Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Толерантность как универсальный принцип человеческого общежития

02.08.2010

Автор:

Теги:

Жаринов Владимир Викторович

Информационно-аналитический

 центр «Сухбат» (Шымкент)

vsharv@mail.ru

Толерантность как универсальный принцип 

человеческого общежития

28 – 30 июня 2010 года в столице Казахстана - Астане состоялась Конференция ОБСЕ высокого уровня на тему нетерпимости и недискриминации.

Основными целями конференции являлись: провести обзор и дать оценку выполнению обязательств в области терпимости и недискриминации в регионе ОБСЕ, обменяться примерами лучшей практики международного сотрудничества в данной области, выработать рекомендации, касающиеся борьбы с нетерпимостью и культивирования взаимного уважения и понимания.

Возвращение к тематике и содержанию конференции обусловлено последними событиями в Центральноазиатском регионе: активным использованием этнического и религиозного факторов в дестабилизации общественно-политической ситуации.

Новые политические ценности и задачи ОБСЕ.

Конференцию от имени принимающей стороны официально открыл Президент Казахстана Н.А.Назарбаев.

В своем выступлении Н.А.Назарбаев акцентировал внимание присутствующих на том, что Конференция 2010 года дает важную возможность провести обзор и оценить выполнение обязательств, касающихся терпимости и недискриминации в современных исторических условиях, когда мир стремительно меняется, что приводит к качественному изменению старых и формированию новых политических ценностей.

Рост популярности националистических, крайне правых и религиозных партий, изменения миграционной политики, жесткая позиция большинства мировых держав в отношении языковых и культурных барьеров, существенным образом изменили критерии толерантности.

Накопление межрелигиозных и межэтнических проблем – это реальность, с которой сталкиваются буквально все страны. Последний пример – события в Кыргызстане, которые несут в себе потенциальную угрозу и вызов региональной стабильности.

Все это ставит перед ОБСЕ новые задачи, основной из которых является организация культурного, цивилизационного и межрелигиозного диалога между странами и народами. И не только в зоне ОБСЕ, но и в мировом масштабе.

Актуализация вопросов.

Работа конференции была расписана на подготовительное совещание гражданского общества, пленарные заседания и пресс-конференции, которые могли провести любые заинтересованные структуры, будь то представители стран-членов ОБСЕ или неправительственные  организации.

Уже названия тем пленарных заседаний – борьба с нетерпимостью и дискриминацией в отношении мусульман, борьба с антисемитизмом, борьба с расизмом, ксенофобией и дискриминацией в отношении христиан и представителей других религий, роль образования в воспитании взаимного понимания и уважения, поощрение взаимопонимания через открытый диалог  в СМИ и др. нацеливали на серьезную работу и ответственность за суждения и расставляемые акценты в такой деликатной сфере как терпимость и недискриминация.

Обязательства государств – участников ОБСЕ в области терпимости и недискриминации, а также свободы мысли, совести, религии и убеждений отражены во многих международных решениях, хартиях и актах. Государства-участники приняли на себя обязательства по соблюдению обширного перечня стандартов в области прав человека и демократии и, что следует особо подчеркнуть, в основном они соблюдаются.

Другой стороной этого вопроса, на который неоднократно и пристрастно обращали внимание и члены официальных делегаций, и представители общественного сектора – это так называемые двойные стандарты, когда отдельные государства в угоду сиюминутным с исторической точки зрения выгодам, игнорируют общепринятые мировые стандарты в области соблюдения прав человека.

На конференции было особо отмечено, что правовая защита требуется не только этническим и религиозным  меньшинствам, но и, как это не парадоксально звучит, большинству.

В качестве примеров приводились следующие данные.

В Швейцарии, в результате всенародного референдума, было запрещено строительство минаретов, за что проголосовало 57,5% участвовавших в голосовании. Между тем, этот факт является прямым нарушением свободы вероисповедания.

Во многих странах Европы отрицание Холокоста является уголовным преступлением, но в ряде стран – это обычная политическая практика. Что опять же является нарушением прав человека.

Необходимые акценты.

Является аксиомой, что в любой цивилизованной стране государство должно выступать своеобразным регулирующим органом в отношениях между гражданами, в том числе и в области свободы вероисповедания.

В Конвенции ЕС о защите прав человека и фундаментальных свобод, принятой 4 ноября 1950 года, говорится, что в любом демократическом обществе свобода религии или веры может быть подвергнута ограничению законами в случае необходимости - в целях защиты общественной безопасности, общественного порядка, прав и свобод других членов общества.

И это ограничение весьма успешно используется в мировой практике.

Например, в США, согласно документа «Разрешаемый объем юридических ограничений в области свободы вероисповедания и свободы слова в США», в большинстве штатов запрещено на улицах распространять религиозную литературу. В Испании, где главенствует католическая церковь, никто не должен пропагандировать другую веру. В Греции, согласно Конституции страны, православие является доминирующей религией, при этом иудаизм и ислам приняты как официальные религии. В Германии главенствуют католическая и протестантская церкви и, не смотря на более чем четырехмиллионное количество мусульман, нельзя использовать громкоговорители, запрещены жертвоприношения во время Курбан-айта, фактически запрещены мечети с минаретами.

Перечень можно продолжить, но суть в другом – государства принимают активные меры по защите своих жителей от распространения нетрадиционных религий, сохранению специфичности менталитета и верований местных жителей.

Игнорирование, замалчивание, либо форсированное изменение имеющего место межрелигиозного консенсуса может привести к весьма негативным последствиям.

Наиболее яркий пример – более чем полувековая борьба между протестантами и католиками а Ирландии. Другой пример: распад некогда единой Югославии на католическую Хорватию, православную Сербию и мусульманскую Боснию. В Ливане, где 51% населения составляют христиане, а 49% - мусульмане и по действующей конституции президент должен являться христианином – происходят постоянные конфликты на этой почве. Население Южной Кореи за несколько десятилетий потеряло свою историческую конфессиональную ориентацию и, как следствие, приоритеты внутреннего и внешнего развития вследствие тотального «насаждения» в стране со стороны США протестантских церквей.

Вывод один и его неоднократно подтверждает историческая практика – нет единого и универсального способа общежития различных конфессий в рамках одного государства, кроме религиозной толерантности и тщательного учета религиозного фактора в общественно-политической жизни.

Казахстанские реалии.

Сегодняшний Казахстан – это действующая уникальная модель добрососедского и толерантного взаимодействия и взаимообогащения культур и религий народов, проживающих на его территории.

Вместе с тем, ситуацию нельзя рассматривать однозначно. Внутри и между конфессиями происходят сложные и глубинные процессы, многие из которых проистекают латентно, но могут иметь далеко идущие последствия для внутриполитической стабильности в стране.

Эти проблемные моменты известны, их никто не замалчивает и не пытается скрыть. Более того, работа госструктур и гражданского сектора в этой сфере направлена на гармонизацию отношений, поиск взаимоприемлемых компромиссов и позитивное использование религиозного фактора в общественно-политической жизни страны.

В этой связи тем более непонятна позиция отдельных правозащитных организаций, которые частные прецеденты  проблемных ситуаций в религиозной сфере пытаются выдать за общую тенденцию нарушения в Казахстане прав граждан на свободу вероисповедания.

В данном случае, необходимо четко различать проблемы реальные и надуманные.

Согласно официальной статистике, в настоящее время на территории Казахстана действует более 4,2 тысяч религиозных объединений и групп, представляющих свыше 40 конфессий. Работают 20 духовных учебных заведений. Религиозными объединениями выпускаются 44 периодических религиозных печатных изданий. В республике работают 384 иностранных миссионера, более чем из 20 стран, а в 1990 году их было только 12.

Казахстан стал инициатором проведения Съездов мировых и традиционных религий (2003, 2006 и 2009 годы). На постоянной основе действует Секретариат форума.

Перечисленное – это реальность. Как реальность и то, что конфликтов на религиозной основе в Казахстане нет и дай Бог никогда не будет.

Что касается надуманных проблем.

В отечественной и зарубежной правозащитной прессе  часто муссируется вопрос о том, что в Казахстане абсолютный приоритет отдается исламу и православию, а другие религиозные объединения не регистрируются.

Приведу официальные данные.

В настоящее время в Казахстане количество протестантских объединений и групп (1267) в четыре раза превышает количество православных объединений (292). В ряде регионов численность протестантских объединений превышает численность мусульманских объединений. Например, в Алматы действуют 191 протестантское и лишь 43 мусульманских объединения, в Карагандинской области, соответственно – 226 против 129, в Костанайской – 101 против 49, в Астане 35 против 6.

Если в 1993 году количество протестантских объединений в Казахстане составляло всего 21, то к 2009 году их количество достигло 599, то есть выросло за 15 лет в 28,5 раз.

Комментарии, как говорится, излишни.

Другая, якобы, проблема – это ограничение миссионерской деятельности. Упорядочение деятельности и ее ограничение – это разные вещи, которые нужно оценивать не только с эмоциональных позиций, но и с точки зрения закона и национальной безопасности страны.

Специально для оппонентов озвучу еще один проблемный вопрос, над которым сейчас работает мое общественное объединение – вопрос юридического упорядочения взаимодействия госструктур и незарегистрированных религиозных объединений. Поясню – суть в том, что некоторые религиозные группы в силу своей вероисповедальной доктрины отказываются вступать в правосубъектные отношения с государством. Например, русский аналог «Свидетелей Иеговы» - ильинцы. Мы работаем над этим вопросом и находим взаимопонимание как среди заинтересованных госорганов, так и среди верующих.

В заключение хочу отметить, что любое государство выстраивает свою политику в отношении религии с учетом исторического, культурного, экономического и других факторов.

Это нормальное и цивилизованное явление, которое ни в коей мере не противоречит принципам ОБСЕ. И это наглядно демонстрируется Казахстаном, который позиционирует себя как сердце Евразии, служа мировому сообществу доподлинным примером толерантности, терпимости ко всем участникам демократического процесса.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение