Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Почему Россия, Белоруссия и Казахстан медлят со "свадьбой"

24.05.2010

Автор:

Теги:



Героев фильма "Сбежавшая невеста" с Джулией Робертс стали внезапно напоминать власти России, Белоруссии и Казахстана. До намеченного на первое июля окончательного слияния трех стран в один единый таможенный союз осталось всего ничего, а как минимум одна из "невест" намекает на свою готовность сбежать из-под венца. В культовом фильме у девушки Мэгги и репортера Айка все в конце концов все-таки завершилось красивой свадьбой. А как будет в нашем случае? Расследование "МК" показывает, что и здесь еще не все потеряно.

Крупного морально-политического успеха удалось добиться президенту Белоруссии и покровителю своего свергнутого коллеги из Киргизии Александру Лукашенко. Участие новых бишкекских лидеров в работе блока ЕврАзЭС фактически заморожено. До тех пор пока власть в Киргизии не обретет легитимности, ей будут лишь посылать для ознакомления решения саммитов экономического блока. Впрочем, и это, и новые дрязги между Москвой, Астаной и Минском по поводу деталей таможенных тарифов - вопросы второстепенные. Двусторонние отношения России и Белоруссии - вот от чего в ближайшие две недели будет зависеть судьба планов ускоренного создания таможенного союза.

Белорусскому Батьке не под силу вернуть своего нового брата по разуму Курманбека Бакиева в президентский дворец в Бишкеке. Зато он может не пускать Розу Отунбаеву на слеты лидеров постсоветских стран. По данным "МК", перед саммитом СНГ накануне Дня Победы Лукашенко поставил вопрос ребром: или она, или я. На прошедшем в минувший уик-энд слете премьеров стран ЕврАзЭС, по нашим сведениям, было принято еще одно обидное для новых властей Киргизии решение. До тех пор пока те не пройдут через горнило выборов и не узаконят свой статус, приглашать их в общество легитимных президентов и премьеров ЕврАзЭС никто не будет.

Однако ритуальное унижение Отунбаевой и Ко - всего лишь символический жест. Реальная схватка на премьерской тусовке в Санкт-Петербурге шла из-за больших денег. В предыдущие годы переговорщики из Москвы, Минска и Астаны сумели согласовать таможенные пошлины почти по 11 тысячам наименований товаров. И это притом что на начальном этапе переговоров уровень совпадения казахстанских и российских пошлин составлял всего 38%.

Ожидалось, что на берегах Невы премьеры стран "большой тройки" лишь утрясут последние детали перед намеченным на первое июля запуском работы таможенного союза. Вместо этого выяснилось, что реляции о полном согласовании таможенных пошлин оказались преждевременными. Казахи выступили с просьбой продлить еще на год действие нормы, по которой каждый гражданин страны может за один раз ввезти "для личного пользования" две тонны товаров с символической пошлиной в 0,6 евро за килограмм.

Услышав такую идею, белорусы встали на дыбы. Всем ясно, что речь в основном идет об импорте из Китая. Подобный "Черкизон в законе" явно не будет способствовать здоровью белорусской легкой промышленности. Зато, когда речь зашла о подержанных автомобилях, в роли лоббиста многократного облегчения таможенных тарифов выступил уже Минск. Тут пришла очередь возмущаться премьеру Путину. ВВП популярно объяснил коллегам, что 18 новых автосборочных производств в России смогут стать по-настоящему рентабельными, только если внутренний рынок таможенного союза будет огражден от автомобильного старья.

Короче, с подготовкой к "перерезанию ленточек" пришлось повременить. В предстоящие две недели премьеры должны попытаться найти компромисс. Но Путин уже открыто признал, что первого июля таможенный союз может и не заработать. Многие наблюдатели решили, что мы стали свидетелями краха идеи интеграции Москвы, Минска и Астаны. Мол, не доехав 500 метров до финиша, локомотив таможенного союза с грохотом рухнул в овраг.

Писать некролог таможенному союзу пока рано. Когда речь идет о таком деле, как таможенные пошлины, во всем мире принято жестко торговаться чуть ли не до самого конца. Попытка сохранить хорошие манеры здесь чревата проблемами для собственного экономического здоровья. Например, Киргизия при Акаеве не сочла нужным особо торговаться при своем вступлении в ВТО. В результате бесконтрольный импорт из-за границы довел киргизскую экономику до состояния руин, в которых она пребывает до сих пор.

"Никакой трагедии в произошедшем я не вижу, - сказал мне один из участников переговоров на высшем уровне. - Ну не заработает союз с первого июля. И что? Значит, он заработает с первого августа. Все идет в правильном направлении. Например, в Санкт-Петербурге три премьера закрыли принципиально важный вопрос о суде таможенного союза. Решено, что эти функции будет выполнять суд ЕврАзЭС".

Речь не идет о хорошей мине при плохой игре. Проблема автомобильных пошлин, например, крайне важна для рядовых граждан. В закоперщике таможенного союза Казахстане известный писатель и политик Мухтар Шаханов мутит воду, доказывая вредность экономической интеграции для жителей республики. Но решения принимают не рядовые граждане, а власти государств. А для них важно, что объединение рынков трех стран даст импульс развитию их экономик в целом. А раз так, то компромиссы не только возможны, но даже неизбежны. Вопрос лишь в том, у кого первого сдадут нервы и кто в конечном итоге окажется внакладе.

Однако есть проблема, которая действительно вызывает серьезные опасения. По словам собеседников "МК", и автомобили, и вопрос про две тонны - этого всего лишь надводная часть айсберга. Реальный камень преткновения - пошлины на нефть и общая противоречивость принципов, на которых строятся отношения Москвы и Минска.

В чем именно загвоздка? В том, что в московских верхах очень не любят Лукашенко, но одновременно хотят строить с ним таможенный союз. Батька заявляет: какой же это таможенный союз, если вы хотите часть поставляемой нам нефти облагать пошлинами? В России в ответ указывают на формальную сторону дела: не смешивайте таможенный союз и наши двусторонние отношения. Таможенный союз касается отношений государств тройки с третьими странами. Внутренние таможенные пошлины между Казахстаном, Россией и Белоруссией полностью исчезнут лишь тогда, когда три страны станут единым экономическим пространством. Так что подождите немного, Александр Григорьевич!

Но за счет реэкспорта российской нефти Лукашенко поддерживает белорусское экономическое чудо. Поэтому формальная сторона вопроса Батьку волнует мало. Он готов говорить только по понятиям. В Москве на такой язык перейти в принципе тоже не прочь. Но здесь считают, что в обмен на почти что дармовую нефть Лукашенко должен отдать под российский контроль важные белорусские предприятия. А такой разговор по понятиям неприемлем уже для Батьки. Он воспринимает его чуть ли не как призыв ради дружбы с Россией раздеться догола.

"Как можно построить реально работающий таможенный союз с Белоруссией, если Москва и Минск почти на ножах друг с другом?" - в последние два года я не раз задавал такой вопрос чиновникам в российской столице. Ответ звучал примерно так: "Да что ты паришься, договоримся!" Не договорились. Первый вице-премьер Игорь Шувалов уже произнес вслух то, что раньше российские политики осмеливались говорить лишь не для печати: членов таможенного союза может остаться только два. Но такой итог означал бы, что последние годы Москва приложила максимум усилий для строительства ветряных мельниц.

Лукашенко и его визави в Москве до смерти опостылели друг другу. Но в ближайшие дни России и Белоруссии придется в тысяча двухсотый раз обсудить условия своего брачного контракта. Отступать некуда. Позади таможенный союз.

Михаил Ростовский

Источник - Московский Комсомолец


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение