Россия, Москва

info@ia-centr.ru

«Национальный лидер» как гарантия безопасности элиты

12.05.2010

Автор:

Теги:

«Национальный лидер»как гарантия безопасности элиты.

Александр Караваев.

 

Известные поправки в несколько конституционных законовпредложенные активистами «Нур Отана», согласно которым первый президент Казахстанастановится «лидером нации» и не может быть привлечен к уголовной илиадминистративной ответственности за деяния, совершенные им в период исполненияполномочий – это венец, придающий правлению Нурсултана Абишевича Назарбаевазаконченный и логичный характер.

 

Ключевой элемент поправок -- гарантии неприкосновенности на имуществоНазарбаева и совместно проживающих с ним членов его семьи. Большинство государствмира, за исключением России, Украины, и большинства стран СНГ вообще не знаетподобного примера абсолютного иммунитета и безответственности бывшего главыгосударства перед страной и обществом. В этой связи будет интересно рассмотретьдва аспекта. А именно – мировую практику примеров неприкосновенности подобногорода, а также сугубо местные черты казахстанской политической системы, которыеданные поправки призваны зафиксировать и защитить от будущей изменчивойконъюнктуры.

 

Cтандарты неприкосновенности

 

О Назарбаеве говорят как о лидере, принесшем стабильность, процветаниеи счастье Казахстану, поэтому ему «заслуженно полагается». Не будем сейчасговорить о цене этих тезисов. Но заметим, ряд просвещенных авторитарных режимови даже жестоких диктатур, придавших своим странам модернизационный импульс, специальноне страховали себя от суда будущих поколений. История знает факты привлечения куголовной ответственности диктатора Пиночета в Чили, Стресснера в Парагвае,двух президентов в Южной Корее обвинили в коррупции; за последние двадцать лет судилиглав государств Перу, Уганды, Филиппин; перед судом представал экс-премьер ФранцииДоминик де Вильпен, есть и другие примеры. Таким образом, правящая элита многихгосударств мира не боится жестких оценок своего правления в будущем и непрячется за конституционные нормы собственной неприкосновенности.

 

Постсоветская элита не столь расслабленна и не можетпозволить себе подобную беспечность. Например, Россия. Подобно ныне обсуждаемымв Казахстане поправкам, российский парламент в феврале 2001 года принял закон"О гарантиях Президенту РФ, прекратившему исполнение своих полномочий, и членамего семьи". Первый российский президент не получал статуса «национальноголидера», но Ельцин и его семья обретали полную неприкосновенность инеподсудность. Такая мера была дополнительной гарантией Борису Николаевичу сверхтой, что дал ему Путин на словах. И это неудивительно, ведь в 1998 году подобращением о привлечении Ельцина к уголовной ответственности подписалось более10 миллионов человек (по оценкам лидера КПРФ, Геннадия Зюганова), и часть этих подписейбыла представлена Госдуму. У многих первых президентов, тем болеепосткоммунистических, осуществлявших жесточайшие экономические реформы, небесспорная репутация. От народного обожания до массовой ненависти пол шага, ипример Ельцина здесь один из ряда подобных.

 

История с конституционными гарантиями первым постсоветскимпрезидентам вообще типична. Известно несколько традиционных для евразийскогоменталитета стереотипов о власти и народе. Согласно одному из них  – «нельзя хорошо руководить страной исоблюдать закон, тем более на историческом изломе». Так думают сторонники и самиактивные субъекты действующей власти – элитные кланы. Это способ ихпсихологического самооправдания многократному выходу из рамок Закона. Отсюдавозникает другой стереотип - «чернь будет нам мстить». Так они думают о будущейсмене элиты и об историческом суде поколений. В свою очередь в массах граждан живети множится известный лозунг – «Банду.. (нужную фамилию вставить).. под суд!». Такимобразом, тема «неотвратимости народной мести» задает страхи после властногосуществования высшей элиты и диктует матрицу поведения оппозиции. Схемапрактически одинаковая с небольшими корреляциями. В одном постсоветскомгосударстве мы наблюдаем прямые конституционные гарантии уходящим президентам, вдругом слово-клятва данное лично, так работает своеобразная квазифеодальнаялогика – «ты дал мне слово, что не тронешь мою семью». Таков уровень правовогосознания постсоветского социума и правила отношений между уходящим и приходящимлидером.

 

Вопрос первостепенной важности -- понятие семьи. Впублицистике принято говорить о Семье президента, то есть не просто о прямыхродственниках, но и о тех, кто составляет ближний круг президента. Вюридическом смысле это прямые члены семьи, грубо говоря, его близкие исходя изопределений семейного кодекса. Будет представлять интерес как сформулируют этупозицию юристы Мажилиса. Понятно, что оно будет безупречным с точки зрениябуквы закона. Рассуждая по аналогии нужно обратиться к очень важному источникувластной логики – к книге Бориса Ельцина "Полуночный дневник". Онпишет буквально следующее: "Подтверждаю,что членами моей семьи были и Чубайс, и Волошин, и Юмашев, и Джохан Поллыева, иСергей Ястржембский, и Владислав Сурков, и Руслан Орехов, и Игорь Шабдурасулов,и Михаил Лесин, и Игорь Малашенко, и Олег Сысуев…". Понятно, чторечь о неформальном круге. Но именно данное толкование было принято Путиным вотношении Семьи Ельцина. У Назарбаева также есть подобный список. Но его знаетлишь он один.

 

Кроме неожиданного поворота внутренней политики, в результатекоторого бывшего президента привлекают к ответственности, существуют инекоторые внешнеполитические механизмы подобной ответственности. Обобщая национальнуюпрактику неприкосновенности ряда диктаторов, ООН разработала "Римский статут Международного уголовного суда".В статье 27 этого документа говорится следующее: «Настоящий Статут применяется вравной мере ко всем лицам без какого-либо различия на основе должностногоположения. В частности, должностное положение главы государства ни вкоем случае не освобождает это лицо от уголовной ответственности и не являетсясамо по себе основанием для смягчения приговора». Благодаря принципу приоритетамеждународного права над национальным законодательством (он заложен вКонституции Казахстана), Римский статут позволяет привлечь к ответственности действующегопрезидента и «национального лидера». Но это лишь теоретически. Казахстанподписал, но не ратифицировал Римский статут. И таких государств ещё 39, срединих США, Россия, Чехия, Украина, Израиль, Иран. Кроме того, надо понимать, международныйуголовный суд может рассматривать военные преступления, покушение на жизнь,пытки, другие беззакония власти, которые могут быть рассмотрены в Комитете поправам человека в ООН. Но допустим, изменение конституции страны радипродолжения полномочий президента не относится к тяжким преступлениям противграждан. Например, Таджикистан, -- единственное государство регионаратифицировавшее Римский статут, но этот факт не особо ограничил власть ЭмомалиРахмона. Подобный вопрос в случае иска граждан теоретически мог бы бытьрассмотрен в Европейском суде по правам человека, но, как известно, Казахстанне является членом Совета Европы.

 

Назарбаев и егоэлита.

 

От абстрактного международного опыта перейдем к конкретному- казахстанскому. Новым статусом Назарбаева намечен дальнейший его путь – раноили поздно он освободит пост президента для фигуры преемника из ряда близкихему лиц. Но статус «лидера нации» в отличие от должности президента или премьеране имеет исполнительных рычагов. С другой стороны, мы конечно понимаем, что «Править»это чуть больше чем управлять. В капсуле исполнительной власти он может и бездолжности реально оставаться первой фигурой. Вступить в действие новые поправкимогут в мае или июне, накануне дня рождения Лидера, но реально осуществлятьпереход в новый статус Назарбаев начнет когда посчитает нужным. Это может бытьи осень 2010, и весна какого-нибудь 2020, когда осень патриарха будетдействительно в разгаре.

 

Через десять лет преемником Назарбаева может стать и его внук– военный офицер Айсултан. Правда ему будет тридцать, а президентом Казахстанаможет стать лицо не моложе сорока. Но разве это препятствие после столькихконституционных тюнингов?

Не стоит сбрасывать со счетов и прочие варианты конституционныхизменений перераспределяющих доступ к рычагам власти, включая и парламентскуюреспублику. В разговорах о создании парламентской системы на страницах «Республики»забывают один немаловажный факт, а именно наличие правящей партии в Казахстане.Представьте, что прямо завтра Казахстан становится полноценной парламентской республикой– по букве закона. Кто оказывается у власти после перевыборов? Правильно – «НурОтан». Причем надолго. Ведь реально опасных конкурентов кроме пафоснойоппозиции у них не предвидится. Многие авторитетные казахстанские политологи,включая и оппозиционных, в качестве позитивного примера для казахского транзитаприводят японский пример. Да конечно, там демократия. Но весьма своеобразноготипа.

 

Начиная с 1955 годапрактически бессменно в Японии правила Либерально-демократическая партия. Онаже формировала правительство. И лишь по результатам выборов 30 августа 2009года она перешла в оппозицию. В течении полувекового правления, ЛДП вступала вкоалиции с другими партиями, один раз на девять месяцев даже уступила власть.Но курс власти и ее персональный состав неизменно составлялся из узкого кругалиц, приближенных или «назначенных» корпорациями. Перечень претендующих и ужедержащих в руках «акции» власти в казахстанских министерствах, ведомствах ихолдингах вы знаете сами. Во внутренней политике японская ЛДП придерживалась консервативногокурса и продолжает пользоваться поддержкой значительной части населения. Тожеможно сказать о «Нур Отане». В связи с длительным пребыванием у власти правящейпартии Японии, в отношении ЛДП очень часто сыпались обвинения в использовании«административного ресурса», различные финансовые скандалы. ЛДП выходила из нихсухой. В «Нур Отане» подобные маневры отлично освоили. Политика ЛДП традиционноассоциировалась с быстрым экономическим ростом на основе экспорта товаров итехнологий, тесным сотрудничеством с США, усилением влияния в регионе. Подставивна место экспорта технологий, экспорт углеводородов, на место главного партнераРоссию, плюс различные экономические программы действующего кабинета министровв Астане -  мы получаем прекрасную модель,полностью укладывающуюся в запрос казахстанской элиты на долгосрочное сохранениевласти. Над всем этим тенью японского императора орлом парит национальныйлидер.

 

Сегодня, оставаться у власти для Назарбаева не самоцель. Главноедля него не допустить таких процессов (революции или выборов), в результате которыхсменится система власти. Также ему необходимо сохранить главенствующее положениев самой системе: избежать переворотов, бесконтрольной флуктуации внутри элиты(взаимо пожирания кланов), избегать появления новых политиков с реальными политическимиресурсами и капиталами, не допускать изменения структуры элиты, при том, чтомолодежь будет давить – собственные родственники, дети и внуки с новымивзглядами на мир, на власть, на страну. Назарбаев уже во многом выполнил этупрограмму. Политическое время действительно можно затормозить, но его нельзяостановить совсем.

 

Информационный портал "Республика"

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение