Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Владимир Евсеев: Общая головная боль – Афганистан

07.04.2008

Автор:

Теги:
 

Владимир Евсеев

Общая головная боль - Афганистан

Шанхайская организация и Североатлантический альянс: сотрудничество возможно

 

 

 

Две недели назад в «НВО» (№ 6, 2008) увидела свет статья подполковника королевской армии Нидерландов доктора Марселя де Хааса, посвященная нынешнему состоянию и перспективам взаимоотношений между государствами ШОС и ОДКБ, а также между ними и НАТО. Вопрос этот, как говорится, очень интересный. Тем более что от его компромиссного, учитывающего основные интересы всех сторон решения во многом будут зависеть перспективы развития Евразийского континента. Вот почему полагаю необходимым высказаться по данной теме.

ИНСТРУМЕНТ ПОЛИТИКИ США

Однополярный мир, формирование которого началось после распада СССР, оказался не устойчивым. И причина этого не только в том, что Вашингтону не хватило ресурсов для абсолютной гегемонии. Военно-политический потенциал Соединенных Штатов по-прежнему велик, а их военные расходы соизмеримы с совокупными затратами на эти же цели всего остального мира. Как следствие этого, в сфере обычных вооружений у американской армии нет и пока не предвидится, даже в среднесрочной перспективе, равных противников. Однако после вторжения в Ирак (2003 год) США в значительной степени утратили свое моральное лидерство.

Неудивительно, что одним из важных инструментов реализации своих внешнеполитических интересов США видят в НАТО. Кстати, казалось бы, после роспуска Организации Варшавского договора, когда исчезло межблоковое противостояние, должен был прекратить свое существование и Североатлантический альянс. Однако этого не произошло. Напротив - НАТО продолжала расширяться и усиливаться, стараясь создать для Запада наиболее выгодные внешнеполитические условия.

На первый взгляд, альянсу гарантировано безоблачное будущее. Целый ряд государств готовится или может вступить в него. И совокупный военный потенциал НАТО достаточно велик. Так, на 1 января 2006 года альянс превосходил Вооруженные силы РФ по танкам - в 2,9 раза, боевым бронированным машинам и артиллерийским системам калибра не менее 100 мм - 2,8 раза, боевым самолетам - 4,1 раза. Однако после исчезновения с карты мира СССР был утерян самый смысл существования этой организации, которая так и не смогла найти себе достойного противника (рассматривать в его качестве международный терроризм просто несерьезно).

Кто-то, правда, может вспомнить войну против Югославии (весна 1999 года), в которой приняли участие 13 из бывших тогда 19 членов Североатлантического альянса. Но успех этой совместной военной акции, предпринятой вроде бы из самых лучших побуждений, оказался весьма сомнительным. Она привела к значительным жертвам среди местного населения, полному разрушению инфраструктуры Сербии и стремительному сокращению числа сербов, проживающих в Косово. Насильственное отторжение этого края, а затем признание со стороны ведущих стран Запада (США, Великобритании, Франции, Германии, Италии и др.) его независимости наотрез отказались поддержать ряд членов НАТО.

Ускоренное движение НАТО на восток, с одной стороны, существенно укрепило в ней американские позиции за счет безусловной поддержки со стороны так называемых новых членов, в первую очередь - Польши и стран Балтии. С другой стороны, в НАТО стали нарастать внутренние противоречия как между отдельными государствами-членами (например, между Турцией и Грецией), так и между их группами («старой» и «новой» Европой). Последнее усугубляется эгоистичной политикой США, которые стремятся подстроить под себя весь мир. В частности, именно Вашингтон инициировал создание в Старом Свете противоракетной обороны от искусственно раздутой иранской угрозы. Как следствие этого, военные структуры Европейского союза постепенно усиливаются, а НАТО из военно-политического все более превращается в политический союз.

ВОЙНА ПРОТИВ ТАЛИБОВ

Несколько иначе складывается контртеррористическая операция в Афганистане «Несокрушимая свобода», которая стала проводиться уже США и их союзниками в рамках «коалиции желающих». В первой половине 2002 года ее войска разгромили крупные формирования талибов и установили контроль над основной частью афганской территории. Но после создания прозападного правительства интерес США к кампании стал постепенно угасать. По-видимому, Вашингтон переоценил как эффективность демократического строительства в экономически отсталой стране, так и возможности Международных сил содействия безопасности (МССБ) в Афганистане, численность которых совместно с Коалиционными силами сейчас превышает 60 тыс. военнослужащих.

В августе 2003 года под давлением США НАТО приняла командование над МССБ и постепенно расширила зону своей ответственности на всю территорию Афганистана. Тем не менее ситуация в сфере безопасности остается в стране крайне сложной. В 2007 году здесь было совершено более 140 террористических актов, а общие боевые потери МССБ и Коалиционных сил составили около 220 военнослужащих. При этом боевики по-прежнему контролируют порядка 40% афганской территории, местное население живет в основном за счет производства наркотиков, существенная часть которых поставляются через Таджикистан в Россию и далее в Европу.

Очевидно, что НАТО не может самостоятельно ни стабилизировать ситуацию в Афганистане, ни решить имеющиеся здесь ключевые социально-экономические проблемы. Вследствие этого растет исходящая отсюда угроза для государств Центральной Азии, Ирана, Индии и Пакистана. Практически все эти государства являются членами (наблюдателями) Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), поэтому и Организация в целом кровно заинтересована в решении (ослаблении) этой проблемы.

ОБОСНОВАННАЯ ОБЕСПОКОЕННОСТЬ

Впервые бывший тогда главой временной администрации Афганистана Хамид Карзай был приглашен в качестве почетного гостя на Ташкентский саммит глав государств ШОС (2004 год), где рассматривались вопросы региональной безопасности, координации действий антитеррористических структур и борьбы с незаконным оборотом наркотиков. Испытывая крайнее беспокойство по поводу сохранения очага напряженности в непосредственной близости от своих границ, государства - члены ШОС выразили готовность помочь Афганистану стабилизировать ситуацию в стране, поднять его экономику, провести демократические выборы и подавить очаги терроризма. Для реализации принятого решения осенью 2005 года была создана контактная группа «ШОС-Афганистан».

В дальнейшем, что нашло свое отражение в «Бишкекской декларации» (2007 год), страны - участники ШОС стали уделять самое пристальное внимание исходящей из Афганистана наркоугрозе. При этом было решено не только укреплять в рамках организации антинаркотическое сотрудничество и активизировать деятельность созданной контактной группы, но и предложить международному сообществу создать вокруг Афганистана «пояса антинаркотической безопасности». Дополнительно к этому, по мнению президента РФ Владимира Путина, необходимо образовать в регионе «пояса финансовой безопасности», подключив к этой работе службы финансового мониторинга стран - членов ШОС, что повысит эффективность борьбы как с наркобизнесом, так и с отмыванием незаконно полученных доходов.

ШОС намерена и далее активизировать взаимодействие с Афганистаном. С этой целью в 2008 году организация планирует провести в Душанбе специальную международную конференцию по проблемам борьбы с терроризмом и незаконным производством и оборотом наркотиков с участием официальных представителей Кабула. По-видимому, она состоится до саммита глав государств ШОС, который намечен на конец августа 2008 года и будет проходить в столице Таджикистана.

ЧТО ВОЗМОЖНО И ЧТО НЕЦЕЛЕСООБРАЗНО

Пока Афганистан является единственной сферой, где возможно сотрудничество между ШОС и НАТО. И для этого есть серьезные основания:

- постепенная трансформация НАТО в политический союз;

- взаимная заинтересованность ШОС и НАТО в стабилизации внутренней ситуации в Афганистане;

- признание обеими организациями необходимости борьбы с терроризмом и наркоугрозой;

- очевидная невозможность решения афганской проблемы НАТО самостоятельно.

По-видимому, на начальном этапе своего сотрудничества ШОС и НАТО могли бы разграничить сферы своей деятельности. ШОС вполне способна создать в регионе благоприятное Афганистану внешнеполитическое окружение, максимально блокировать экспорт отсюда наркотических веществ и идей радикального ислама, резко сузить внешнюю финансовую поддержку афганской оппозиции и оказать Кабулу значительную экономическую помощь. Все это позволило бы НАТО сконцентрироваться на обеспечении безопасности афганского населения и укреплении в стране центральной власти.

В то же время участие силового компонента ШОС в совместных с войсками НАТО операциях на территории Афганистана в настоящее время нецелесообразно. Во-первых, многие афганцы рассматривают как Международные силы содействия безопасности в Афганистане, так и Коалиционные силы в качестве оккупантов, пребывание которых существенно нарушает суверенитет страны и приводит к значительным жертвам среди местного населения. Во-вторых, Россия уже имеет печальный опыт введения своих войск на эту территорию, который наглядно показал нетерпимость афганцев к присутствию здесь иностранных военных и порочность любых попыток построения силовым путем в Афганистане современного общества. В-третьих, процесс формирования силового компонента ШОС еще не завершился, а его возможности носят достаточно ограниченный характер.

Помимо этого следует учитывать достаточно непростые взаимоотношения между Китаем и государствами - членами НАТО, которые после трагических событий на площади Тяньаньмынь (1989 год) ввели запрет на экспорт в КНР вооружений. Многие китайцы не забыли и то, что именно авиация НАТО разбомбила их посольство в Белграде в 1999 году. Как следствие этого, а также существенного различия взглядов на многие вопросы международной безопасности среди политической элиты Китая сохраняется негативное отношение к альянсу, что, по-видимому, делает невозможным сотрудничество ШОС и НАТО по Афганистану в ближайшем будущем, во всяком случае - до установления соответствующих отношений между Пекином и Брюсселем.

Нельзя назвать безоблачными и российско-западные отношения, особенно в последнее время. Однако с 2002 года действует Совет Россия-НАТО, в рамках которого уже установлена взаимная система связи и консультаций в кризисных ситуациях и определен порядок формирования совместных воинских контингентов в зонах конфликтов. Российские ВС принимают участие в антитеррористической операции НАТО «Эктив Индевор», начатой в октябре 2001 года с целью наблюдения и контролирования морских путей в Средиземном море. Москва участвует и в предложенной Брюсселем программе «Партнерство во имя мира».

Следовательно, в качестве первого шага сотрудничество с НАТО по Афганистану может быть ограничено только Россией и ее союзниками по Содружеству независимых государств (СНГ), которых объединяет Организация Договора о коллективной безопасности (ОДКБ).

ОДКБ И НАТО

Напомню, что ОДКБ - военно-политический союз, созданный в мае 2002 года Арменией, Белоруссией, Казахстаном, Киргизией, Россией и Таджикистаном с целью обеспечения региональной безопасности на коллективной основе. В 2006 году к ним присоединился Узбекистан.

Базой для создания организации послужил подписанный в 1992 году рядом членов СНГ Договор о коллективной безопасности, согласно которому его участники обязались не вступать в военные союзы, направленные против другого государства - участника соглашения, консультироваться друг с другом по всем важным вопросам международной безопасности, а агрессию со стороны какого-либо государства или группы государств рассматривать как агрессию против всех присоединившихся к ДКБ стран, что предполагает оказание всей необходимой помощи, включая военную, в соответствии со статьей 51 Устава ООН о праве на коллективную оборону.

После свержения режима талибов в Афганистане значительно уменьшилась внешняя угроза для ОДКБ. В этой связи организация стала все большее внимание уделять вопросам борьбы с международным терроризмом, экстремизмом, организованной транснациональной преступностью и нелегальной миграцией. Решение таких вопросов, в первую очередь связанных с деятельностью международного терроризма, возложено на действующие в рамках ОДКБ Коллективные силы быстрого развертывания Центрально-Азиатского региона (КСБР ЦР) общей численностью порядка 4 тыс. военнослужащих, авиационная составляющая которых (10 самолетов и 14 вертолетов) находится на российской базе Кант в Киргизии. В непосредственной близости от нее, в Бишкеке, размещается постоянная оперативная группа штаба КСБР ЦР, которую возглавляет представитель ВС Киргизии. КСБР ЦР ежегодно проводят совместные учения.

Не следует забывать и о пресечении незаконного оборота наркотических средств, психотропных веществ и оружия. Этим занимаются спецслужбы государств - участников Договора при поддержке КСБР ЦР. В частности, в рамках ОДКБ проводится международная оперативно-профилактическая операция «Канал» по пресечению наркотрафика и наркоторговли. В этой операции помимо стран ОДКБ принимали участие представители и специалисты Ирана, Китая, Пакистана и других государств, примыкающих к Афганистану как к одному из самых крупных мировых центров выращивания опийного мака и производства на его основе героина.

Помимо этого на ОДКБ возложена задача обеспечения антитеррористической защиты нефте- и газопроводов, а с 2004 года организация несет ответственность за охрану железнодорожных коммуникаций.

В настоящее время Москвой вопрос о частичном слиянии ОДКБ и ШОС не рассматривается. Тем не менее в октябре 2007 года был подписан «Меморандум о взаимопонимании между секретариатом ШОС и секретариатом ОДКБ», в котором были определены следующие области сотрудничества: обеспечение региональной и международной безопасности и стабильности; противодействие терроризму; борьба с незаконным оборотом наркотиков; пресечение незаконного оборота оружия; противодействие организованной транснациональной преступности и др. Также было решено между постоянно действующими органами ШОС и ОДКБ проводить консультации и осуществлять обмен информацией.

Пока руководство НАТО отказывается устанавливать взаимоотношения с ОДКБ, развивая отношения с государствами - участниками организации только на двусторонней основе. Однако ухудшающаяся ситуация в Афганистане вынуждает США как основополагающее государство Североатлантического альянса пересмотреть такие позиции.

Таким образом, Афганистан является естественным местом сотрудничества ОДКБ и НАТО сейчас, ШОС и НАТО в будущем. И от того, как удастся такое сотрудничество организовать, во многом будет зависеть будущее состояние глобальной международной безопасности. Пока в Брюсселе, Вашингтоне, Москве и Пекине это еще отчетливо не понимают. По мере же становления реальной многополярности необходимость выстраивания таких отношений станет очевидной, однако базис для этого нужно закладывать уже сейчас.

 

http://nvo.ng.ru/printed/207425


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение