Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Суюнбаев М.Н. . Россия - Киргизия (Центральная Евразия): Собака на сене и овечка без сена или 12 постулатов на засыпку (основной доклад 3-го семинара ИАЦ МГУ-РГГУ).

07.04.2008

Автор:

Теги:
 

Экспертный семинар ИАЦ МГУ-РГГУ "Постсоветское пространство: взгляд в будущее".

Заседание 3-е ""Киргизия-Россия и международные интеграционные объединения: разные скорости евразийской интеграции".

27 марта 2008 года. Москва, ул. Чаянова, д. 15, РГГУ, ауд. 228.

 

Об авторе: Суюнбаев Мурат Насирдинович, доцент Кыргызского национального университета (КНУ, Бишкек), кандидат геолого-минералогических наук.

 

1. Нынешнее статус-кво: рыхлость постсоветского пространства.

 

Возникло в результате действий самой России. "Очень умные" люди решили сэкономить на своем "мягком подбрюшье". Это демонстрирует полное отсутствие понимания, что "империя" (просто большое пространство) - это не только обязанности, но и права: геополитический статус! Россия - единственный "чайник", который добровольно отказался от собственного "большого пространства", т.е. своего геополитического статуса.

 

2. В результате такой "экономии" Россия платит ренту геополитической отсталости.

 

В результате утраты геополитического статуса "большого пространства" Россия перестала получать ренту геополитической развитости и стала платить ренту геополитической отсталости, из страны промышленно развитой превратилось в сырьевую страну. А это означает пренебрежение мнением и интересами России при решение важнейших мировых вопросов. Косово, разрушившее систему международной правовой летигимности, - последний пример.

 

3. У России нет стратегии относительно восстановления "большого пространства": постсоветского пространства в общем, и Центральной Евразии в частности.

 

У Турции есть (была) стратегия в отношении постсоветского пространства: проект "Большой тюркский мир" - начало 90-х годов 20 века;

У США есть стратегия (стратегии!): проекты "Большой Ближний Восток" и ГУУАМ 1995-2005 гг.; "Большая Центральная Азия" (БЦА) - 2006 г. Стратегии пусть и достаточно пустые, но есть.

У Японии есть стратегия: проект "Центральная Азия + Япония" (2005 г).

У ЕС есть стратегия: "ЕС - Центральная Азия" (2007 г). ЕС и Япония, помимо прочего, больше всего вкладывают финансовых средств в развитие стран Центральной Азии.

Стратегии в отношении региона есть и у него самого: ЦАС/ЦАЭС/ЦАФ/ОЦАС - 1993-2005 гг. И вот теперь Союз центральноазиатских государств Назарбаева (повторение пройденного). Стратегии квёлые, но есть!

Из серьезных внешних игроков стратегии нет только у России. Регион объективно нужен России, но не ее политической элите. Ее проекты и прожекты отражают лишь текущие задачи российского бизнеса, но не стратегические интересы Российского государства.

 

4. Для внятной стратегии у России вполне достаточно времени.

 

Это означает, что Россия готова и дальше платить ренту геополитической отсталости. На мои вопросы россияне, дипломаты и госчиновники, эксперты и аналитики, отвечают: "не хватает времени", "много внешних и региональных вызовов", "нет денег", "это нелегко". Чушь! У России был и есть огромный лаг времени на разработку и реализации стратегии: 8 лет Путина + 4 (8) лет Медведева + 8 (вторые) лет Путина + 8 (вторые) лет Медведева. Итого: 28-32 года! А деньги - в Стабфонде (на сеновале). Если капиталистическо-империалистические США смогли лет за пять прикормить бывших коммунистических лидеров, то России уж сам бог велел.

 

 

5. Евросоюз как пример восстановления "большого пространства", приемлемого для периферии.

 

Примеры восстановления "большого пространства" так, чтобы это приняла периферия, есть - это Европейский Союз в первую очередь. Это, по сути, восстановление Римской империи (почти в ее исходных границах). Выход за эти исходные границы в большинстве своем - ошибка. Также как в свое время ошибкой Российской империи было включение в свое "большое пространство" Финляндии, Прибалтики и Западной Украины (подробности об ошибке смотри в постулате 9). Восстановление Римской империи основывалось на историческом и культурном наследии (языках на основе латыни).

В новейшей истории Германия дважды (1-я и 2-я мировые войны) пыталась реинтегрировать это "большое пространство". Только после двух неудач она поняла постулат Бертольда Брехта (из "Трехгрошовой оперы"): "Акция грабит лучше пистолета".

Третья попытка идет более-менее удачно и называется она "Европейский Союз". Конечно, Германия не является "метрополией", но в этом "акционерном предприятии" она имеет контрольный пакет. Она хотела получить доступ к ресурсам и рынкам Европы? Она его имеет. Немецкая марка под личиной "евро" завоевала почти всю Европу. И все, особенно периферия, довольны. Чем не пример для России и постсоветского пространства? Только не надо, как "скупой рыцарь", трястись над Стабфондом, жадничая потратиться на союзников и хороня деньги в чужих валютах.

Вообще надо заметить, что новая регионализация есть процесс противоположный глобализации, но ею вызванный (как тенденцией) и ей предшествующий (как результат).

 

 

6. Если Центральная Евразия не нужна России, она будет нужна Китаю.

 

Экономическая, политическая и военная мощь Китая усиливается. Для стран региона это и плохо, и хорошо (развитие торговли, инвестиции). Причем экспансия происходит не обязательно по директиве из Пекина. Просто слишком большая разница в экономической и демографической плотности территорий. Происходит практически естественная "диффузия".

У РФ пока не наблюдается никакой озабоченности в связи с этим. Российский Дальний Восток сам может стать жертвой экспансии. Захочет ли и сможет ли РФ помочь региону Центральной Евразии в сдерживании экспансии Китая? Если да, то как? Могут ли все или большая часть стран региона рассчитывать на серьезную поддержку в этом со стороны России?

 

 

7. Культурные перемены в Центральной Евразии, на которые не обращают внимание в России, со временем могут стать необратимыми.

 

В регионе преобладают тенденции к культурному изоляционизму. Узбекистан и Туркмения перешли на латиницу. В Казахстане принято решение о переходе на латиницу с 2010 года. Таджикистан изучает возможность возврата на арабский шрифт. Экономические и политические барьеры на пути интеграции в регионе могут быть преодолены лет через 10-15. И к этому времени вполне может оказаться так, что основным барьером станет отсутствие общерегиональной центральноевразийской культурной идентичности. Кто ни будь "чешется" об этом или хотя бы думает? Почему в России сосредотачиваются на очень частном вопросе соотечественников-славян и не понимают важности удержания и дальнейшего развития общего культурного пространства для основного населения региона? "Экономика важнее политики"?

 

 

8. Россия как интегратор Центральной Евразии остается по-прежнему оптимальным выбором.

 

В условиях второго акта китайской экспансии в регионе (первый был в 18-19 веках) и самозабвенного безразличия России, страны регионы рассматривают и другие варианты.

В первую очередь все рассматривают в качестве альтернативы России США. Но США, расположенные на другом конце Земного шара, никогда не будут серьезным торговым партнером региона. А, следовательно, не будут серьезным стратегическим партнером и интегратором. И Узбекистан в этом уже убедился. В последние три года США сильно утратили кредит доверия в этой стране.

Есть подспудные варианты интеграции в Евросоюз (в т.ч. через НАТО). Европа не такая амбициозная и напористая как Китай и США, является ненавязчивым образцом (в том числе для граждан России) либеральных и демократических ценностей. Но старушка Европа погрязла в своих проблемах. В регионе ее кроме углеводородов (читай Казахстана, Туркмении и Узбекистана) ничего не интересует. Европа не имеет серьезного присутствия в регионе: экономического, политического и демографического (зато видим обратное - исход этнических немцев из региона). И вряд ли будет иметь в обозримом будущем.

Таджикистан прорабатывает в качестве потенциального "большого пространства" Иран и арабский мир. Но этот вариант, также как и практически пройденный турецкий, не перспективен и может встретить серьезнейшее сопротивление в самых различных слоях таджикского общества.

Как бы в регионе ни страдали от невнятности и бестолковости российских действий в Центральной Евразии, Россия по-прежнему остается оптимальным выбором в качестве локомотива интеграции.

 

 

9. Евразийство как идеологическая (идейная) основа нового "большого пространства".

 

Идеи евразийства в качестве пусть квази, но все же какой-то идеологической основы могут быть использованы для новой интеграции постсоветского пространства. Но какие? Национал-большевистского толка или как подмена евразийства квази-старообрядческим православием (а это в основном мы видим в самой России)? Какая чушь! Такие идеи не способны консолидировать даже собственно Россию: Северный Кавказ, Татарстан, Башкирия, Калмыкия... Такие идеи способны выдвигать только самовлюбленные недалекие люди, которые не заботятся даже о целостности Российской Федерации.

Я считаю, что идейной основой постсоветского нового "большого пространства" является евразийство в следующем смысле. Евразия - это территория с низкой естественной биологической продуктивностью территории, где выживание возможно (было возможно) только сообща, коллективно. Будь то российская община, совместное строительство ирригационных каналов в Узбекистане и Таджикистане или совместный выпас скота в Киргизии и Казахстане. И именно коллективистский, общинный дух объединяет народы евразийского пространства. Евразийское пространство кончается там, где начинаются хутора, в которых живут единоличники и индивидуалисты. Это - Прибалтика, Западная Украина, Финляндия. Украина должна остаться единой, т.к. любая попытка отделить Западную Украину тут же приведет к распаду и всей остальной страны, но на ее западных границах должна быть граница новой евразийской политической интеграции.

Такое «географическое» понимание евразийства можно взять за основу государственной стратегии, вполне допуская и другие понимания евразийства, которые не противоречат этому: евразийства в понимании мусульман остатков Евразийской партии России, евразийства в понимании государственной власти в Казахстане и др.

 

 

10. Европа и Китай через ШОС могут помочь России извне.

 

Если сейчас у России недостаточно "людей длинной воли" по Чингисхану, то ее могут подтолкнуть Европа (далеко не вся) и Китай (через ШОС).

Европа может компенсировать китайскую экспансию усилением своего военного присутствия, в дополнение к авиабазе в Термезе. Готовы ли к этому Россия и страны региона?

Европа могла бы продвигать свои ненавязчивые либеральные и демократические ценности через Россию. А это для населения региона сейчас весьма актуально. Дело в том, что усиление ШОС, укрепляя внешнюю безопасность государств региона, консервирует и усиливает авторитарные тенденции в регионе. А это приводит к усилению угроз для гражданских прав и свобод. Европа могла бы взять на себя ответственность за такого рода издержки и так, чтобы не усугублять ситуацию: через Россию. Пока ЕС работать через Россию не хочет...

С другой стороны, если постсоветское пространство само не может институционализироваться, в этом ей может помочь прагматизм и деловитость Китая в рамках ШОС. Шанхайская организация сотрудничества уже переросла формат ОБСЕ и ЕврАзЭС. Создание Парламентской Ассамблеи ШОС (ПА ШОС) будет работать в направлении дальнейшей институционализации не только ШОС, но и ее постсоветской части.

 

 

11. России и Китаю в институционализации постсоветского пространства и пространства Евразии может помешать "Веймарский синдром".

 

Усилиям России и Китая может помешать "Веймарский синдром": националистические и первобытно-имперские настроения у империи, встающей с колен после эпохи слабости и унижения. Пока неясно, насколько это опасно для них самих и для идей институционализации "большого пространства".

 

 

12. Если ничего не делать, усталость ожидания интеграции приведет к точке невозврата.

 

Пользуясь низким геополитическим статусом и решая свои проблемы, Запад не только не отдаст России углеводороды Арктики (а это по стоимости десятки, сотни Стабфондов), но и отберет у России другие ресурсы - через ее расчленение. Говорить об интересах России в Центральной Евразии в случае распада РФ не придется вообще.

Страны постсоветского пространства, медленно дрейфуя сейчас от интеграции в россиебежном направлении, последовательно будут вслед за Прибалтикой проходить точку невозврата и растворяться в геополитическом небытие.

В Центральной Евразии весьма высока "усталость" от интеграционных ожиданий. Крах еще одного "ненастоящего" интеграционного проекта или полное отсутствие такового способно вызвать стойкую аллергию к интеграции вообще.

 

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение