Россия, Москва

info@ia-centr.ru

П. А. Рыков: Кабинет из песка и в тумане. Ч.2

16.08.2010

Автор:

Теги:

 Кефир навсегда.

 Оценка деятельности любого правительство, независимо от политической окраски и клановых интересов, определяется тем, насколько успешно оно справляется со своей  важнейшей функцией  - регуляцией экономической жизни государства.   Экономический кризис и беспрецедентное падение ВВП и доходов четко обозначило две задачи, решение которых предполагает использование разных, порой взаимоисключающих  подходов. 

 С одной стороны, правительству необходимо не допустить дефолта и сократить дефицит бюджета. С другой стороны, нельзя забывать и о разработке долгосрочной экономической стратегии. И если с первой задачей власть скорее справляется, чем нет, то  ясного ответа на вопрос, какой должна быть экономическая стратегия, по-прежнему нет. 

Озвученную премьером цифру в  6, 5 %  можно считать  весьма неплохим  экономическим успехом правительства, если не брать во внимание два обстоятельства. Первое - база для нынешнего номинально роста ВВП и промышленного производства, связанная с  относительной стабилизацией на мировых финансовых рынках и повышением цен на основное  экспортное сырье, была заложена раньше, как минимум осенью  2009 года. Второе - текущие показатели высчитываются  относительно катастрофических показателей  прошлого года, ставшего для Украины самым черным за последние  15 лет.

Скрытую газовую субсидию, полученную по Харьковским договоренностям, следует также считать важной антикризисной мерой, однако, представляется, что  ее значение для украинской   экономики слишком преувеличенно. 

 «Газофлот» только констатировал факт, давно ставший  «секретом Полишинеля»: Киев сегодня не хочет и не может платить по среднеевропейским ценам, устанавливаемым  Газпромом, а прошлогодний газовый договор Тимошенко - Путин являлся лишь временным  перемирием, необходимым  для выхода из крайне неприглядной ситуации, сложившейся после отключения поставок европейским потребителям.

В действительности, Украина  с самого начала перестала выполнять условия контракта, не выкупая положенного по договор объем газа, что, впрочем, не особенно расстраивало  российскую  сторону, которая  стала использовать   стремительно накапливающуюся многомиллиардную пеню в качестве мощного  инструмента давления на своего партнера. 

В апреле все тайное стало явным: Москва фактически признала январский договор  недействительным (во всяком случае, те статьи, в которых говорилось о переходе западного соседа на «рыночную» систему оплаты поставляемого из России газа), а Киев согласился оставить Черноморский флот еще на 25 лет. Между тем,  никакого снижения в  реальности не произошло, цена на газ  лишь не возросла, оставшись практически на уровне прошлогодней.В этих условиях правительство пошло по проторенной уже не одним кабинетом  дороге, договорившись о новом    кредите от МВФ.

Не говоря уж о морально - этической стороне вопроса, когда дети  вынуждены платить за грехи  и долги своих  отцов,  стоит отметить, что  очередной транш вряд ли следует относить к категории «легких денег»,  так как расплачиваться за кредит Украине  приходиться уже сегодня: реформами,   необходимость и полезность которых  отнюдь не доказана. Вопреки укоренившемуся  в мировой публицистике мнению, что международный валютный фонд и чикагская экономическая  школа обладает чудодейственными универсальными  рецептами спасения стран, практика отнюдь не всегда подтверждает это.

Примеры России середины  90-х и  Аргентины начала двухтысячных, находящихся в преддефолтном состоянии Венгрии и Греции, скорее свидетельствует об обратном. На самом деле   то,  что сегодня многие пытаются представить как азбучную истину, является в лучшем случае слабодоказанной теоремой. Прежде всего, представляется  слишком формализованным подход к решению экономических проблем. Финансовая  система,  если исходить из господствующей экономической теории, существует и работает как бы автономно, независимо,  если и не от остальной экономики, то от общественных институтов. В качестве главного критерия выздоровления или  заболевания страны  зачастую берутся формальные количественные, а не качественные показатели. Наиболее типичен в этом смысле взгляд на пенсионную реформу.

Но  крайняя неустроенность пенсионной системы,  сложившейся в постсоветских станах, имеет гораздо более глубокую причину, весьма слабо  связанную непосредственно с финансовым сектором экономики, а именно - низкую рождаемость. Эта проблема является общей для всех стран Европы с христианскими корнями, принадлежащих к одной цивилизационной общности,  и очень слабо коррелирует  с показателями подушевого ВВП.

Судя по данным журнала «Экономист», наибольшие демографические потери за годы своей независимости понесли страны т.н. «славянского блока» - Россия, Украина и Белоруссия. В тоже время  самый высокий  естественный прирост наблюдается в значительно  более бедных государствах, исповедующих ислам. Однако демографическая проблема оставалась и продолжается оставаться в  тени деятельности всех правительств независимой Украины, если не считать введение т.н. материнского капитала, которое так и осталось главным, если не единственным социальным обещанием, выполненным после «оранжевой революции».История с  разработкой проекта налогового кодекса наглядно демонстрирует, насколько для кабинета  Николая Азарова идея  экономических преобразований и выработка стратегии  вторичны по сравнению с  необходимостью срочного  пополнения бюджета «живыми» деньгами.

Документ,  который, исходя из заявлений представителей экономического блока правительства,  должен был стать Magna Carta для расширения внутреннего рынка и развития малого и среднего бизнеса и инноваций, на деле превратился  в бумагу,  выполняющую исключительно фискальную функцию.И лишь ожесточенная критика бизнес - сообщества и опасения «регионалов» относительно возникновения еще одной фронды накануне уже проанонсированных  местных выборов вынудили внести небольшие изменения в проект налогового кодекса и снизить ставку подоходного налога на один процент.

Здесь  уместно напомнить о дискуссии, возникшей в  2007 году между главой партии «Реформы и порядок», одним  из самых известных украинских радикал-либералов 90-х годов Виктором Пинзеником и  сегодняшним премьером Николаем Азаровым. Первый, критикуя правительство регионалов, аргументировал свою позицию тем, что деньги из бюджета лучше давать конечным потребителям — гражданам страны, чтобы они могли купить себе что-нибудь конкретное, например, кефир. В ином случае деньги, выделяемые из бюджета, будут разворованы и не дойдут до конкретного гражданина. Его оппонент такой подход называл «политикой проедания», призывая в ответ строить объекты инфраструктуры, например, мосты и дороги. Однако, похоже, что сегодня позиция Азарова (если мы конечно под этим подразумеваем не красивые слова и заманчивые лозунги, а реальные действия ), изменилась. Условные дороги оказались слишком затратным проектом, и правительство по-прежнему   выбирает «кефир», который вот уже второй  десяток лет остается главным смыслообразующим элементом украинской экономики.

 

   

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение