Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Тигран Манасян. Саммит ОБСЕ: большие надежды.

02.08.2010

Автор:

Теги:
 

 

 

До конца 2010 года в Казахстане состоится долгожданный саммит ОБСЕ. Более 10 лет назад в последний раз  удалось собрать за одним столом представителей Востока и Запада для обсуждения вопросов, связанных с общеевропейскими проблемами безопасности. Поэтому вне зависимости от итогов Форума, его можно однозначно расценивать как большой успех казахстанской дипломатии.

Но в то же время возникает закономерный вопрос: какие темы станут главными в повестке дня общеевропейского саммита по проблемам безопасности.

Вполне очевидно, что одной из важнейших тем для обсуждения станет вопрос о принципах урегулирования так называемых «локальных конфликтов», которые до сих пор несут в себе значительные риски не только для всего постсоветского пространства, но и в более глобальном общечеловеческом контексте.

Еще одна тема, обсуждение которой, безусловно, будет представлять всеобщий интерес - это вопрос о базовых принципах построения новой архитектуры европейской или евразийской безопасности. Эта проблема уже давно находится в центре внимания международного политического бомонда, и ни для кого не секрет, что именно предложения российского президента Д.А. Медведева положили начало этой полномасштабной дискуссии. Смысловое ядро этого предложения, мне видится,  в необходимости расширения пространства взаимного доверия, в уважении и учете обоюдных интересов, в ликвидации последних разделительных линий на европейском континенте, но никак не в попытках выстраивания "новых берлинских стен". Хотя, понятно, что специалисты по "классической безопасности" найдут множество "белых пятен" в российских инициативах. 

Побочным продуктом новых предложений, касающихся европейской архитектуры безопасности, стала идея подписания нового документа «Хельсинки - 2» или «Хельсинки +».

Речь идет о необходимости переформатирования базовых принципов безопасности, сформулированных еще 35 лет назад в столице Финляндии, с учетом новых реалий, таких, например, как Косовский прецедент.

Необходимо классифицировать и систематизировать новые риски, с которыми сталкивается европейская безопасность. Это и наркотрафик, и международный терроризм, и проблема социальной безопасности, которые особенно ярко проявились на примере Кыргызстана.

Очень важно, что Казахстан, в качестве председателя ОБСЕ, выбрал наиболее мудрый и дальновидный формат сближения позиций между главными центрами силы, предлагая в качестве ключевых  тем только те сюжеты, по которым достижение компромисса между Востоком и Западом возможно не в среднесрочной и долгосрочной перспективах, а  в самом ближайшем будущем.

К числу таких тем, например, относится проблема посткризисного урегулирования ситуации в Афганистане. Казахстан не только в рамках ОБСЕ, но и на уровне двусторонних отношений уже продемонстрировал конкретные примеры «комбинированного» подхода к афганской проблеме. Поскольку очевидно, что без развития инфраструктуры, решения социальных проблем, подъема уровня жизни народов Афганистана, ни о каких серьезных подвижках в постконфликтных реалиях этой страны, речь идти не может.

Конечно, далеко не все удалось реализовать в рамках проектов Казахстана в формате председательства в ОБСЕ.

Полагаю, что с гораздо большим вниманием евробюрократы должны были отнестись к казахстанской модели межэтнического и межконфессионального согласия. С одной стороны, это, безусловно, уникальный «продукт», который мог сформироваться только в рамках традиций степного гостеприимства и лояльного восприятия казахами народов-соседей, чем, кстати, в свое время мог гордиться и Южный Кавказ, до событий, связанных с распадом Советского Союза.

Но в то же время в казахстанской модели есть и универсальные черты толерантности как универсального принципа человеческого общежития. Об этом много говорилось в конце июня 2010 года, когда в Астане прошла конференция высокого уровня на тему нетерпимости и дискриминации. Ведь кризис мультикультурализма, с которым столкнулась Европа в последние годы, нуждается в адекватных и несимметричных ответах, которые, вполне возможно, содержатся в казахстанском опыте выстраивания добрососедских отношений между представителями различных конфессий и этносов.

Ну и конечно, хочется верить в то, что стремление Казахстана выступить посредником в урегулировании Нагорно-карабахского конфликта тоже даст свои позитивные результаты.

Актуальными представляются слова государственного секретаря, министра иностранных дел РК Каната Саудабаева о том, что «в урегулировании Нагорно-карабахского конфликта необходимо максимально задействовать формы общественного диалога, наиболее авторитетных и уважаемых представителей диаспоральных структур».

Южный Кавказ слишком долго был зоной риска, территорией повышенной опасности. Настал тот момент, когда нужно совместными усилиями изменить формат отношений, исключить саму возможность возникновения нового конфликта, не только в Нагорном Карабахе, но и вокруг Южной Осетии и Абхазии.

 Все эти рассуждения лишний раз свидетельствуют - общее раскрывается через частное. Новые подходы к архитектуре европейской безопасности, новые принципы работы ОБСЕ - это не абстрактные материи, а вполне реальные горячие точки, и от того, насколько быстро и эффективно будут найдены конкретные политические решения по этим вопросам, зависит конструирование общей модели безопасности, над которой так усиленно работают мозговые центры России и США. Модератором этого процесса выступает Астана. Теперь дело за тем, чтобы и в 2011 году темпы перемен не были утрачены.

http://kazregion.kz/

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение