Россия, Москва

info@ia-centr.ru

ДОРОГУ К СВОИМ – ЧУЖИЕ НЕ УКАЖУТ

06.08.2010

Автор:

Теги:

 
 

…Лето прошло свой пик. Казалось бы, последнее общественно значимое событие (обильно освещенное прессой) было празднование Дня столицы и параллельное празднование дня рождения главы государства. Потом столица будто вымерла – пора отпусков… Однако жизнь продолжается и в конце прошлого месяца, т.е. чуть более недели тому назад, произошло событие, которое трудно обойти вниманием. Оно из разряда тех, которые еще будут будоражить общественное мнение - и в не меньшей, а возможно и в большей степени, неофициальное общественное мнение.

Речь идет о расширенном совещании по общественному обсуждению проекта Государственной программы функционирования и развития языков на 2011–2020 годы, разработанной Министерством культуры Казахстана. В его работе приняли участие депутаты Парламента, члены Правительства, представители Администрации Президента, министерств и ведомств, заместители акимов областей, ученые-языковеды, руководители республиканских средств массовой информации и региональных управлений по развитию языков, представители этнокультурных объединений и НПО. А премьер-министр Карим Масимов отметил: "Считаю, что создана системная программа, она будет широко обсуждаться СМИ, все должны принять участие в ее реализации".

Данный материал не преследует цели проанализировать предложенный обществу Проект Государственной программы функционирования и развития языков на 2011-2020 годы. Поверим на слово тем, кто уже выступил с позитивной его оценкой на страницах прессы. Главным образом официоза («Казахстанская правда»). Допустим, председатель Славянского национально-культурного центра Кызылорды, Галина ЩЕРБАКОВА говорит:
– Проект новой языковой концепции, предложенной Министерством культуры на ближайшее десятилетие, содержит эффективные положения развития государственного языка, чувствуется и высокая заинтересованность авторов сохранить русский и языки других народов, проживающих в Казахстане, помочь гражданам страны овладеть востребованными иностранными.
Ей вторит Булат ЖЕКСЕНГАЛИЕВ, директор центра обучения государственному языку «Агартуши», Уральск:
– Проект Государственной программы функционирования и развития языков на новое десятилетие разработан и вынесен на всенародное обсуждение очень своевременно. Наш центр был образован в 2003 году одним из первых в стране. Поэтому мы на практике отслеживали изменение языковой ситуации. Задачи, стоявшие на начальном периоде массового овладения государственным языком, уже выполнены. Поэтому необходимо было определить новые цели. В проекте отчетливо обозначены самые главные проблемы и действенные механизмы их решения.
Как говорится, Бог в помощь! Однако, программы программами, а если посмотреть Интернет, сразу станет видно, что проблема казахского языка, который никак по не обретет статус истинно государственного языка не де-юре, а де-факто, большому счету, выходит за рамки чисто методологической проблемы...

* * *

В этом смысле показательна реакция на статью известного общественного деятеля и аналитика Нурлана Еримбетова. Статья называется «Казахскому языку надо учить по-казахски» (см. еженедельник «Мегаполис» за 2 августа 2010 г.). Также с этой точки зрения любопытны отдельные высказывания деятелей различного рода, участвовавших в совещании и другие отклики, которые попали в печать. Обычно комментарии к статьям в интернете (сайты газет, отдельно взятые интернет-ресурсы) приравнивают к «низкому штилю», дескать, интернет это такой большой виртуальный забор на котором пишутся всякие там слова и не всегда хорошие. Но отмахнуться от «народного творчества», если рассматривать проблему не в официозно-пафосном ракурсе, а сквозь призму того, о чем судачит по той или иной теме народ, вряд ли умно.



Но прежде надо сказать отдельно о самой статье Н.Еримбетова, которую мы взяли в качестве камня, на котором, образно говоря, «точатся кинжалы истины». Так вот, в ней автор говорит, казалось бы, очевидные вещи, но почему-то про них не говорят наши государственные мужи и радетели государственного языка. А именно: языковой вопрос у нас давно политизирован без меры, причем до такой степени, что раскалывает не то что казахстанское общество, а непосредственно само казахское общество – на пресловутых «шала-казахов» и «настоящих» казахов. Тем прискорбнее выглядит тот факт, что «общепринятой» классификации нет – «чистых и нечистых» подразделяют по принципу «свой-чужой». «Шала-казах» может прекрасно владеть казахским, но при этом, «своим, чисто казахским» в среде «нагыз-казахов» не стать. Тоже и с «настоящим казахом» - в совершенстве владеет русским, но в среде «шала-казахов» не приживается. Почему? Ответ на поверхности – эти срЕды различны, и по-настоящему «пересекаются» только в конкурентной борьбе. В обычной жизни – стараются друг друга не замечать и жить подчеркнуто «на особицу». И здесь особо стоит отметить, что этот ответ даже излишне «на поверхности». На самом деле, это только верхушка айсберга данного явления, требующего более глубокого социологического изучения. Но пока перед нами – все тот же треклятый вопрос о языке, решаемый «методом тыка»: кто считает, что именно его языковой вопрос «не втыкает», тот глубоко ошибается. Метод и направлен на поиск самых неожиданных болевых точек, и заключается именно в такой, на первый взгляд хаотичной, но беспрестанной попытке «уколоть» неважно кого – важно при этом чувствовать себя живым и полным сил. Тот еще метод…

Он ставит под сомнение те старания, которые до сих пор были приложены тем же правительством к решению проблемы языка – прежде всего в деле его популяризации и широкого внедрения во многие актуальные сферы жизнедеятельности государства и общества как такового. Зачем демонстрировать тонны словарей или CD-дисков с обучающими программами, если мы не видим кардинального сдвига в деле изучения казахского языка, резонно спрашивает публицист Еримбетов. Чтобы язык стал востребованным мало директив и финансовых вливаний (Еримбетов вообще считает такие траты растранжириванием госбюджета) – необходимо, чтобы на данном языке создавались некие вещи, могущие заинтересовать иноязычных. А это уже вопрос из разряда идеологических и творческих одновременно. В подтексте легко читалось – состоятелен ли с этой точки зрения в данный момент казахский язык? Надо ли говорить, что эти достаточно объективные и простые вещи мы не слышим на самом верху, от лиц ответственных и полномочных? Почему про коррупцию говорить открыто и даже с ней бороться, пусть и декларативно, можно, а о промахах и той же коррупции в этой сфере, об отсутствии животворящей идеи в деле модернизации, систематизации, и, в конечном счете, укреплении казахского языка в статусе государственного, сказать честно - не получается?

Вернёмся непосредственно к предмету разговора. Итак, о чем же витийствует народ? О многом. Примерно половина респондентов, будем так обозначать комментаторов (в массе своей безымянных), одобрила высказанные мысли, другая - встретила в штыки. Автору статьи припомнили даже тот факт, то он женат не на казашке! Невольно в этой связи вспомнились ряд руководителей Алаш Орды, которые были женаты отнюдь не на казашках… Но у кого повернется язык назвать их космополитами или обрусевшими, мягко говоря, «шала-казахами»? А из всех этих сшибок комментаторов, очень легко можно вычленить одну ветку. И такое вы встретите под любой статьей, которая посвящена языковому вопросу. Почему-то ничтоже сумнящеся считается, что все проблемы казахского языка, он же государственный (вот об этом не стоит забывать ни на минуту!) проистекают из-за некоего вредительства шала-казахов, т.е. казахов, не знающих свой родной язык. И такой виденье ситуации достаточно широко присутствует. Особенно такими открытиями периодически зомбируют своих читателей казахскоязычная пресса - причем независимо от политической окраски и источников финансирования – что называется: от «Туркiстана» до самого «Жас Алаша». Если извлечь квинтэссенцию этих инвектив – то картина примерно следующая. Шала-казахи засели во властных и прочих структурах и рулят процессом вредительства. Есть даже ответ на вопрос: почему они, злыдни такие, ночей не спят и творят свое подлое дело!? Ответ таков: они боятся, что если все вокруг зацветет и защебечет на казахском языке, они потеряют свои кресла (!!!), а их дети автоматически потеряют все карьерные и прочие жизненные перспективы… Так ли это на самом деле?

Начнем с того, что во власти казахи составляют подавляющее большинство. Тех, кто плохо говорил или совсем не говорил на казахском – на самом деле были единицы. Все они были на виду. Наиболее заметным в этом ряду был Касымжомарт Токаев. Но сегодня он даст фору многим. У него вполне правильная и что самое главное, понятная всем - чистым и нечистым – казахам речь. Его пример - другим наука. А ведь можно сказать и по-другому. Он долгое время был министром иностранных дел РК. Стал ли казахский язык рабочим языком этого важнейшего ведомства? Вопрос в никуда… Между тем, напомним, К.Токаев является сыном одного из известных казахских (казахскоязычных) писателей. Как и многие другие представители нашей элиты. Ну не будем трогать элиту. Вообще внутри чиновничьего сословия, и, особенно в среднем и низовом звене, вы точно не найдете в массовом количестве «шала-казахов». Что из этого следует? А то и следует, что со знанием казахского языка там давно все нормально, более чем. Но русский язык в управлении акиматом, мэрией, РОВД, колледжем, университетом, министерством, сколь-нибудь серьезным бизнесом и т.д. … пока более приемлем. Почему-то… Кстати, надо сказать, если лет десять, пятнадцать тому назад в плачевном состоянии казахского языка, а оно было именно таковым, обвинялись русское, колониальное, советское прошлое, то теперь враги Нации, Языка, Казахского Космоса это однозначно – свои же выродки-манкурты, то бишь «шала-казахи»… Дальше - больше. Например, Азимбай Гали, сам-друг ученый и эксперт, завсегдатай Круглых столов и телепередач казахского ТВ, считает всех «шала» агентами влияния Москвы. Он это артикулирует всякий раз, как на казахском, так и на русском языках, с упорством, достойным лучшего применения.

Но г-н Гали еще не самый «измученный нарзаном» свободы и независимости – есть деятели, особенно в национал-патриотических кругах, тоже любители всяких посиделок, которые только откроют рот, так сразу бежать хочется из Казахстана. Уточним, из того Казахстана, который рисуется в мечтах таким деятелям вроде Кенесары Каптагаева и компании. К слову, очень недружной, потому что внутри они тоже делятся на истинных и неистинных. Это еще хорошо, что они не имеют того доступа на ТВ и газетные полосы, который имеется у просвещенного Гали … галиматьей бы это выглядело при самом благоприятном стечении обстоятельств. Но самый реальный прогноз развития событий – явленный на публике психоз агрессивного самомнения, о своей роли в раскрытии заговора мирового шала-масонства. Самое интересное, что аналогичные деятели из национально озабоченных славянских организаций, давно себе не позволяют ничего подобного, а самых ретивых – давно уже (к счастью!) нет в Казахстане. А этим…нашим (нашим – чьим еще?!), хоть бы хны. Как толкали свои антиконституционные лозунги, так и тешатся этим. Им так не хватает борьбы за независимость, ведь если говорить откровенно, они не познали это упоение в бою… Да не актуально это уже, сама история благосклонно позаботилась об этом. Что остается? Правильно, на худой конец, подойдет борьба с «безродными манкуртами»…

Чем же отвечают атакуемые «чистыми» казахами, шала и прочие «не-до-казахи»? В этой среде тоже есть горячие головы. Такие нигилисты отказывают в перспективах самому языку (мы опираемся, прежде всего, на комментарии в интернете, потому что в прессе такого уже не встретишь…), и свою поведенческую парадигму они строят на знании русского и английского языков. Ну что с манкуртов взять?! Но гораздо больше тех, кто высказывается с сожалением о своих пробелах в знании родного языка. А в конечном итоге мы наблюдаем межу, которая пролегает между казахами и… казахами. Причем, всем понятно, что ничего позитивного для казахской самоидентификации в этом нет. Это уже не общепринятое деление на богатых и бедных. Скорее, это новомодная маркировка «мажоров» и «лузеров», где маркером обозначения плюса и минуса, становится…язык общения. Вот только…какой? Для кого-то таковым станет английский, для кого-то казахский, но при всем этом, будет уходить на второй план главная, коммуникативная функция языка. А вперед выйдет – определение «свой-чужой». И что, вновь… «нет мира под оливами».

А не будет мира внутри казахов, его не будет вообще. Вместе с тем можно прочесть и услышать в реальной жизни мнение, будто шала-казахи доживают последние годы, ибо на подходе полтора миллиона казахов, которые учатся или заканчивают казахскоязычные школы (см. комментарии). Также имеет место быть, опора на демографический факт – казахи станут окончательным большинством (а кто против-то?). Таким образом, исподволь протаскивается нехитрая идея – вот все заговорят вокруг на казахском языке, это и будет считаться окончательной победой государственного языка. Это еще одно большое заблуждение. Ведь как справедливо заметил Нурлан Еримбетов, казахский язык и не думал умирать, он жив и со временем - в стране будет казахскоговорящее большинство, и в него войдут многие неказахи. А турки, азербайджанцы и другие национальности давно уже свободно говорят на казахском. И потом, казахи худо-бедно урбанизируются, а язык, по крайней мере тот, который хотят передать «агашки» своим «балашкам», какой-то замшело аграрный по духу. Впрочем, это другая обширная проблема.

Но как бы то ни было, государственный язык состоит не только из такой характеристики – все понимают и могут говорить на нем. Скажем, он станет по-настоящему государственным, когда на официальных мероприятиях, в межгосударственных и деловых переговорах можно будет …спокойно излагать дело на казахском языке! А переводчики-синхронисты также спокойно переводить с казахского на итальянский, японский, китайский и массу других языков (и – соответственно обратно, не растрачивая времени на поиск русских или английских адекватов). Есть ли у нас такая база межъязыковых связей, ведут ли такую работу казахские филологи? Ответ на такой вопрос по всей видимости будет отрицательным. О чем же в таком случае можно говорить вообще и в принципе? Зачем копья и перья ломать (оставьте в покое стулья…)? В той же самой газете «Мегаполис» приведена реплика доктора филологических наук, академика Мырзатая Сергалиева. И что же вещает сей ученый муж? Цитируем: «Мы до сих пор не можем поднять авторитет казахского языка. Зайдите в автобус и проедьте 3-4 остановки. Какой-нибудь русский старичок может закричать: «А ну объявляйте остановки на русском!» Это же оскорбление! – считает академик». Что тут скажешь? Какая аргументация, такие и академики. Как-то не вяжутся образы таких «ага-темников» с бодрыми газетными реляциями о том, что де: «Проект Государст¬венной программы функционирования и развития языков на 2011–2020 годы, разработанный Министерством культуры и опубликованный на днях в печати, наряду с Доктриной национального единства стал еще одним объединяющим фактором для многонационального Казахстана».

Русский старичок скоро сыграет в ящик, а куда мы-то денемся от своих доблестных академиков-филологов? Поневоле придешь к простому выводу - похоже не «шала-казахи» виновны в том, что казахский язык, образно говоря засиделся на старте своего могучего восхождения к сияющим вершинам высокого статуса государственного языка, а казахские филологи… Но пока что именно их приглашают правительственные чиновники поделиться своим «патриотическим» духом и «просветленным» видением ситуации.
…Что же в сухом остатке? На обложке нашумевшей книги «Шала қазақ - прошлое, настоящее, будущее…» есть сентенция «Шала қазақ и нағыз қазақ предстоит трудный и созидательный путь к рождению жаңа қазақ». Сбудется? Когда дорогу к своим, чужие не укажут…

Джандарбек СУЛЕЙМЕНОВ


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение