Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Технология без идеологии. Мировой опыт для казахстанской модели.

19.06.2010

Автор:

Теги:

 

 

Артур Саидов


 

Всовременных условиях для  постсоветских странв вопросе властного транзита  характеренсинтез «особого пути» с формальным использованием западных моделей передачивласти.

Так,например, в Армении новый президент Серж Саргсян  прошел процедуру легитимации через всенародныевыборы, но, на практике, его кандидатура была согласована на внутриэлитномуровне, при доминирующем влиянии карабахского клана и лично экс-президентаРоберта Кочаряна.

Российскийопыт пока не оценен в полной мере, просто потому, что мы не до конца можемсудить об окончательном варианте «кремлевской модели» (кто будет следующимпрезидентом из связки Путин-Медведев), а, в настоящий момент, наблюдаем толькоопределенный этап ее реализации, по которому невозможно судить о всейкомбинации в целом.

Каждыйиз вариантов имеет свою индивидуальность, страновую специфику. В той же АрменииСаргсян прошел через пост премьера, выдержал жесткую конкуренцию с лидерамидругих партий, и своей политической деятельностью, а не только клановымисвязями завоевал доверие со стороны избирателей.

Инымисловами, модель преемничества непосредственно вытекает из особенностей строенияместного общества. Есть много общего – это всегда «преемничество сверху», новсегда отличается уровень конкурентности при окончательном определении кандидатана политического наследство.

Другойвопрос, что закрытость и непубличность оснований выбора приводит к обострениювнутриэлитных конфликтов, сбоям в системе, рискам для власти. Удастся лиКазахстану избежать подобных проблем? Этот вопрос особенно актуализировался вконтексте дискуссии о лидере нации и потому мнения, высказываемые экспертами,так или иначе, затрагивают вопрос о механизмах следующего этапа политическоготранзита. Наши аналитики часто ссылаются на сингапурскую модель передачивласти.

Однакопостсоветские страны не могут сравниться в этом отношении с Сингапуром, где принципыгосударственного управления основаны на  совершенноиных началах и присутствует внятная идеология выдвижения на руководящие посты.

Сингапурскиелидеры опираются на нерушимую догму конфуцианцев –  твердую уверенность в том, что политикаопределяется не качеством применяемых законов и средств управления, а качествомдействующих в ней людей: находясь в руках “совершенного мужа”, политиканепроизвольно становится совершенной.

Каксправедливо отмечает российский политолог Нина Хрущева: конецформыначалоформыКонфуцианствовозвеличивает идеализированную связь между отцом и сыном как модель для всехчеловеческих отношений. Как сыновья должны почитать отцов, так и поданныедолжны почитать своих правителей. Возможно, этот “конфуцианский фактор” играетважную роль в сингапурском варианте наследования”.

Казахстанскоймодели совершенно очевидно недостает внятной идеологической линии. Обществодалеко не всегда может до конца понять суть и смысл осуществляемых преобразований,прежде всего, по причине отсутствия содержательного объяснения происходящихпроцессов. Условно говоря, предлагается просто принять к сведению, что властьбудет делать именно так. Но мы не живем в конфуцианской среде. У нас нет дажечетко сформулированной национальной идеи. Потому вполне естественна крайнепротиворечивая реакция на закон о лидере нации в разных слоях казахстанскогообщества.

Стехнологической стороны, все смотрится вполне убедительно, но уже в который размы убеждаемся в том, что под самые важные аспекты старнового проектирования согромным трудом подводятся идеологические обоснования. Вполне возможно, чтотакие задачи могут решаться на уровне партии власти, перед которой, собственноговоря, и стоит задача общественной мобилизации. Но прежде чем запускатьмеханизмы партийной поддержки проекта необходимо до конца прояснить егосодержательные смыслы, определить место концепции «лидер нации» в формированиинового образа Казахстана, страны, которая пошла своим путем в вопросеполитического транзита.

Полагаю,что неизбежно наша власть обратится к идеологии этого вопроса, просто потому,что риски, связанные с неверной трактовкой нынешних событий достаточно велики. Ив этот момент возникнет вопрос – а что может стать первоосновой этой идеологии?Есть ли в арсенале наших государственных мужей внятный концепт, универсальноеобъяснение особой логики казахстанского пути?

Отответов на эти вопросы зависит, на мой взгляд, понимание казахстанскимобществом сути и смысла проекта «лидер нации».

http://kazregion.kz/

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение