Россия, Москва

info@ia-centr.ru

66 лет назад Елгава была освобождена от нацизма

12.08.2010

Автор:

Теги:

Виктор Гущин

Празднование годовщины освобождения Елгавы от нацизма вновь стало традицией совсем недавно, лишь после того, как образованное в 2004 году на волне протестов против пресловутой «школьной реформы» Елгавское общество русской культуры «Вече» встало на ноги. До этого никаких памятных мероприятий не проводилось. В последние несколько лет помощь «Вече» в организации празднования оказывает фонд «Воинская память десантного братства».

 

Возложение цветов к мемориалу в Привокзальном парке

Этапы боев

Бои за полное и окончательное изгнание из Елгавы немецкой армии и подразделений Латышского добровольческого легиона СС продолжались более двух с половиной месяцев – с 28 июля до середины октября 1944 года.

В общей истории боев за город можно выделить три периода.

Первый период: 28 июля – 31 июля – характеризуется ведением боев за овладение Красной Армией левобережной частью города и изгнанием отсюда немцев и латышских легионеров СС.

Второй период: 1 августа – 15 августа – отмечен выводом ряда соединений Красной Армии из Елгавы, активным контрнаступлением немецких частей и бы­стрым повторным захватом города. Части Красной Армии, начиная уже со 2 августа (по другим данным – с 6 августа), ведут упорные бои за возврат утраченных позиций и в конечном итоге вновь овладевают левобережной частью Елгавы. Линия фронта стабилизируется по реке Лиелупе – на ее правом берегу до середины октября в окопах сидят не­мецкие солдаты и латышские легионеры.

Третий период: 15 августа – 14 октября – характеризуется ожесточенными боями на территории Елгавского уезда, частыми ружейно-пулеметными и артиллерийскими обстрелами левобережной части Елгавы. Наступление 1-го Прибалтийского фронта на Мемельском направлении в начале октября и продолжение наступления войск 2-го и 3-го Прибалтийских фронтов 8–10 октября на Ригу вынудили немец­кие войска начать 12 октября отвод своих войск сначала от Риги, а затем и от Елгавы. В результате, начиная с 14 октября,  правобережная часть Елгавы перешла под контроль Красной Армии, но на территории уезда бои продолжались еще целых семь месяцев – до мая 1945 года.

Затяжной характер боев за Елгаву был обусловлен тем обстоятельством, что главной целью Шяуляйско-Митавской наступательной операции, которую осуществляли войска 1-го Прибалтийского фронта под командованием генерала армии И.Х. Баграмяна, был прорыв к Риге и отсечение от Курлянд­ской группировки немцев войск группы армий «Север».

В полосе наступления 1-го Прибалтийского фронта после успешных боевых действий на шяуляйском направлении войска ударной группировки глубоко вклинились в расположение противника. В этих условиях возникла острая необходимость повернуть главные силы войск фронта против угрожавшей им немецкой 16-й армии из группы армий «Север». Необходимо было ударом на север, в общем направлении на Ригу, отбросить 16-ю армию за Западную Двину (Даугаву), что должно было способствовать 2-му и 3-му Прибалтийским фронтам в разгроме основных сил группы армий «Север».

Командующий 1-м Прибалтийским фронтом генерал армии И.Х. Баграмян вспоминал: «Руководствуясь такими соображениями, мы решили продолжать продвижение на запад в районе Шяуляя и южнее только силами 2-й гвардейской армии, а остальные силы фронта перенацелить на рижское направление с тем, чтобы 3-й гвардейский механизированный корпус и главные силы 51-й армии могли бы прорваться к побережью Рижского залива, а 6-й гвардейской и 43-й армиями выйти к Западной Двине.

Перенос главного удара на рижское направление, к нашей радости, был одобрен представителем Ставки маршалом А.М. Василевским. Теперь мы могли уже без колебаний бросить вслед за 3-м гвардейским механизированным корпусом все, что можно было к этому времени высвободить. Поэтому я приказал командующему 51-й армией генерал-лейтенанту Я.Г. Крейзеру оставить временно в районе Шяуляя один стрелковый корпус, а остальными силами развивать успех на Елгаву (Митаву)»[1].

Елгавчане знакомятся с выставкой «Бои за Елгаву.
28 июля – 14 октября 1944 года»

Как только начались бои за Елгаву, 8-я гвардейская механизированная бригада под командованием полковника С.Д. Кремера из 3-го гвардейского Сталинградского механизированного корпуса генерал-лейтенанта В.Т. Обухова получила приказ овладеть городом Тукумс. Выполняя боевую задачу, советские танкисты выбили гитлеровцев из Тукумса и частью сил вышли к Рижскому заливу в районе Клапкалнциемса. Академик А.М. Самсонов в своей книге «От Волги до Балтики» пишет: «30 июля в 23.30 воинская часть вышла на берег Рижского залива. Перед гвардейцами открылась безбрежная водная поверхность, которая на горизонте сливалась с сумерками наступавшей ночи. Море! Незабываемым очарованием было овеяно это слово для тех, первых воинов Красной Армии, которые вышли к берегам родной Балтики…»[2]. Три бутылки с водой, взятой из Рижского залива, были тут же отправлены в Москву и во время очередного заседания Государственного Комитета Обороны стояли на столе Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина.

Фрагменты экспозиции под открытым небом

Однако достигнутый успех закрепить не удалось. К 20 августа немецкое командование стянуло к району Тукумса значительные силы, и гитлеровцы контрударами с нескольких направлений оттеснили советские войска от залива, создав 30-километровый коридор, обеспечивающий связь группы армий «Север» с Восточной Пруссией[3]. В связи с этим правобережная часть Елгавы оставалась в руках немцев и латышских легионеров Waffen SS до середины октября 1944 года.

Освобождение Елгавы

Вечером 23 сентября командующему 1-м Прибалтийским фронтом И.Х. Баграмяну позвонил Верховный Главнокомандующий и спросил, как идет наступление на Ригу. «Я доложил, – вспоминал И.Баграмян, – что передовые соединения нашего фронта вышли уже на ближайшие подступы к Риге, однако и сопротивление врага с каждым днем нарастает.

Выслушав мой доклад, Сталин спросил:

– Как вы считаете, товарищ Баграмян, насколько целесообразно нам ввязываться и дальше в затяжные бои с Рижской группировкой противника в условиях лесисто-болотистой местности, изрезанной к тому же большим количеством рек и озер, чрезвычайно затрудняющих наступление наших войск?

Я ответил, что, как видно, командование группы армий «Север» разгадало наш замысел по овладению Ригой и поэтому весьма серьезно подготовилось к отражению наших ударов в этом районе. Силы и средства, которыми располагает противник, в сочетании с явно невыгодными для нас условиями местности не сулят нам скорой победы. Больше того, в этих боях мы можем понести тяжелые непоправимые потери.

– И еще есть одно важное обстоятельство, которое нельзя сбрасывать со счетов, – добавил я, поняв, что Сталин продолжает внимательно слушать, – не исключена возможность, что в таких условиях главные силы противника могут беспрепятственно ускользнуть из района Риги в Восточную Пруссию.

Выслушав меня, Сталин довольным голосом заключил:

– Я рад, что вы правильно уяснили себе сложившуюся обстановку. Вам легче будет понять новую задачу, которую наши войска завтра получат. Мы решили прекратить дальнейшее наступление войск вашего фронта на Рижском направлении и в кратчайший срок перегруппировать их в район Шяуляя с тем, чтобы решительным ударом на Мемель прорваться к Балтийскому морю и отрезать пути отхода прибалтийской группировки противника в Восточную Пруссию.

Немного помолчав, Сталин закончил:

– Сумеете ли вы начать наступление на Мемельском направлении, скажем, в начале октября?

Я невольно задумался. Жалко было, конечно, уходить от Риги, когда до нее оставалось, что называется, рукой подать…

Мое затянувшееся молчание было воспринято Сталиным как неуверенность в своих силах. И он с уже резко выраженным акцентом, свидетельствующим о нарастающем раздражении, повторил:

– Что же вы замолчали: не по плечу такая задача?!

Я, стараясь быть спокойным, ответил:

– Нет, товарищ Семенов, раз нужно – справимся!

– Ну, что же, тогда желаю успеха, – уже более тепло попрощался Верховный Главнокомандующий»[4].

На следующий день И.Х. Баграмян получил письменную директиву Ставки Верховного Главнокомандования, согласно которой предстояло перегруппировать 6-ю гвардейскую, 43-ю, 51-ю общевойсковые армии и 5-ю гвардейскую танковую армию с рижского направления в район Шяуляя и отсюда нанести удар в общем направлении на Мемель с целью выхода на побережье Балтийского моря на участке Паланга – Мемель – устье реки Неман и тем самым перерезать пути отступления в Восточную Пруссию всей вражеской группировке, находившейся в Латвии. Начало наступления было намечено на начало октября.

Войска остальных Прибалтийских фронтов должны были продолжать наступление с целью скорейшего освобождения столицы Латвии. Причем командующий 2-м Прибалтийским фронтом генерал армии А.И. Еременко должен был двумя своими левофланговыми армиями сменить войска 1-го Прибалтийского фронта вплоть до Ауце. На Краснознаменный Балтийский флот возлагалась задача прервать морские сообщения немцев и блокировать Ригу с моря.

За шесть следующих дней в район Шяуляя скрытно были переброшены три общевойсковые и одна танковые армии из состава 1-го Прибалтийского фронта, а также один стрелковый корпус из резерва Ставки, два отдельных танковых и один механизированный корпуса, не считая других частей и соединений армейского и фронтового подчинения. Всего на расстояние от 80 до 240 километров было переброшено свыше полумиллиона солдат, 9300 орудий и минометов, а также 1340 танков и самоходно-артиллерийских установок[5].

Командование немецко-фашистских войск не только не разгадало подготовку наступления 1-го Прибалтийского фронта на мемельском направлении, но и само решило укрепить свои позиции в Латвии, наметив новое мощное наступление по сходящимся направлениям из районов севернее Елгавы и юго-западнее Шяуляя. Это наступление немцы рассчитывали начать 3–4 октября. Но войска 1-го Прибалтийского фронта сумели упредить врага. Только 2 октября немецко-фашистское командование начало догадываться о сосредоточении советских войск в районе Шяуляя.

Командующий группой армий «Север» генерал-полковник Шернер вынужден был обратиться к Гитлеру за разрешением отвести свои войска на Тукумский оборонительный рубеж. Гитлер, поняв, что Рига как важный порт теряет для него свое значение, а последний находившийся в распоряжении группы армий «Север» крупный Лиепайский порт поставлен под угрозу захвата советскими войсками, разрешил начать отход из Риги с вечера 12 октября[6].

В начале октября 279-ю стрелковую дивизию 51-й армии, бойцы которой сидели в окопах в Елгаве на левом берегу реки Лиелупе, сменили части 3-й ударной армии. А с 12 октября, из-за угрозы за­хвата Красной Армией Риги, началось отступление немецких войск и латышских легионеров и с позиций на правом берегу реки Лиелупе.

Однако бои за Елгаву на этом не закончились. 14 октября в 4 часа утра отдельный саперный батальон 308-й Латышской стрел­ковой дивизии 130-го Латышского стрелкового корпуса, обнаружив отход противника из Риги, овладел насе­ленными пунктами Наркевичи и Блияс и двинулся дальше, к шоссе и железной дороге Рига–Елгава, чтобы перерезать их и продолжить наступление в направлении Елгавы. Участник этих событий Влади­мир Климашевский, командир взвода 301-го отдельного саперного батальона 308-й Латышской стрелко­вой дивизии 130-го Латышского стрелкового корпуса, вспоминает:

– Рано утром 14 октября части 308-й Латышской стрелковой дивизии начали наступление из Риги в направлении Елгавы. На Елгаву наступал и 301-й отдельный саперный батальон, в составе ко­торого был и мой 1-й взвод. Во взводе было 28 человек, из них человек 20, наверное, – латыши. Помком­взвода у меня был латыш по имени Мартыньш. Погиб он, к сожалению.

Когда мы двигались вдоль шоссе Рига–Елгава, немецкая авиация сильно бомбила и обстреливала до­рогу. Стреляла и немецкая артиллерия. Мартыньш же решил перебежать через дорогу. Я ему кричу: «Куда ты, постой!», а он не слышит и бежит прямо под пули. Похоронить его мы не успели. Не до того было. Задача была идти и идти вперед.

Недалеко от Сахарного завода мы переправились через Лиелупе и со стороны Воздушного моста начали продвигаться к Елгаве. Здесь были еще немцы. Уже в первом бою был смертельно ранен командир роты. Я взял командование ротой на себя. Немцы постоянно контратаковали. Для того чтобы вынудить их от­ступить, наша артиллерия выдвинулась вперед для стрельбы прямой наводкой. Но тут случилась беда – немецкая мина угодила в кабину автомашины, в которой находились снаряды и солдаты боевого рас­чета. Артиллеристы погибли. Машина загорелась. Я дал команду тушить огонь и выгружать снаряды. Одновременно развернули пушку и стали стрелять по немцам прямой наводкой.

После того как Елгава окончательно была очищена от немцев, наш батальон проводил разминирование городских улиц и зданий. Мое подразделение разминировало мост через Дриксу – под обрушивши­мися в воду фермами моста немцы подвесили связки мин и заложили взрывчатку. Размещались в эти дни мы в Елгавском дворце, в помещении, которое находилось рядом с усыпальницей курляндских гер­цогов, и в здании церкви Святой Анны на улице Лиела».

После 14 октября бои на территории Елгавы больше не велись, но артиллерийские обстрелы и бомбежки продолжались вплоть до мая 1945 года.

За два с половиной месяца боев в Елгаве погибли свыше 2300 бойцов и командиров Красной Армии, а свыше 12 тысяч человек получили ранения. Много красноармейцев было захоронено в районе элеватора и православной часовни на улице Дзирнаву, а также на кладбище лютеран, ка­толиков и староверов у железнодорожного вокзала. Летом 1945 года в городе, по словам очевидцев, можно было наблюдать множество могильных холмиков. При этом захоронения, как правило, не были глубокими – погибшие покоились на глубине всего лишь 0,8–1 метра. В том же 1945 году началось пе­резахоронение погибших солдат на братских кладбищах по улице Миера, 2, 4, 8 и по Добельскому шоссе, а также на братских кладбищах района. На кладбище по улице Миера, 8 были похоронены 452 советских воина, на кладбище по улице Миера, 4 – 126, на кладбище по улице Миера, 2 – 1269, а на кладбище по Добельскому шоссе, 53 – 457 павших в боях за Елгаву бойцов и командиров Красной армии.

Торжества на острове Паста

Отмечая 66-ю годовщину взятия города советскими войсками, активисты русского культурного общества «Вече» и фонда «Воинская память десантного братства» провели торжественный митинг у памятника Освободителям, цветы и венки легли к подножию воинских мемориалов на городских кладбищах.

Людей на празднование собралось немало. Многие пришли с детьми.

Стоит отметить, что в этом году елгавчане впервые смогли ознакомиться с историей боев за город, представленной в рамках выставки «Бои за Елгаву. 28 июля – 14 октября 1944 года» (ее подготовил автор этих строк, представляющий Балтийский центр исторических и социально-политических исследований).

При подготовке выставки использованы редчайшие фотографии из архивов Латвии, России и Германии, а также материалы из частных коллекций. Особую благодарность хочется высказать Милде Каке – учительнице Тетельской основной школы, собравшей в школьном музее уникальную коллекцию свидетельств о той военной поре. В полном виде экспозиция предстанет перед рижанами в августе в Доме Москвы. А в октябре отправится в российскую столицу, где будет демонстрироваться на истфаке МГУ.

Эта экспозиция оказалась нужной еще и потому, что в Елгавском городском музее, к сожалению, нет раздела о периоде нацистской оккупации и боях за город летом и осенью 1944-го. Памятники, установленные воинам-освободителям в советский период, в настоящее время демонтированы или находятся в запустении. Так, открытый в 1984 году прекрасный памятник Освободителям города был убран в начале 1990-х. Сейчас на этом месте простая каменная плита. Так что память об этом важнейшем периоде в истории города и страны сохраняется не на должном уровне. Надеюсь, что моя выставка сможет привлечь к этой проблеме общественное внимание.

…В 18 часов на острове Паста, где в годы Великой Отечественной войны находился концлагерь для военнопленных красноармейцев, началась большая культурная программа. В этом году атмосфера народных гуляний была особенно задушевной. Собравшиеся с большим интересом восприняли праздничный концерт.

Выступает Владислав Загорулько, г. Вентспилс

На сцене ансамбль «Сузорье»

Исправно работала полевая кухня.

Работает полевая кухня. Главный кашевар –
Сергей Невольский (Фонд «Воинская память десантного братства»)

А с наступлением ночи небо расцветили всполохи праздничного салюта.


[1] Баграмян И.Х. Шяуляйско-Митавская операция войск 1-го Прибалтийского фронта. – «Военно-исторический журнал», 1962, № 10. – С. 18.

[2] Самсонов А.М. От Волги до Балтики. – М., 1963. – С. 328.

[3] Орлов К.Л. К 30-летию освобождения Латвийской ССР от гитлеровских оккупантов. (Материал в помощь лектору). – Рига, 1974. – С. 18.

[4] Баграмян Иван. Трудная победа. – В кн.: На правый бой, на смертный бой. Сборник воспоминаний и документов о вооруженной борьбе латышского народа против фашистских захватчиков. Том 2. Рига, 1972. – С. 14–16.

[5] Там же. С. 17.

[6] Там же. С. 19.

Опубликовано: http://rusedin.ru/2010/08/11/66-let-nazad-elgava-byila-osvobozhdena-ot-natsizma/


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение