Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Общность Южного Кавказа -2

23.05.2010

Автор:

Теги:

 

Транспорт

Закрытые границы провоцируют дальнейшее замораживание транспортных проектов, создают издержки для логистики. Сегодня большая часть экспорта в Армению проходит через Грузию, что ведет к удорожанию товаров. По расчетам армянских экономистов, открытие границ с Турцией приведет к снижению цен примерно на 20%-25%. Это значительные суммы, которые пошли бы на подъем армянской экономики, серьезно пострадавшей от мирового финансового кризиса.

Спекуляции относительно ненужности в этом случае железной дороги из Тбилиси в Карс безосновательны. Исходя из принципа диверсификации маршрутов, она необходима как альтернатива. В то же время никто не исключает восстановления существовавших в прежнее время транспортных коммуникаций из Армении в Турцию. Наоборот, российская сторона, взявшая в концессию армянскую железную дорогу, заинтересована в открытии этого маршрута. Это необходимо как с экономической, так и политической точек зрения.

Вполне оправдано и создание ж/д маршрута Нахичевань-Карс. Он позволит замкнуть транспортное кольцо в регионе для большей достижимости Южного Кавказа с точки зрения транспортного сообщения. Многовариантность позволит более эффективно предлагать варианты грузоотправителям по перевозкам разного рода грузов, налаживания сквозных контейнерных перевозок. Для Азербайджана очень важно поддержание активной экономической деятельности в автономии, ныне пребывающей в фактической блокаде.

В этом же ракурсе и следует рассматривать открытие границы между Абхазией и Грузией для возобновления причерноморского ж/д сообщения. Россия, заключив с Абхазией похожие с армянскими соглашения об эксплуатации железных дорог, уже долгие годы лоббирует восстановление сообщения, однако натыкается на жесткую позицию грузинских властей. После конфликта 2008 года возможностей для реализации проекта стало еще меньше.

Что же касается автомобильного сообщения, то его развитие напрямую упирается в неурегулированность конфликтов. Каждая страна постепенно развивает соответствующую инфраструктуру. Мы могли воочию наблюдать грандиозные стройки дорог в Азербайджане, в которые вкладываются сотни миллионов долларов. Системно строят дороги и в Армении и в Грузии, используя для этого кредиты международных финансовых структур. Для России также актуальна модернизация транспортной системы в республиках Северного Кавказа, налаживание прозрачных с точки зрения структуры пограничных переходов. Для региона может быть принята общая транспортная стратегия, которая позволит наладить свободное пересечение границ для граждан и торговых грузов. Усилия ЕС в продвижении программы ТРАСЕКА могут стать наглядным примером осознания важности этих коммуникаций. Но почему мы должны руководствоваться чужими представлениями о транспортных маршрутах, а не стремится создать в своем регионе собственную концепцию, выгодную для самого Кавказа?

Следует отметить относительно стабильное развитие авиатранспорта. Во всех трех столицах модернизированы аэропорты, а в Азербайджане создано сразу пять современных авиаузлов международного значения. В этом отношении решена проблема авиабезопасности.

Налицо развитие конкуренции на рынке трансконтинентальных перевозок, хотя преимущества аэропорта Баку значительно превосходят возможности других воздушных гаваней региона. Азербайджан уже стал узлом для перелетов между Европой и Азией и намерен укреплять свои позиции.


Телекоммуникации

Сфера телекоммуникаций и информационно-коммуникационных технологий (ИКТ) за последние годы заметно вырвалась вперед. Она неразрывно связана с инновациями, новыми технологиями. В Азербайджане ИКТ провозглашен второй по значимости отраслью экономики. Планы запуска собственного спутника лишь подтверждают серьезность подхода.

В России, наметившей курс на модернизацию, рынок ИКТ имеет собственные приоритеты. В этой области возможны самые разные проекты. В частности, страны региона могли бы присоединиться к российской программе спутникового позиционирования ГЛОНАСС. Не менее актуально и создание альтернативных каналов оптико-волоконной связи для устойчивой связи Южного Кавказа с миром. Уже случались аварии, сказывавшиеся на прекращении услуг интернета. Подобная страховка могла бы не допустить критичных сценариев развития ситуации.

Взаимопроникновение телекоммуникационных компаний на рынки соседних стран улучшило бы конкурентный фон, создало перспективы объединения в холдинги для совместного выхода на внешние рынки, предоставления услуг трафика.


Финансовая и банковская сфера

Банки и финансы представляют особый интерес. Деньги - кровь экономики. Доступность ресурсов определяет развитие экономики в целом. Созданные банковские системы носят закрытый консервативный характер. Банковские институты аккуратно подходят к инвестированию средств за пределами своих стран. Исключением может выступать Международный банк Азербайджана (МБА), который недавно открыл свой филиал в Грузии, однако в целом его деятельность заключается в поддержке активности Госнефтекомпании Азербайджана (ГНКАР) на грузинском рынке нефтепродуктов и функционирования черноморского Кулевского нефтетерминала, принадлежащего ГНКАР.

Остальное движение рынка стимулируют российские банки, работающие на рынках трех южнокавказских республик. Однако их деятельность также завязана на содействии российским компаниям, работающих в регионе, и не несет характер целенаправленных инвестиций в транснациональные региональные проекты. Все может измениться, когда поменяется геополитическая ситуация в регионе. Накапливаемый финансовый потенциал может быть эффективно использован для восстановления территорий, пострадавших от конфликтов. Россия и Европа неоднократно заявляли, что готовы помогать решать вопросы восстановления экономических связей на Южном Кавказе в ситуации, когда региональные конфликты будут разрешены.

Особая роль в развитии экономических связей может принадлежать биржам, которые могут выступить удобными площадками для продаж товаров и услуг. К примеру, объединенная зерновая биржа помогла бы решить вопрос закупок зерна для стран Южного Кавказа, которые испытывают дефицит собственного производства. Пока же компании Азербайджана и Грузии создают собственные зерновые терминалы, ориентируясь на производителей Казахстана, России, Украины. Такие узлы, расширенные для других продуктов растениеводства, могли бы стать хорошей основой для торговли с другими странами, в том числе и посредством объединенной товарно-сырьевой биржи. Сюда могли бы обращаться трейдеры из других стран для закупок ранних овощей и фруктов, производимых в странах Закавказья.

Каспийско-черноморский мост и перспективы туристической отрасли

Здесь мы подошли к осмыслению роли региона как каспийско-черноморского моста, но уже не в аспекте сугубо энергопоставок и транзитных транспортных перевозок. Южный Кавказ может выступать полноценным субъектом в отношениях между странами Центральной Азии и Европы. Общая численность населения Кавказа с учетом российских республик и частей Турции, а также примыкающих районов Ирана превышает 30 млн человек. Региональная кооперация на таком рынке приобретает особое значение.

Важным фактором в этом сотрудничестве может стать туризм. Эта сфера за последние годы получила самое широкое развитие. Туристические маршруты каждая из стран разрабатывает самостоятельно с разным успехом, а предложений регионального масштаба пока нет.

В каспийском преломлении много говорилось об открытии туристического маршрута на теплоходах по каспийским городам. Однако эта идея пока не нашла практического применения. Потенциал каспийского побережья в отличие от черноморского используется очень плохо. Однако пляжи Каспия по природным характеристикам мало чем уступают черноморским. Здесь кооперация Азербайджана и российского Дагестана могла бы дать хороший результат. Сочетание гор и моря создают уникальные возможности для развития туризма в регионе. Туристов удерживает не только слабое знание стран Южного Кавказа, но и боязнь "горячих точек". Сохранение напряженности на российском Северном Кавказе также не работает на регион. И здесь перед российскими властями стоят не менее сложные задачи по перезапуску экономических отношений в своих республиках и сокращению безработицы.

Открытие границ и восстановление дипотношений между Турцией и Арменией облегчит для армянских туристов доступ на курорты Турции. Разрешение нагорно-карабахского конфликта позволит поднять посещаемость туркомплексов на Севане в Армении, а для азербайджанцев даст возможность спокойно отдыхать на одной из жемчужин Кавказа - озере Гейгель, ныне находящемся практически в районе соприкосновения вооруженных сил Азербайджана и Армении, куда доступ серьезно ограничен.

К тому же сам Нагорный Карабах представляет собой уникальную курортную рекреационную зону с источниками минеральных вод и заповедных зон. Все это раскроется для мира в полном объеме. Совместные турпакеты для посещения нескольких стран будут наверняка востребованы у иностранного туриста, избалованного экзотикой.

Аналогичный подход применим и к Абхазии, которая также стремится развивать туристическую отрасль, однако вопросы признания территории затрудняют перемещение туристов. Пока же абхазские пляжи осваивают российские отдыхающие. Разрешение конфликтов в этой части региона позволило бы открыть для российских граждан курорты Аджарии и зимние курорты Грузии, в частности Бакуриани.

Гостеприимство, свойственное всем странам Южного Кавказа, может быстро сломать стереотипы и стереть из памяти сложные конфликты. Наша задача вернуть регион в фазу развития и созидания, превозмогая конфликты и распри.

Автор: Алексей Власов, Исмаил Агакишиев, Евгений Кришталев

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение