместе с этим, Казахстану и Китаю показалось целесообразным начать строительство газопровода Бейнеу-Бозой-Акбулак. Проект считался социальным, и его планировалось осуществить на казахстанские средства. Однако у китайских партнеров было контрпредложение - китайские банки финансируют полную стоимость постройки, а за это забирают 5 млрд кубометров в год. Источник в финансовой отрасли сообщил, что когда казахстанские партнеры согласились на это предложение - их сердечно поблагодарили китайские братья. А потом китайская нефтегазовая компания предложила отправлять все 10 млрд кубометров на экспорт в Китай, а остаток (если он будет) - поставлять казахстанским потребителям в южных регионах, где потребление составляло 3,8 млрд кубометров в 2008 году - в пик кризиса.

Китайцы также продавили казахстанских патриотов-чиновников, чтобы строили Бейнеу-Бозой-Акбулак опять же китайские компании с использованием китайских рабочих, строительных материалов - с чем согласился казахстанский парламент.

Один из менеджеров CNPC поделился в частной беседе, что его корпорация является гарантом займа, на который строится газопровод Казахстан-Китай. С его слов, когда срок гарантии CNPC на этот кредит истечет (2014 год), и если компания оператор газопровода АГП будет в убытке, то китайская сторона сможет выкупить долю Казахстана в этих компаниях и станет 100% владельцем трубы. CNPC может забрать себе трубу за долги. Обзор ситуации показывает, что ТОО АГП будет крайне тяжело стать прибыльным предприятием с текущими убытками в десятки миллионов долларов и тарифом близким к (если не ниже) себестоимости.

Как поделился источник в Пекине, ввиду перспективы перехода АГП под полный китайский контроль, китайские переговорщики просят сделать ТОО "Азиатский газопровод" оператором трубы и не давать такие полномочия АО "КазТрансГаз", который хоть немного, но мог бы пытаться защищать интересы РК в этом проекте.

Более того, китайцы настояли, чтобы страховала почти $7-миллиардный проект именно китайская компания. А пока обсуждался вопрос страховки, самая дорогая труба Казахстана работала без страховки, т.е. под ответственность всей страны.

Сухой остаток

Подытоживая эту горку информации, хотелось бы вывести сухой остаток. Китайцы выделили Казахстану кредит, чтобы мы построили для КНР газопровод на своей территории. Эта труба интересна, в первую очередь, именно Поднебесной и узкой группе казахстанских лоббистов, но, тем не менее, кто-то взял на всю страну бремя короткого кредита за очень длинный проект.

В логику экономической политики суверенного государства ложится схема, когда казахстанские компании выполняют заказ CNPC - безо всякого кредита. Мы сами выбираем поставщиков и подрядчиков и китайцы получают газовую трубу, а мы деньги. А сейчас китайские компании получили газовую трубу, получили деньги за ее строительство, получат контроль над инфраструктурой - а мы остались должны непонятно за что. И еще рискуем остаться в убытке - если транзит газа не увеличится.

В обозримом будущем у нас не предвидится значительных валютных поступлений, чтобы окупить проект транспортировки газа. Если китайские партнеры не смогут продлить кредит, нам придется рассчитываться "натурой" - т.е. месторождениями и сырьем.

Допустим, китайцы захотят взять "натурой" - наиболее интересной выглядит версия, что 10% Карачаганака предназначались для CNPC. По настоянию старших товарищей, один профильный министр совершал тайный вояж в Лондон весной - уговорить KarachaganakPetroleumOperating отдаться по любви нашему правительству. Можно сказать, что выторговать 10% у KPO было имиджевым проектом для узкой группы казахстанских чиновников. Есть также вариант доли в PetroKazakhstan - чтобы рассчитаться за ненужный нам кредит на строительство малонужного газопровода.

У РК и КНР уже есть один подобный проект - нефтепровод, запущенный в 2005 году. С учетом того, что он транспортировал всего 8 млн тонн в 2009 году вместо ожидаемых 10 млн тонн- газопровод в Китай может ждать та же пустая судьба. Однако газопроводы сделают то, ради чего они были на самом деле придуманы и построены - усилят зависимое положение Казахстана от Китая. Дружить можно только с равным, а равенство в политике и экономике - динамический вид баланса. Недостаточно объявить Китай другом и партнером на бумаге - надо еще пытаться заслужить эту дружбу, партнерство и внушить уважение к Казахстану.

В заключение добавлю, что и позиции КНР в газовом вопросе не настолько сильны, насколько кажется. Недавно ряд казахстанских чиновников серьезно ратовали за пересмотр СРП с западными компаниями, которые были заключены под шуршание купюр, клятвенные обещания, брызги шампанского и слезы искренней дружбы. Неудивительно, что основной казахстанский переговорщик не выдержал непоследовательности такого поворота дел и уволился, прислав заявление по факсу из США.

Можно сказать, что на данный момент китайское лобби в казахстанском истеблишменте сильно пока деньги текут к нам рекой - пусть даже в долг.

Некоторые казахстанские и китайские чиновники в газовом вопросе пользуются весьма газообразными схемами - что будет слабым звеном, когда китайское лобби в Астане ослабнет и начнется пересмотр ранее заключенных договоренностей. Это - вопрос времени.

Поэтому главное для китайских и казахстанских чиновников не просто срывать банк и тащить все деньги на Каймановы острова или другие оффшоры, а попытаться создать прочную базу для будущих отношений между РК и КНР - пусть даже речь идет о такой небесспорной форме сотрудничества как газопровод. Неужели казахстанские чиновники, которых благодарят китайцы, не понимают - все благодарности им документируются, собираются в папку и завтра могут всплыть в разных обстоятельствах? Как можно быть таким наивным? Да уже сейчас китайские партнеры не особо блюдут секретность благодарностей - коль уж это ушло в прессу.

Неужели нельзя договориться так, чтобы обе стороны были в выигрыше? Китай - бесспорно, самый интересный партнер для сотрудничества, партнерства и дружбы.

В данной статье, я постарался избегать упоминания, как и кто выкупал землю под газопроводы, брал кредиты для участия тендерах, закупал трубы, цемент, кабель, устанавливал основания для труб и еще с десяток пунктов - о которых, не скрываясь, рассказывают китайские специалисты. И которые нелестно характеризуют способность обеих сторон к равноправному сотрудничеству.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение