Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Энергетический Клуб ШОС. Астана между Москвой и Пекином.

02.04.2008

Автор:

Теги:
 

 Сегодня в Москве стартует VI Всероссийский энергетический форум «ТЭК России в XXI веке». ИАЦ публикует доклад Алексея Власова: "Энергетический Клуб  ШОС. Астана между Москвой и Пекином".

 

 

Глобальные изменения геополитической картины мира, обусловленные распадом СССР,  привели к формированию кардинально новой  ситуации в Центрально-азиатском регионе. Активно идет процесс образования новых политических, экономических, социо-культурных связей. Интеграционные проекты выходят за пределы Содружества независимых государств и привлекают новых участников - Китай, Индию, страны Юго-восточной Азии. Возникла потребность в создании структуры, которая не только могла бы выполнять функцию универсальной переговорной площадки, но была способна эффективно решать  проблемы в сфере безопасности, экономики, гуманитарного сотрудничества на многостороннем уровне, не замыкаясь в территориальных пределах государств бывшего Советского Союза.

 Вместе с тем дальнейшее развитие интеграционных процессов неизбежно ставит вопрос: как соотнести многосторонние и национальные интересы, есть ли необходимость создания наднациональных интеграционных структур? Ряд совместных проектов пока еще не подтвердили собственную эффективность, другие, напротив, развиваются достаточно динамично.

Актуальный для середины 90-х годов комплекс пограничных вопросов, необходимость укрепления доверия в военной области, взаимное сокращение вооруженных сил в районе границ - фундамент первой фазы взаимодействия «Шанхайской пятерки» - России, Китая, Казахстана, Кыргызстана и Таджикистана. За сравнительно короткий промежуток времени на  базе «взаимного доверия» возведено  здание влиятельной международной организации. Интеграционным ядром Организации выступают Россия, Казахстан и Китай,  к членству в этой структуре стремятся не только центрально-азиатские государства, но и страны, которые традиционно находились вне военно-политических блоков или экономических союзов.

В «Хартии ШОС» зафиксировано, что решение глобальных задач в рамках организации основано на  принципах взаимного доверия, взаимной выгоды, равенства, взаимных консультаций, уважения к многообразию культур и стремления к совместному развитию, а во внешних отношениях -  принципа несоюзничества, не направленности против кого-либо и открытости. В этих принципах заложена сильная сторона Шанхайской организации, а, вместе с тем, и определенная слабость, поскольку подобный подход проще декларировать, нежели реализовать на практике, в современном мире, где постоянно растущая конкуренция в сфере политики и экономики по-прежнему подталкивает к формированию блоковых систем, по принципу «дружбы против..».

Как отмечали неоднократно  лидеры России и Казахстана: «ШОС самостоятельно решает проблемы, возникающие в зоне ее ответственности, и вместе с тем, на равноправной основе, сотрудничает со всеми внешними силами. Организация не намерена ни с кем конкурировать».  Именно эти принципы, по замыслу ее создателей, и формируют  т.н. «шанхайский дух».

Так же закономерно, что в последние несколько лет ШОС все больше внимания уделяет совместным экономическим проектам. Впрочем, проблемы безопасности и экономики в современном мире тесно взаимосвязаны. Как отмечал в своем выступлении на одном из саммитов государств - членов ШОС   Президент Республики Казахстан Н. Назарбаев: «Казахстан рассматривает ШОС, Совещание по взаимодействию и мерам доверия в Азии и съезд лидеров мировых религий, который будет регулярно проводиться в нашей стране, как взаимодополняющие механизмы. Это своеобразная триада важна еще и тем, что экономика, безопасность, религиозный диалог не просто взаимоувязаны. Мы надеемся на вашу поддержку в этих направлениях. Сегодня можно утверждать, что самые эффективные экономические проекты без создания безопасной среды стратегически нереализуемы, что без конфессионального мира невозможно говорить о реальной безопасности в регионе».

Примером глобального подхода к определению форм и механизмов сотрудничества считают проект создания единого энергетического рынка ШОС. Существующая система трубопроводов на пространстве ШОС, соединяющая Россию, страны Центральной Азии и Китай, закладывает основу создания единого энергетического рынка ШОС. Речь даже заходит о формировании «Азиатской энергетической стратегии», создании энергетической биржи ШОС. Насколько реальны эти заявления. На данный момент нужно признать, в них больше имиджевой составляющей, нежели реального стремления к интеграции.

В заявлениях официальных представителей Шанхайской Организации рисуется заманчивая перспектива - создание Энергетического клуба ШОС должно способствовать углублению взаимодействия производителей энергоресурсов (Россия-Казахстан-Узбекистан-Иран) и потребителей энергоресурсов (Китай-Таджикистан-Кыргызстан-Индия-Пакистан-Монголия). Реализация данной идеи может превратить ШОС  в самодостаточную энергетическую систему, как в глобальном, так и региональном контекстах, поскольку Энергетический клуб ШОС объединил бы и производителей, и потребителей энергетических ресурсов и позволил  проводить согласованную политику развития отраслей топливно-энергетического комплекса.

Казахстанское руководство заявляет, что оценивает этот проект не с позиций «текущей выгоды» для корпораций-монополистов, а как важный шаг на пути формирования справедливых правил игры, позволяющих установить баланс интересов между потребностями производителей и потребителей. Это своего рода продолжение политики многовекторности. «Объединять усилия, но оставлять руки свободными» - Нурсултан Назарбаев хорошо освоил диалектику китайских партнеров.

 К сожалению, внутри самой Шанхайской Организации нет единства подходов к пониманию форм и механизмов деятельности Энергетического клуба, особенно на уровне тех структур, которые до настоящего момента выступали как неформальные модераторы энергетической политики ведущих держав. Возможности Казахстана предложить собственную модель «энергетического диалога» так же не столь велики. Все-таки роль Китая и России в рамках ШОС представляется доминирующей. Фундаментальный вопрос - чьи интересы в реальности будет учитывать этот Клуб? На бумаге, интерес общий. А на практике? Ситуация с вступлением Ирана в ШОС чрезвычайно показательна. Есть желание «подключить» иранские энергоресурсы. А достаточно ли проработано политическое прикрытие? А как быть с «шанхайским духом», которому соответствуют далеко не все стратегии Президента Ирана?

Принято считать, что главной помехой для реализации энергетических проектов стран ШОС является стратегия США, направленная на реализацию "большой игры" с нулевой суммой возможностей,  ограничивающей воможности России и Китая. Но только ли в этом причина?

Интересы лидеров "шанхайской системы" далеко не всегда совпадают. Китайская экономика нуждается в максимальном расширении энергопотоков, в том числе, за счет ограничения монополизма российских компаний. Россия, напротив, слишком часто  мыслит категориями интересов нефтяных и газовых монополистов. Казахстан играет в "диверсификацию". Как сможет "Энергетический клуб" привести эти разнонаправленные стратегии к общему знаменателю? Кажется, что никак. 

В конечном счете, реализация огромного потенциала Шанхайской организации зависит от политической воли и готовности к взаимовыгодному сотрудничеству всех стран-участниц. Без консенсусной основы, как показывает опыт других интеграционных проектов на постсоветском пространстве, реализация поставленных задач - невозможна. Поэтому и очевидны резоны тех экспертов, кто сомневается в реальности задуманного. Насколько велик шанс, что, отодвигая на второй план собственные геополитические и геоэкономические амбиции, и действуя в строгом соответствии с «шанхайским» духом - страны участницы ШОС будут работать на общее благо? У пессимистов, к сожалению, гораздо больше доказательств на руках.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение