Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Российская база в Армении: прагматизм или долгосрочная стратегия присутствия?

28.08.2010

Автор:

Теги:

Российская база вАрмении: прагматизм или долгосрочная стратегия присутствия?

Александр Караваев.

 

В ходе официального визита Дмитрия Медведева в Ереван,президент России подписал протокол меняющий содержание договора от 1995 года опорядке размещения 102 российской военной базы в Армении. Главная идея вносимыхизменений  – юридическое закреплениезадачи долгосрочного обеспечения безопасности Армении со стороны России:пребывание базы будет продлено на 49 лет с автоматической пролонгацией напоследующие пятилетние периоды.

 

Данный шаг выглядит как продолжение линии заданнойхарьковскими соглашениями по Севастополю. Естественно в другом контексте. ДляУкраины Россия предложила дешевый газ, программу масштабных инвестиций иторговых преференций. В случае с Арменией обыграна действенная в местномполитическом ландшафте ставка на перманентную угрозу со стороны соседей: Турциии Азербайджана. Если суммировать оба соглашения и еще вспомнить о новых базах вАбхазии, да плюс к тому не забыть и Габалинскую РЛС арендованную у Азербайджана(срок аренды истекает в 2012 году), то мы имеем дело с очевидным развитием –военно-стратегическое присутствие России в черноморо-каспийском регионе фундируетсяна полвека.

 

Можно ли говорить о некой новой стратегии Москвы пока не ясно.Военное присутствие необходимо рассматривать в комплексе с другими элементамивнешней политики и экономического влияния государства. Политическую рольроссийской базы в Гюмри также необходимо рассмотреть с разных позиций.

 

Начнем с того, что собственно представляет база как военныйобъект. В ее состав включены мотострелковые, танковые и артиллерийскиеподразделения. Личный состав порядка 3,5 тысячи человек, к этому надо прибавитьчасть офицеров переведенных в Армении после вывода российских баз из Ахалкалакии Батуми в 2007 году. Они размещены по военным городкам в Гюмри и Ереване.Вместе с семьями служащих базы набирается около 7 тысяч. Половина офицеров ипочти сто процентов солдат-контрактников – это армяне, получившие сравнительнонедавно и российское гражданство (обязательное условие службы на любойзаграничной российской базе). Ротация предусмотрена через 5 лет службы.Офицерам и солдатам-контрактникам предлагают продолжить службу на территории России,чаще всего в СКВО (42 мотострелковая дивизия). Главная «изюминка», отличающаябазу от других подобных объектов -- авиагруппа из 18 истребителей МиГ-29 ибатарея зенитно-ракетных систем С-300В. ЗРК поставлена на боевое дежурство в рамкахОбъединенной системы ПВО СНГ в 2002 году. Базу в Армении часто называют внешнимфорпостом российской оборонительной системы на Кавказе, по идее она призвана стыковатьчерноморский и каспийский регион безопасности. Система ПВО должна блокироватьнатовские самолеты ДРЛО "Авакс", постановщики помех "TR-1",сбивать баллистические и крылатые ракеты. От Гюмри до ближайшей базы НАТО втурецком Инджерлике – около 180 километров, до турецкой границы - семь. Однако,строго говоря, этот объект лишь осколок мощной стратегической системыбезопасности развернутой в советские годы вдоль границ Турции и Ирана. Тогдаготовились к ядерной войне. Сегодня эта база предназначена для блокирования крупныхрегиональных конфликтов. Но воздушное сообщение Армении с Россией, за счеткоторого и снабжается объект, осуществляется через воздушный коридор проходящийнад территорией Грузии и Азербайджана. Грузия показала, что в состоянии сбиватьроссийские военные самолеты (три Су-25, два Су-24 и один Ту-22М3). Такимобразом, в отсутствии интегральной системы региональной безопасности, база вГюмри пока является отдельной «точкой», скорее содействующей интересам Армениии лишь в перспективе ее можно рассматривать как объект несущий потенциальныйресурс усиления влияния России.

 

Но учитывая, что решение о продлении базирования обращено вбудущее, его нужно признать прагматичным. Стало общепринятой аксиомой – «прагматизм»заменяет стратегию в эпохи отсутствия последней. Это не плохой выход, учитывая объективнуюдля Москвы трудность определить четкую стратегическую линию в этой части мира. Прагматизмзаключается в пролонгации военного объекта обеспечивающего присутствие России настыке интересов США, Турции и Ирана. Уровень конфликтности в будущем здесь явноне снизится, а количество вызовов будет возрастать. Если Россия уйдет изАрмении, ее заменят другие державы. При этом степень потенциальнойнапряженности качественно не снизится, но вектор опасностей будет направлен ужене в пользу экономическим интересам России в регионе: речь идет не только овлиянии России в Армении, но и в Азербайджане.

 

Анализируя роль этой базы необходимо сохранять в поле зренияобщее содержание российской военной повестки. Москва ставит задачу выстроить ссоюзниками непрерывную, поверх конфронтационных узлов, систему безопасности на постсоветскомпространстве. Есть ли к тому военные ресурсы и политическая возможность -- вопросдискуссионный. Если говорить о ресурсах, то определенные шаги в этомнаправлении делаются. Президент Медведев объявил полуторократное увеличениерасходов на закупки современных  вооружений и рассчитывает за 10 лет получитьсовершенно по-новому оснащенную армию. Такая армия в глазах соседей должнастать привлекательной структурой для сотрудничества и совместных операций.

С другой стороны, пока очень трудно говорить о военнойинтеграции. Хороших примеров очень мало. Но, тем не менее, после 2008 года заметноразвивается тренд стягивания российского поля безопасности в СНГ. В периодактивности администрации Джорджа Буша эти действия Москвы подавлялись встречнойполитикой, большую роль в которой играла тема расширения НАТО. С очереднымприходом к власти республиканцев этот тренд, безусловно, продолжится. Теперь жеоткрылось временное окно, небольшой исторический промежуток, связанный спрезидентством Барака Обамы. В этот период у Москвы есть шанс выстроитьдолгоиграющие и конструктивно эффективные связи не только в областибезопасности, но и в экономике. Наиболее четко это проявилось с Украиной. Этот моментроссийско-американского потепления удачно резонировал с изменениемполитического поля Украины, предвещающего долгое правление команды Януковича и,соответственно, возникновение удобной для Москвы формы диалога с Киевом.

 

На фоне Украины, Армения выглядит гораздо более стабильным военнымпартнером и кажется надолго пророссиской. Оранжевого поворота в стране не было.Политическое руководство Армении всегда отличалось высокой степенью комплиментарностик Москве, отсюда можно сделать вывод, что и «новые модернизаторы» которые вперспективе сорока лет (период действия договора о базе) придут к власти вАрмении также не станут делать резких разворотов в сторону от России.

Но Москва запомнила урок преподнесенный ей Саакашвили. Напомнимпредысторию вывода российских баз из Грузии. В соответствии с решениями БорисаЕльцина, принятыми на саммите ОБСЕ в Стамбуле в 1999 году, Москва подтвердиланамерение вывести все военные базы из Грузии. Считается, что четких временныхпараметров вывода перед Москвой не ставили, и тем более юридическихобязательств на уровне российско-грузинских соглашений публично несуществовало. С приходом к власти Михаила Саакашвили и началом конфронтации,грузинская дипломатия проявила недюжую активность, доказывая необходимостьвывести российские базы максимально быстро. В мае 2005 года, глава МИД СаломеЗурабишвили привезла в Москву соглашение о выводе баз в течении трех лет. СергейИванов, в те годы в должности министра обороны говорил о техническойневозможности вывода базы из Ахалкалаки и Батуми до 2012 года. Как известно, к середине2007 года базы были выведены полностью. Вспоминая эту феерическую историю,Москва видимо стремится застраховаться от подобных кульбитов местной политики.Нынешняя Армения конечно не Грузия, в политическом сознании высокая рольфактора Карабаха, и соответственно опасения турецкой экспансии иазербайджанского реванша. Но на уровне риторики в Армении уже есть политики,которые ставят пребывание российской базы под вопрос. А если подобные «революционеры»придут к власти?

Обратим внимание на еще один аспект, речь идет о конкуренциисистем безопасности. Перспектива НАТО в будущем для Армении не закрыта. В 2007году, выступая на конференции "Южный Кавказ в XXI веке – проблемы иперспективы" спецпредставитель генсека НАТО в странах Южного Кавказа иЦентральной Азии Роберт Симонс сказал прямо, что если правительство Армениибольше не пожелает, чтоб на его территории присутствовали российские военныебазы, то альянс будет содействовать в этом вопросе Еревану. Западные дипломатыв Ереване постоянно подчеркивают участие Армении в операциях НАТО в Косово иИраке. Поощряют развитие натовских программ в рамках IPAP. Все это конечно стимулируетосознание новых вариантов армянской безопасности.

При волевом повороте карабахской проблемы в сторону ееразрешения снимутся опасения перед азербайджанской военной операцией. Изменятсяакценты и тогда на весь комплекс армянских проблем прозападная политическаяэлита Еревана может посмотреть под другим углом зрения. В логике такой модернизациибезопасность Армении не может быть монополизирована Россией. Армянскаянезависимость не связана с наличием российских или иных внешних сил на еетерритории. Значит, возможны варианты, что ставит под сомнение необходимостьсохранения базы как российской. Подобные тенденции уже проявляются. К примеру, запоследние три года охрана армянских границ постепенно переходит от пограничныхвойск ФСБ РФ в руки Еревана,  хотяпоначалу она полностью зависела от российских пограничников.

Поэтому протокол, который подписал Медведев определеннымобразом страхует интересы военного доминирования России от возможного вперспективе радикального евро-тренда Армении. Сохраняя эту базу Россия остаетсяучастником как большой так и местной геополитической игры. Сейчас это неработает в полной мере, но для будущего, возможно, станет ресурсом. Кстати,похожим образом, с продлением аренды может решиться судьба Габалинской станцииПРО в Азербайджане после 2012 года. Но это другая тема.

 

Протокол по Гюмри, также показывает трудности взаимодействиячерез коллективную организацию. Выстроенные в рамках ОДКБ механизмы кошмарно негибки, сопряжены с колоссальным политическим обременением. По настоящемурабочим остается лишь вектор укрепления двустороннего сотрудничества. Онработает в отличие от прочих. К примеру, в разных аспектах безопасности Москваработает с Баку (противодействие исламизму, борьба с наркотрафиком, обеспечениесистемы ПВО, поставки техники, военное образование), одновременно осуществляяеще более тесное взаимодействие по тем же вопросам и еще ряду других сЕреваном. В рамках ОДКБ это было бы невозможно. По настоящему радикальные прорывыв подобном взаимодействии возникают пока только напрямую. Их надо старатьсябыстро фиксировать серьезными долгосрочными документами, потому как местнаяполитическая жизнь очень изменчива, а коллективные решения вечно запаздывают.

 

Наконец, в контексте этого протокола стоит поговорить овлиянии российской базы на карабахский конфликт. В определенном смыслепролонгация пребывания базы является результатом армянского лоббирования. Вданном случае выгодный для Армении результат – сохранение российской военнойгруппировки совпадает с российскими интересами геополитического влияния. ВАрмении считают, что Россия должна выступить гарантом ее безопасности в случаевоенного сценария карабахского конфликта. Ситуация не очевидная. Но многофакторов говорит о том, что Россия не станет существенным образом вмешиваться вслучае решения Баку начать боевые действия за возращения своих территорий. УМосквы остаются юридические возможности не вмешиваться в этот конфликт, если онне пересечет государственные границы Армении. Учитывая отношения с Баку (веськомплекс экономического и военного сотрудничества), Москва будет стремитьсямаксимально удержать стороны от эскалации, но одновременно сохраняя дистанцию вслучае военной конфронтации.

У этого сюжета есть и более оптимистичный исход. В случаеуспеха армяно-азербайджанских переговоров о судьбе районов вокруг Карабаха базав Гюмри становится элементом гарантий Армении, и соответственно на переходныйпериод армянским властям Карабаха, при отводе их войск из данной зоны. Определеннаяясность относительно этого сценария возможно появится в начале сентября в ходевизита Дмитрия Медведева в Баку.

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение