Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Период полураспада. Джанибек Сулеев vs Алексей Власов. Ч.2.

18.06.2010

Автор:

Теги:

 

 

 

Продолжение.


 

 

Джанибек Сулеев: Ну, а все-таки, нужна ли России Центральная Азия или все эти крики, что только Москва поможет киргизам, это уже никому не нужно? У нас я, например, слышал рассуждения - мол, пусть они сами разбираются, казахов это никак не касается, но были и другие мнения. А в Москве как?

Алексей Власов: Мне кажется, что мы попали в переломную точку. Уходят в прошлое последние иллюзии советской эпохи, память о советском общежитии размывается, а новые поколения не испытывают ностальгических чувств. Им про СССР не интересно, а раз нет интереса, то, почему голова болеть должна за узбеков, киргизов, молдаван. Своих проблем хватает. Поэтому так жестко говорят молодые ребята, которых опрашивают в радио эфире – киргизы и узбеки это не наша проблема, зачем нам туда лезть? В Руанде перебили холодным оружием миллион человек, а что - человечество содрогнулось? Люди защищают себя от обилия негативных эмоций. Есть их собственный мир, а все остальное остается за бортом.

Это реакция многих людей, которые позиционируют себя как нормальные граждане РФ. И добавляют – русские пусть возвращаются в Россию, нечего им делать там, где к ним относятся неподобающим образом.

Джанибек Сулеев: А Россия готова принять соотечественников? Мне как-то не очень верится в успех всех этих начинаний.

Алексей Власов: Сложный вопрос, программа возвращения соотечественников имеет серьезные проблемы с реализацией, ровно с момента ее старта. Это ни для кого не секрет. Думаю, что события в Кыргызстане вызовут новую волну интереса к данной проблеме, но здесь ведь не только психологический момент важен. Куда переезжать? Как обеспечить людей работой? Просто сказать – русские, возвращайтесь! А что дальше? Возвращайтесь – куда? Из Бишкека в центральный нечерноземный район?

Джанибек Сулеев: Хорошо, проблема понятна. Просто мне кажется, что новой волны выезда русских не будет. Все, кто хотел уехать в 90-е годы этой возможностью воспользовались. Но мне кажется, что мы не должны подменять политикой вопрос самореализации людей. Те, кто покинут Киргизию будут бежать от хаоса и крови, а не потому, что к ним на базаре отнеслись без должного уважения. Хотя, есть, наверно, и другие обстоятельства – меняются культурные коды, конфессиональная ситуация. Вот я не знаю, есть ли проблемы в этом отношении для русских в Кз.

Алексей Власов: По этому поводу у меня к тебе встречный вопрос. Одна очень умная женщина, прочитав наш с тобой разговор в пятницу, отреагировала существенным замечанием. «я не такой оптимист - боюсь, что в Казахстане, особенно на юге, может произойти подобное. Ведь уровень светского образования падает, и вакуум занимают доброхоты-миссионеры из мусульманских стран. Даже в Алматы количество казахских женщин в хиджабах становится все больше и больше. Казахи, которые всегда были больше язычниками, вдруг становятся рьяными мусульманами». Тебя это не тревожит? Или это не репрезентативный срез?

Джанибек Сулеев: Это вопрос, который касается совершенно иной темы. Почему растет религиозность населения ЦАР? Потому, что людям необходимо найти внутренний стержень. Государственной идеологии как таковой не существует, ценностные ориентиры размыты, и народ пытается обрести почву под ногами в религии. Она дает ясные и понятные точки опоры. У меня нет точной статистики, но я думаю, что уровень религиозности растет и среди русского населения в Казахстане. Не только мусульмане, но и православные. Это объективный процесс. Хотя, я понимаю и  тех, кто оценивает подобные общественные симптомы как риски. Все равно восприятие казахом религии эклектично, едва ли у нас возможен фундаментализм.

Алексей Власов: В данном случае, важен сам факт перемен, которые стали происходить в совершенно ином темпе. И «русский фактор» в ЦАР, он то же должен рассматриваться в контексте этих изменений. События в Киргизии только подчеркнули, более рельефно выявили те проблемы, которые существовали и раньше. Проблема русских в Центральной Азии, это только одна небольшая часть более глобальных вопросов. К сожалению, эксперты, в основном, анализируют геополитические последствия случившегося - а что там с базой, а как будет с казахскими пансионатами? 

Цена человеческих жизней стала настолько незначимой, что мы вроде как скорбим, но скорее на уровне - так надо, не сопереживаем киргизам.  Мы теперь друг другу как португальцы и турки.  Это и есть распад Советского Союза. Окончательный и бесповоротный.

Джанибек Сулеев: А что дальше? Рим пал и на его обломках создались варварские государства. А что возникло на обломках СССР или мы еще только идем к варваризации? Хороним остатки советской культуры и ментальности? Мы - какие?

Алексей Власов: Не время еще отвечать на этот вопрос. Но очевидно, что идет мощный процесс как внутреннего расслоения постсоветских обществ, так и расслоения между успешными и теми, у которых нет сырья. Кргда в этом процессе будет достигнута определенная точка, вот тогда и настанет неофеодальная эпоха, поскольку приметами нашей жизни станет сословность, иерархичность и корпоративность.... 

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение