Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Русский фронт Шувайникова "В союзе – с Россией"

18.05.2010

Автор:

Теги:


Портал «Новоросс.info» начинает публиковать серию интервьюпод общим названием «Кто есть кто в русском Крыму». В материалах этой серии мы будемзнакомить читателей с деятельностью общественно-политических структур, декларирующихсвою русскую и пророссийскую направленность. Нашим первым собеседником, которыйрассказал о своей организации, а точнее – организациях, стал Сергей Шувайников –лидер движения «Русский Фронт Шувайникова "В Союзе – с Россией"».

– Сергей Иванович, что собой представляет движение «РусскийФронт Шувайникова "В Союзе – с Россией"»?

– История нашего движения берет начало пять лет назад,когда осенью 2005 года крымские республиканские организации «Конгресса русских общинКрыма» и «Славянской партии», а также ряд других организаций, приняли решение создатьнационально-патриотическое движение «Русский фронт Сергея Шувайникова».

А уже в прошлом году, когда речь на съезде пошла об участиив выборной кампании, которая изначально планировалась на март текущего года, представителинаших организаций, число которых составляет 17, приняли решение дать движению болееемкое название, которое бы отражало нашу идеологию, определяло лидера и в самомназвании содержало бы то, за что мы боремся. Так и появилось движение «Русский ФронтШувайникова "В Союзе – с Россией"».

То есть словом «фронт» мы хотели подчеркнуть защиту прави интересов русского населения. Это – наступление на наших политических оппонентовв лице радикальных и экстремистских националистов из крымско-татарской и украинскойполитической среды, а также всех тех русофобов, которые сегодня, к сожалению, существуютв органах государственной власти Украины. Фамилия «Шувайников» в названии присутствуетпотому, что у нас в Крыму существует достаточно много русских организаций, и длятого чтобы люди могли ориентироваться и разбираться, кто есть кто, активисты решиливвести мою фамилию. Поскольку Шувайников около 20 лет участвует в русском движенииКрыма, еще с начала 90-х годов, когда он создал Русскую партию Крыма и когда онбаллотировался от нее в Президенты Крыма. Он тогда был первым зарегистрированнымкандидатом и первым выдвинул идею воссоединения Крыма с Россией, а уже потом этуидею выдвинула Республиканская партия Крыма (партия РДК) Юрия Мешкова, которая всвоей программе выступала за крымскую самостоятельность. Мешков зарегистрировалсяпозже, но когда его социологи увидели, что российская идея набирает больше поддержкии Сергей Шувайников идет в числе первых, они создали неформальный пиар-блок «Россия»,переформатировали свою предвыборную программу и получили поддержку большинства избирателейКрыма.

– Какие цели и задачи ваше движение определило для себякак наиболее приоритетные?

– Одна из главных задач нашего движения – добиться определенияи законодательного утверждения политико-правового статуса для русского народа. Потомучто в 1996 году, когда мы планировали провести национальный съезд, мы хотели назватьего «Конгресс русского народа». Но чтобы не действовать нелегально, подобно курултаю-меджлису,мы подали в Министерство юстиции Крыма необходимый для легализации этого конгрессапакет документов. Однако нам пришел ответ, в котором значилось, что легализацияобъединения граждан с таким названием невозможна, поскольку политико-правового определения«русский народ» в украинском законодательстве и Конституции не существует.

Когда мы стали разбираться в правовых особенностях, тооказалось, что Борис Николаевич Ельцин, в спешном порядке расстреляв Верховный СоветРоссии и вынеся на референдум свой проект российской конституции, забыл в этом проектеуказать, что государствообразующим народом России является все-таки русский. Причем,невзирая на то, что в Российской Федерации насчитывается множество национальныхавтономий, где каждый народ имеет правовой статус. А русский народ оказался безсвоего национального имени и правого конституционного статуса. Мало того, БорисНиколаевич стал проводить политику формирования новой политической общности на территорииРоссии, которую назвал «россиянами».

Я, в принципе, не против, поскольку россиянином может бытьлюбой гражданин России, приехавший, к примеру, из Эфиопии и принявший российскоегражданство. Но, извините, он же не может поменять свою этническую принадлежность.То есть подобным образом сознательно нивелируется определение «русский народ», «русский»,«русское», накладывается трафарет, взятый из европейской и американской государственнойпрактики. Другими словами – по территориальному принципу пытаются сформировать новуюобщность всего российского населения. Так же, как это делалось во времена СоветскогоСоюза, в Конституцию которого было введено правовое понятие «советский народ».

На наш взгляд, это неправильная государственная политика.Потому что введение правового статуса и понятия «русский народ» вовсе не означаетподчеркивание превосходства над каким-то другим народом и не означает проявлениенациональной неприязни или ксенофобии. Но и не считаться с тем, что есть огромное,многомиллионное сообщество людей, знающих свое этническое, историческое, культурное,духовное и православное происхождение, проживающее столетиями на единой территории,и лишать их права называться русским народом – это, по моему убеждению, государственнаянесправедливость.

– Но это российские реалии, а причем здесь Украина?

– И на Украине то же самое. Поэтому мы и говорим о том,что, согласно последним статистическим данным, более 10 миллионов граждан Украиныназвали себя русскими. То есть люди себя так идентифицируют, как национальность,и никуда от этого не уйдешь. А в Крыму и вовсе 1,5 млн человек считают себя русскимнародом Крыма.

Поэтому «Русский Фронт» и определил одним из самых важныхпостулатов своей деятельности: «каждый народ имеет право на свое национальное имя».И в этом ничего страшного нет. Даже если крымские татары получат свой правовой статускак народ, это абсолютно не значит, что завтра они будут иметь право на самоопределениеи на создание своей национальной автономии. Даже если их отдельные политики захотятэто сделать, как они это требовали в 90-е годы, тогда и русские организации сделаютзаявку на то, что русские имеют право на создание своей национальной автономии.И мы уже подавали документы в 1998 году на создание русской национальной автономии– Республика Таврида. В то время это произвело большой политический шок, началисьразговоры о возможности межэтнического конфликта. И тогда мы сказали: не будет требованийнациональной автономии для крымских татар, мы не будем требовать русской автономии.

Даже когда готовили предвыборную программу «Русского Фронта»,мы включили в нее пункт, согласно которому правовой статус должны получить четыренарода полуострова, больше нигде в мире его не имеющие. Это караимы, крымчаки, крымскиетатары и, как ни парадоксально, это русский народ Крыма. Потому что когда нам говорят,что «у вас есть Россия», мы отвечаем: предоставьте документ, в котором указано,что в России русский народ имеет правовой статус, свое национальное имя, и вы ненайдете такого документа.

– Какова ваша позиция относительно назначения в Совет министровКрыма людей, до этого никоим образом не пересекавшихся с крымской проблематикой?

– Я всегда критически относился к тому, что к нам приезжаютили назначают представителей, которые не являются выходцами из Крыма. Эта практиканачалась еще со времен президентства Мешкова, когда, опасаясь угрозы «крымскогосепаратизма», Киев стал назначать руководителей силовых ведомств автономии из другихрегионов. А закончилась это тем, что уже и в крымском парламенте стали появлятьсядепутаты, даже близко не имеющие представления о местной специфике и проблемах Крыма.

К сожалению, эта практика продолжается и сейчас. Тем болеечто сегодня для этого самая благоприятная обстановка, поскольку большинство населенияКрыма проголосовало за кандидатуру Виктора Януковича – лидера Партии регионов. Естественно,сложилась очень выгодная конъюнктура для представителей этой партии – политикови бизнесменов, связанных с олигархическими группами донецкого региона. Поэтому,дабы не зависеть от решений местного крымского политического руководства, они решилинапрямую поставить своих людей, которые бы могли управлять исполнительной властью,являющейся ключевой.

Как все это будет складываться – пока говорить сложно.Во всяком случае, есть опасение, что эти люди не смогут понять местной спецификии не смогут выстроить нормальные отношения с крымской элитой. И если вдруг между«макеевской командой» и крымскими политиками начнутся трения, а социально-экономическаяситуация не будет улучшаться, то мы можем ожидать определенных конфликтов.

Хотя сейчас давать какую-то оценку деятельности крымскогоправительства под руководством Василия Джарты пока еще преждевременно. Я думаю,реальная оценка деятельности «макеевской команды» может быть дана в сентябре-ноябре.И первыми ее дадут сами крымчане.

– Почему ваша структура решила войти в состав движения«Русское единство»?

– В прошлом году 12 июня на съезде «Русского Фронта» мыприняли решение участвовать в выборах самостоятельно, и начали активную подготовительнуюработу. Проводились общественно-политические массовые акции, делались заявления,распространялись газеты и листовки, наша деятельность достаточно широко освещаласьв СМИ и крымском телевизионном эфире. Одним словом, мы старались, чтобы крымчанебольше узнали о «Русском Фронте Шувайникова». Мы даже подготовили проект нашей предвыборнойпрограммы, занялись поиском сторонников и реально готовились к выборам в марте.

Но ситуация с постоянным переносом даты выборов и разговорыо том, что вполне возможен перевод выборов в крымский парламент на мажоритарнуюсистему или проведение их по принципу 50 на 50, вынудила многие русские организацииКрыма пересмотреть свою тактику и стратегию. Задача намного усложнилась.

Мало того, мы прекрасно видели, что делали наши оппонентыиз «оранжевого лагеря», и с ними было легко воевать, поскольку их идеология былаполной противоположностью нашим русским взглядам.

Сейчас же, когда на пророссийских лозунгах укрепилась властьПартии регионов, нам стало намного сложнее работать. Хотя я ничуть не умаляю тогофакта, что президентом Януковичем стала реализовываться пророссийская политика,а харьковские соглашения имеют историческое значение для судьбы русского народаКрыма и всей Украины. С одной стороны, климат вроде бы благоприятный, а с другойстороны – украинские политики зачастую говорят одно, а делают другое. То есть мыопасаемся возрождения так называемого «неокучмизма», когда для русских граждан будутсделаны частичные уступки в гуманитарной сфере, а тихой сапой будет продолжатьсяполитика «ползучей украинизации» большинства общественных и государственных сфер.Или произойдет отказ от обещания сделать русский язык вторым государственным, иего сделают только региональным. Для того чтобы попытаться контролировать эту ситуациюхотя бы на крымском уровне, наших собственных сил недостаточно, поэтому мы в мартенынешнего года на совете «Русского Фронта», а потом и на съезде приняли решениеоб объединении и вхождении в движение «Русское единство».

К слову, еще с декабря прошлого года к нам поступали предложенияот представителей Русской общины Крыма войти в Координационный совет русских организаций,на эту тему мы неоднократно беседовали с Сергеем Цековым. Также предложения о сотрудничествепоступили и от лидера движения «Русское единство» Сергея Аксенова.

Я понимаю, что лидеры русских организаций – непохожие люди,у нас зачастую разные идеологические и тактические подходы и взгляды, разные методыполитической борьбы и свои организации. Но в чем всегда была наша беда и почемунас всегда побеждали оппоненты? Это в том, что мы, русские лидеры и организации,всегда были разделены. На наших противоречиях и конфликтах, зачастую межличностных,очень удачно спекулировали недруги русского народа. Но если русские политики хотятискренне и честно помогать русскому народу, а не удовлетворять только свои амбицииили решать карьерные планы, то я считаю, что нужно заставить себя переступить черезвсе существующие барьеры и сделать все возможное, чтобы добиться единства русскогонарода – национального, политического, социально-экономического, культурного и духовного.

– То есть сейчас уже можно сказать, что в ваших далеконе безоблачных отношениях с сопредседателем «Русского единства» Сергеем Цековымпроизошла перезагрузка?

– У меня уже достаточно серьезный возраст, 56 лет, и намногие вещи начинаешь смотреть по-другому. Да, в прошлом у нас были сложные моментыи даже конфликты, идеологические и организационные противоречия, но сегодня я обэтом не хочу и не буду вспоминать. Оттого что мы будем искать друг у друга слабыеместа и вспоминать обиды, мы, русские люди, всегда будем только проигрывать. Будутпроигрывать не только наши организации, но и люди, симпатизирующие нашим организациям.Это всегда была беда русских: они не умели и не могли объединиться. А если завтрапридет серьезное испытание или беда для русского народа, как же мы сможем по одиночкепротивостоять ей? Или что, вместо общей борьбы будем выяснять отношения друг с другом?

В принципе русским политикам и лидерам делить нечего. Унас общие цели и задачи – защита прав и интересов русского народа Крыма и укреплениедружбы с Россией. Тот же Цеков, занимая сейчас кресло вице-спикера, имеет возможностьпроводить международный фестиваль «Великое русское слово». Это его личная заслугаи заслуга всей Русской общины Крыма. И это уже хорошо. Потому что я сейчас анализируюситуацию и понимаю, что за ближайшие пять лет мы можем потерять в Крыму русскийдух. И вот я задаю себе вопрос: если я – русский патриот, если я хочу пользы русскомународу Крыма, какой смысл отделять себя от других? Я могу свои взгляды и спорныемоменты изложить в рамках того же движения «Русское единство», если у меня естьконструктивная критика, я могу высказать ее тому же Цекову, другим членам движения,если это только направлено на улучшение нашей общей работы и принесет пользу.

– С чем вы идете в «Русское единство», что готовы предложитьэтому движению?

– К сожалению, мы сегодня теряем русское имя, мы теряемрусские права. Мало того, растет новое поколение и молодежь необходимо готовитьк тому, чтобы она обретала национальное самосознание и понимала, что мы – русские,мы – русский народ Крыма. Я иногда задаю себе вопрос: через четыре года я уйду напенсию, а что останется? Я очень хочу реализовать свои политические проекты, связанныес созданием представительного органа русского народа Крыма – русского национальногосъезда. Мы должны взять пример с крымских татар и создать в каждом селе, поселке,в каждом городе свою Русскую Думу по типу меджлиса. Она должна иметь определенныйстатус, пусть даже легализованное объединение граждан, и русские люди должны знать,что Русские Думы защищают права русских и представителей всех народов Крыма. Малотого, мы должны открыть свои двери для других народов, чтобы в наш адрес не былоукора о том, что мы работаем по принципу «русские только для русских».

Я бы также хотел, чтобы в перспективе русская фракция вкрымском парламенте была самой многочисленной. Ведь сегодня в крымском парламентепроводится украинская политика, крымско-татарская политика, которую реализует меджлис,а почему русские не могут проводить свою русскую и пророссийскую политику? Кто этовозбраняет или запрещает? Это – нормальная демократическая практика всех цивилизованныхгосударств, не наносящая урона национальной и территориальной безопасности Украины,чем нас всегда пугают радикальные националисты из меджлиса или украинских националистическихпартий. И такая политика в Крыму и Украине должна быть доминирующей. Если украинскоегосударство будет реально считаться с правами русского народа, проживающего на Украине,то оно станет более сильным и авторитетным, и русские люди будут считать его своимгосударством.

БеседовалАндрей Смирнов

НовоРОСС.info


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение