Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Четыре вызова Средней Азии

01.07.2010

Автор:

Теги:
Ален Делетроз


Итоги 20 лет независимости бывших советских республик Средней Азии нельзя назвать блестящими: торговля афганским опиумом, клептократические режимы, борьба великих держав за влияние в регионе... Недавняя вспышка насилия в Киргизстане - лишь видимая часть проблемы.

Вспышка насилия на юге Киргизстана снова привлекла всеобщее внимание к этому пока малоизвестному региону. Тем временем пять бывших советских республик Средней Азии в будущем году готовятся отметить двадцатилетие независимости. Для населения региона этот юбилей будет иметь горький привкус. В самом деле, несмотря на ту помпу, с какой правительства пяти стран не преминут провести соответствующие празднования, все показатели гуманитарного развития в регионе находятся на катастрофическом уровне, и для подавляющего большинства поколений, еще заставших советский режим, итоги этих двадцати лет независимости по меньшей мере неоднозначны... Регион сталкивается с четырьмя колоссальными вызовами в области безопасности, которые делают его, возможно, одним из самых слабых с точки зрения стабильности центров евразийского континента.

Во-первых, близость к зоне афганского конфликта имеет два важнейших последствия для стран Средней Азии. С момента ухода русских пограничников и активизации боев в Афганистане произошел резкий рост торговли афганским опиумом, в результате чего хрупкие таджикское и киргизское государства стали испытывать на себе невыносимое давление. Финансовая мощь наркоторговцев столь велика, что им уже удалось купить более или менее активную поддержку части служб безопасности этих двух стран. Хотя еще трудно произвести серьезный анализ касательно групп, спровоцировавших волну насилия между киргизами и узбеками в Оше, уже выяснилось, что несколько наркобаронов участвовали в погромах с оружием в руках.

Наряду с наркотрафиком вызывают беспокойство свободное передвижение фундаменталистских группировок, связанных с афганскими и пакистанскими талибами, между зоной племен в Пакистане, Афганистаном, таджикским Памиром и югом Киргизстана. Праздношатающаяся молодежь этих двух стран, и в особенности молодежь Узбекистана, где слишком явная демонстрация благочестия может закончиться длительным заключением в жутких застенках Ислама Каримова, как нельзя лучше подходит на роль жертвы группировок, пропагандирующих насилие против жестоких и коррумпированных политических режимов.

Второй вызов связан с автократической и клептократической природой политических режимов этого региона. Во всех странах региона, кроме Киргизстана, в котором теперь у власти стоит временное правительство, система выстроена вокруг некой семьи или президентского клана, который, не довольствуясь тем, что в его руках сосредоточена вся политическая и медийная власть, контролирует также и основные источники доходов страны.

Эта система менее сильна в Казахстане: там политическая элита довольствуется участием в торговле углеводородами, способствуя при этом экономическому подъему сети независимых мелких и средних предприятий. И наиболее ярко выражена в Узбекистане, где ни один приличный источник доходов не ускользает от алчности нынешней власти! Каждому узбекскому предпринимателю, предприятие которого начинает приносить прибыль, немедленно предлагают его продать той или иной фирме, принадлежащей членам политической элиты. Отказ может стоить столь дорого, что очень мало кто осмеливается ответить "нет". Ненависть и ярость, накапливающиеся в Узбекистане, особенно благоприятствуют насильственному свержению режима Ислама Каримова.

Третий вызов связан с недостаточным желанием стран сотрудничать между собой. Несмотря на многочисленные соглашения, подписанные этими пятью государствами, движение товаров и людей в регионе остается весьма проблематичным. И в этом плане наибольшие проблемы также создает Узбекистан, чьи сложные границы разрезают регион надвое. Периодическое закрытие границы Узбекистана с югом Киргизстана и севером Таджикистана душат находящуюся в зачаточном состоянии экономику этих маленьких стран и фактически означает экономическую блокаду. В Ферганской долине перекрытие узбекской границы уже приводило к жестоким инцидентам на пограничных постах задолго до того, как вспышки межэтнического насилия последних недель привлекли всеобщее внимание к этому сложному региону. Узбекское правительство, тем не менее, действовало в соответствии со своими международными обязательствами, разрешив киргизским беженцам перейти через границу. Следует отметить также его сдержанность в высказываниях в этой ситуации.

Наконец, четвертый вызов связан с соревнованием, в которое вступили американцы, русские, китайцы и в меньшей степени европейцы за восстановление или установление влияния в регионе. Эта борьба за влияние, в которой игроки руководствуются некими краткосрочными интересами, позволяет среднеазиатским режимам играть на стороне той или иной державы, ни в коей мере не затрагивая с ними вопросы глобальной безопасности. Самой невероятной иллюстрацией этой ситуации, вероятно, является то, как президент Бакиев решал вопрос о продлении договора, позволяющего американским самолетам использовать авиабазу "Манас", недалеко от Бишкека.

Получив часть суммы, которую Россия пообещала ему за то, чтобы он выставил американцев за дверь, он в итоге продлил выгодный контракт с американцами, исполнением которого занимался его сын Максим. Американская армия, сильно нервничавшая из-за перспективы потерять этот плацдарм в Средней Азии, решила закрыть глаза на те кругленькие суммы, которые получал на этом режим Бакиева. Насильственное свержение режима Бакиева обнаружило эти слабости американцев и привлекло внимание Конгресса США к этой потрясающей схеме управления.

Сегодня, когда может вспыхнуть весь регион, ни один из международных игроков не хочет в это ввязываться - даже Россия - и, кажется, теперь они настороженно поглядывают друг на друга в ожидании нового витка насилия.

Китайцам же удалось достичь очень важного результата: договориться с правительствами двух самых сложных стран региона, Туркменистана и Узбекистана, о строительстве трансазиатского газопровода, который к концу года напрямую свяжет Туркменистан и Китай. Как и Россия, Китай отрицательно относится к тому, что американцы укрепляют свое военное присутствие в регионе. Чтобы избежать дестабилизации и без того неустойчивого региона ввиду этой борьбы за влияние, китайцам, русским и американцам стоит как можно скорее начать откровенный диалог о безопасности в регионе, о своем видении его проблем и о своих проектах, с ним связанных, и в случае необходимости принять решение о совместном оказании давления на самых строптивых автократов. Ужасы, произошедшие в последние дни на юге Киргизстана, должны были бы разбудить самых сонных наблюдателей.
источник: РГРК "Голос России"

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение