Россия, Москва

info@ia-centr.ru

«СОБЫТИЯ В КИРГИЗИИ ПРОЯВИЛИ НЕЭФФЕКТИВНОСТЬ ИНТЕГРАЦИОННЫХ СТРУКТУР НА ПОСТСОВЕТСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ».

17.06.2010

Автор:

Теги:

Интервью с российским политологом Андреем Карповым.

 

- Андрей, по Вашей оценке, какими могут быть последствия событий в Кыргызстане для всего центрально-азиатского региона и Казахстана, в частности?

- С моей точки зрения киргизские события показали значительную уязвимость всех основных интеграционных объединений, которые призваны решать проблемы безопасности. Это касается и ОДКБ, и ШОС, и СНГ. Фактически выяснилось, что в случае возникновения системной дестабилизации в государстве, не связанной с внешним воздействием или в котором помимо  внешнего фактора большую роль играют внутренние социальные проблемы, эти организации не могут представить эффективные инструменты оказания помощи и поддержки правительству проблемных государств. И Киргизия высветила все эти слабости интеграционных структур с самой высокой степенью отчетливости.

-Почему так и не были задействованы возможности ОДКБ, несмотря на обращение главы временного правительства Розы Отунбаевой к российскому президенту об оказании помощи Бишкеку?

- Я думаю, Россия не пожелала брать на себя единоличную ответственность за оказание помощи правительству Кыргызстана по двум причинам. Во-первых, то, что происходит на юге Республики это сложное сочетание межэтнического конфликта, действий криминальных групп наркоторговцев и сторонников свергнутого президента Курманбека Бакиева. В условиях, когда большую роль играет межэтнический компонент, вмешательство, а тем более, единоличное участие российских солдат в миротворческой операции, по сути дела, возлагает на Кремль огромные риски, которые, по идее, должны разделить партнеры в центрально-азиатском регионе, в том числе, Казахстан, и Таджикистан, Узбекистан, по понятным причинам, я не беру. Позиция, которую заняла Ак Орда, показывает, что для Казахстана это тоже головная боль, с которой лучше справляться чисто техническими приемами: поставка гуманитарной помощи, горюче-смазочных материалов, - но ни в коем случае не давая прямого согласия на проведение миротворческой операции. В итоге Фома кивает на Ерему, а Ерема на Фому, и в этих условиях принимать решение о вводе миротворческого контингента невозможно просто по причине отсутствия договоренностей внутри интеграционных структур, за это ответственных.

-В таком случае, с учетом опыта киргизских событий, возможно ли в перспективе изменение формата деятельности ОДКБ?

-Я все-таки думаю, что два принципа, на которых строится работа ОДКБ, останутся неизменными. Первый принцип - это консенсусное принятие решений, потому что ни Армении, ни Белоруссии нет никакого резона следовать логике большинства голосов по вопросам, напрямую не затрагивающих интересы Еревана и Минска. И второй момент: по-прежнему для ОДБК главным критерием участия в миротворческих операциях останется фактор внешней угрозы, а внутренние риски, безусловно, будут рассматриваться как личное дело государств, входящих в Организацию. По-другому решить этот вопрос невозможно, по крайней мере, на данный момент.

- И последний вопрос. Сейчас много говорят о том, что Шанхайская организация сотрудничества и ОДКБ - это структуры, которые представляют собой российский «зонтик безопасности» для постсоветского пространства. Насколько, в таком случае, эффективен этот «зонтик». И насколько эффективны другие структуры, которые работают в сфере безопасности на постсоветском пространстве?

- Это сложный вопрос. Здесь нужно понимать, что ОДКБ - это в первую очередь, политическая структура, и только после этого, структура, отвечающая за военные аспекты безопасности. То же самое можно сказать и о Совещании по взаимодействию и мерам доверия в Азии. Приняты важные документы, разработаны механизмы сотрудничества, но насколько эффективны практические инструменты этой структуры по отношению к тем конфликтам, которые происходят в зоне ответственности СВМДА?

Поэтому и звучат слова о том, что нужно переформатировать систему отношений в рамках этих интеграционных структур, синхронизировать поле деятельности ШОС, ОДКБ, СНГ, ОБСЕ, подключить к этому процессу и НАТО. Однако это меры, которые потребуют политической ответственности и большого срока реализации. В этом отношении, конечно, Казахстан сделал максимум из возможного как председатель ОБСЕ, но только в рамках того поля, которое ему было выделено для миротворческих инициатив. Ничего сверхъестественности здесь изначально было невозможно достичь. А цена всех изъянов наших интеграционных структур - сотни человеческих жизней, жертв трагических событий на юге Кыргызстана. -Спасибо за беседу.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение