Россия, Москва

info@ia-centr.ru

СНВ на весах ПРО

07.06.2010

Автор:

Теги:

России и США предстоит серьезный разговор о балансе стратегических вооружений

Виктор Литовкин

 

В американском Сенате начались слушания по ратификации нового Договора по СНВ-3. Одним из самых острых вопросов там стала связь между стратегическими наступательными и стратегическими оборонительными вооружениями. Юридически зафиксированная в преамбуле договора, как считают некоторые эксперты, и юридически не зафиксированная, как утверждают другие. Какие последствия могут вытекать из такой двойственной трактовки этого положения, «НВО» объяснил депутат Государственной Думы, бывший секретарь Совета безопасности России академик РАН Андрей Кокошин.

Специалистам России и США предстоит длительный, серьезный, во многом очень непростой диалог по проблемам противоракетной обороны после подписания в Праге Договора о сокращении стратегических наступательных вооружений. Именно на это ориентируют и содержащиеся в преамбуле Договора положения о взаимосвязи между оборонительными и наступательными вооружениями, и короткое одностороннее заявление по проблеме ПРО российской стороны», - сказал академик Кокошин.

По его словам, вопрос о роли ПРО в стратегическом ядерном балансе и в обеспечении стратегической стабильности неоднократно становился предметом интенсивного, профессионального и весьма эмоционального обсуждения по крайней мере с конца 1960-х годов. Историю обсуждения необходимо иметь постоянно в виду в наше время и на перспективу, считает Кокошин. Тогда же, в 1967 году, на советско-американском саммите в Глассборо тему ограничения ПРО поднял министр обороны США Роберт Макнамара. Разумеется, эта тема глубоко и серьезно обсуждалась обеими сторонами при подготовке Договора об ограничении систем ПРО 1972 года, который и до сих пор является одним из очень важных образцов такого рода соглашений.

Очень серьезно и остро проблема ПРО обсуждалась и в 1980-е годы, напомнил Андрей Кокошин, прежде всего в связи с тем, что в этот период президент США Рональд Рейган выдвинул широкомасштабную программу научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ «Стратегическая оборонная инициатива», которая в перспективе предусматривала создание не только наземных, но и космических эшелонов противоракетной обороны США. Значительную роль при этом сыграли многократные встречи видных советских и американских ученых, на которых преимущественно обсуждалась роль различных видов «экзотического оружия», которое еще не существовало даже в прототипах. Для нейтрализации такой программы с советской стороны были выработаны концепция и ряд конкретных военно-технических программ «асимметричного ответа». В конечном итоге в результате очень острой дискуссии между США и СССР в то время была подтверждена тесная связь между развитием противоракетного оружия и стратегических наступательных вооружений. Она была подтверждена и при администрации Билла Клинтона.

Правда, пришедшая ей на смену администрация Джорджа Буша-младшего весьма радикально изменила американскую позицию. Она фактически отказалась от сколько-нибудь серьезного диалога с Россией по проблеме ПРО и в определенный момент вообще вышла из Договора по ПРО, нанесла серьезный ущерб стратегической стабильности и российско-американским отношениям.

Нынешняя администрация признала взаимосвязь между наступательными и оборонительными стратегическими вооружениями, отметил Кокошин. Но при этом в преамбуле Договора говорится, что «нынешние стратегические оборонительные вооружения не подрывают жизнеспособность и эффективность стратегических наступательных вооружений Сторон». И положения самого Договора, и смысл российского одностороннего заявления, считает Кокошин, потребуют от нас вести интенсивный диалог с Соединенными Штатами Америки, прежде всего об их усилиях в области ПРО, о том, для каких задач создаются те или иные компоненты ПРО, как они могут повлиять на стратегическую стабильность в ее центральном звене, во взаимоотношениях между Россией и США. Для России наибольшую озабоченность вызывают вопросы развития потенциальных средств наземного, морского, воздушного и космического базирования, которые обладали бы способностью перехватывать стратегические ракеты межконтинентальной дальности и их боевые блоки, заявил Кокошин. Они могут подорвать те достижения, что закреплены в СНВ-3.

Источник: «Независимое Военное Обозрение», №18 от 21-27 мая 2010г., стр.7 (http://nvo.ng.ru/concepts/2010-05-21/7_snv.html)


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение