Россия, Москва

info@ia-centr.ru

«Полуукраинство» - почему украинское самосознание не целостное?Ч.1.

11.08.2010

Автор:

Теги:
«Полуукраинство» - почему украинское самосознание не целостное?

Формат «гуманитарного диалога» между Россией и Украиной обычно принимает такие формы: либо «Украина - не Россия» либо «Украина - Анти-Россия» (этот факт подметил директор киевского Центра политического маркетинга Василий Стоякин). Почему у властей Украины все время получается отрицательное понимание украинской культуры - как противопоставления ее культурам соседей? Как найти позитивные, не конфликтные, а созидающие идеи в украинском национальном самосознании? Почему власти боятся легализовать статус русского языка и использовать русскую культуру как свое преимущество? На вопросы отвечает эксперт Киевского центра политических исследований и конфликтологии Антон Финько.

 

 

- Среди части российских экспертов, специализирующихся на Украине, распространено мнение, что российско-украинское гуманитарное сотрудничество должно начаться с ряда шагов по защите русского языка - принятия нового Базового закона о языках на Украине и/или нового закона об имплементации Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств. Так ущемлен ли русский язык на Украине?

 

 

 

 

На протяжении последних лет, действительно, проводилась политика одноязычия и монокультурности. Власти стремились к  однообразию. Вспомним слова Геллнера, о том, что в эпоху национализма  неуклонно растет стремление воплотить в жизнь формулу «одна культура - одно государство».

Произошло сужение официальной сферы применения русского языка. Русский язык трактовался как нечто, имеющее отношение исключительно к «соседнему государству».  Украина при этом рассматривалась лишь как извечная жертва российской колониальной политики. Хотя, на самом деле, исторически взаимоотношения между Россией и Украиной не подпадают под схему «метрополия-колония».  Скорее длительное время они походили на  взаимоотношения, которые сформировались между Англией и Шотландией (после их Унии).  

 

 

Разумеется, теперь необходима смена модели политики в области языка и культуры в целом. Украинский язык, несомненно, нуждается в дальнейшей поддержке и развитии. Но развитие, а также официальное признание в Украине необходимо и русскому языку. Крайне важно   восполнить единство украинской культурной идентичности. У нее есть, как минимум, три источника:

  • - культурный пласт, памятники культуры, созданные на современном украинском языке;
  • - пласт украинской/южнорусской культуры, созданный на русском литературном языке и принадлежащий одновременно и к украинскому, и российскому наследию. Речь идет, к примеру, о произведениях Николая Гоголя, Николая Костомарова, Григория Данилевского, графа Василия Капниста, Владимира Короленко, Константина Паустовского, Бориса Чичибабина, прозе Шевченко, в известной степени о сочинениях таких западноукраинских литераторов промосковского толка («староруссов») как Василий Залозецкий, Владимир Луцык, Николай Глебовицкий и так далее;
  • - общая для трех восточнославянских народов («мира Руси») традиция, связанная с древнерусским наследием и восходящим к «солунским братьям» Кириллу и Мефодию церковнославянским языком. В более позднее время, как известно, сформировались староукраинский/старобелорусский литературный и славеноросский языки.

Особенность государственной политики все последние годы состояла в том, что представления о национальной идентичности стремились максимально сузить. Украинский культурный пласт, связанный с русским языком, намеренно игнорировался. В современных условиях важно восполнить единство украинской культуры и идентичности. В таком случае удастся сделать шаг к тому, чтобы выработать оптимальный компромиссный баланс в сфере официального использования украинского и русского языков. 

В любом случае необходимо положить конец попыткам  сформировать украинскую идентичность за счет конструирования из России образа врага и колониальной метрополии. Украинско-российские отношения не всегда выстраивались так, как этого хотелось бы. Между двумя странами, несмотря на дружеское сближение и возвращение к партнерству последнего времени, сохраняются и ныне разночтения в интересах (к примеру: «Южный поток» или же принципы создания СП между «Газпромом» и «Нафтогазом»). Однако в любом случае национальные интересы Украины несовместимы с конфликтами с Москвой.  Абсурдной,  к примеру, показалась бы ситуация, при которой Словакия утверждала свою национальную идентичность на основе отталкивания от Чехии как некоего враждебного начала, или, напротив, Чехия бы принялась бороться со «словацким заговором».  Тысячи пражских болельщиков недавно вышли на Староместскую площадь, где у памятника Яну Гусу был установлен огромный экран, для того, чтобы поддержать сборную Словакии  по футболу на чемпионате мира и подчеркнуть славянскую солидарность, несмотря на то, что Чехия и Словакия разделились на самостоятельные государства.

Вместе с тем важно понимать, что среди достаточно значительной части украинского общества существуют травматические переживания - опасения того, что в случае официальной легализации русский язык, как обладающий очень мощным коммуникационным потенциалом, вытеснит из употребления украинский. Видимо, такого рода опасениями руководствуется спикер Верховной Рады  Владимир Литвин, когда приводит доводы против нового закона о языках, усиливающего языковую автономию регионов.

 

 

- Значит ли это, что украинский язык по сравнению с русским неконкурентоспособен, и его «жизнь» поддерживают только искусственно?

 

 

 

 

В советский период государство порою с иезуитской изощренностью проводило политику развития обоих языков. В зависимости от идеологической конъюнктуры крен делася то в одну, то в иную сторону («украинизация» и «русификация») при помощи регулятивных инструментов в сферах образования, книгоиздания, СМИ, искусств. 

При этом русский как язык управления, экономики, вооруженных сил автоматически располагал более высоким статусом, что содействовало развитию ассимиляционных процессов - переходу подвергавшихся урбанизации и индустриализации аграрных слоев от родных говоров к русскому литературному языку.  Украинский язык, однако, сохранял достаточно значимые позиции, более весомые, к примеру, чем позиции национального языка в Беларуси и Казахстане, но менее влиятельные, чем, например, в Литве или Узбекистане.  

Последние годы в Украине усилия в сфере языковой политики были направлены на то, чтобы повысить статус государственного языка за счет оттеснения языка русского (о чем свидетельствуют, в том числе, и политика в сфере образования, дубляжа художественных фильмов и вещания в СМИ). При этом, проявляя ретивость в сфере административного ограничения русского языка, «оранжевый» режим оказался полностью беспомощным и безучастным в области развития украинских культурных индустрий - производстве книг, художественных фильмов и телесериалов, музыкальных дисков, литературных журналов.

К примеру, тиражи киевского издательства «Дніпро», которое в советский период входило в десятку крупнейших издательств мира и сформировало собственную школу перевода с западных и восточных языков, сократились в 624 раза. Все это контрастирует с российской ситуацией, для которой после провала первой половины 90-ых годов характерно стремление к созданию конкурентоспособных культурных индустрий, чья продукция массово ввозится в Украину, поддерживая тем самым статусные позиции русского языка. Как известно, на одного немца приходится 9 изданных книг в год, на одного россиянина - 5, на одного украинца - 1,1. Ситуация же в сфере украинского кинематографа и  национальной телепродукции, к сожалению,  еще менее утешительная. «Оранжевая» власть занималась не развитием украинской культуры, а давлением на русский язык.  

Таким образом, каждый из языков столкнулся с собственными проблемами. В одном случае - это административное давление в сфере образования, судопроизводства, СМИ, дубляжа и титрирования. В другом случае - провал в сфере культурных индустрий.   

Несмотря на эти проблемы, каждый из них обладает достаточным  потенциалом для развития. Точнее говоря, существуют условия для того, чтобы в результате сбалансированного и осторожного подхода к формированию гуманитарной политики обеспечить относительно бесконфликтные условия для функционирования обоих языков,  не допуская языковой дискриминации. Население Украины почти сплошь состоит из билингвов. При этом оно разделено на две равновеликие устойчивые группы -  отдающих предпочтению общению в семье на русском (45%) и  предпочитающих в семье общаться на украинском (45%). Однако такого рода сбалансированный подход требует соответствующего законодательного закрепления. Между тем, новая власть отнюдь не спешит с законодательными инициативами в этой области, что уже вызывает явное беспокойство в среде «сине-белой» интеллигенции и ропот в Юго-Восточных регионах страны.  

Представления же о низкой конкурентной способности украинского языка традиционно используют в Украине для оправдания позиции тех, кто защищает давление на русский язык.

 

Продолжение следует.

Беседовал Олег Горбунов


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение