Россия, Москва

info@ia-centr.ru

К Сталину я отношусь хуже некуда....

10.05.2010

Автор:

Теги:
О.ЖУРАВЛЕВА: Добрый вечер, это программа «Особое мнение», меня зовут Ольга Журавлева, а у нас в гостях сегодня журналист (в данной ситуации) Артемий Троицкий. Здравствуйте.

А.ТРОИЦКИЙ: Привет, Ольга.

О.ЖУРАВЛЕВА: Наш номер для связи как всегда традиционный +7 985 970-45-45, и по традиции на сайте идет видеотрансляция этого эфира, все желающие могут посмотреть на Артемия Троицкого непосредственно сейчас. Кстати говоря, еще обращаю ваше внимание, что Артемий согласился принять участие в нашем новом проекте, в конференции, которая пройдет сегодня в 6 часов вечера и тоже на нашем сайте все вопросы, которые я сегодня не задам, смогут задать наши слушатели, которые зарегистрируются перед началом эфира. Ну а мы пока приступим к тому, что слушатели нам задали на сайт, вот, к этому, собственно, «Особому мнению», какие вопросы прислали. Вот студент, который называет свой адрес «Антарктида», Антисовок его зовут, задает такой вопрос: «Что вы думаете о портретах тирана, размещенных на транспортных средствах Санкт-Петербурга? И когда, наконец, в России будет проведена десталинизация?» Дело в том, что помимо того автобуса, который был запущен еще вчера, появилась уже целая волна каких-то действий и противодействий. Вчера автобус попортили, окрасили краской лицо тирана, соответственно. Сегодня его помыли, и некоторые волонтеры еще развешивают отдельно портреты Сталина по Петербургу. И вообще такая идет деятельность, коммунисты против «Яблока», вот, конкретно эти коммунисты-сталинисты против яблочников, которые борются с портретами. Что вы, действительно, об этом думаете? В каком месте и кому надо было остановиться, например? Или вообще продолжать все это дело?

А.ТРОИЦКИЙ: Ну, во-первых, я хочу сказать, что к Сталину я отношусь хуже некуда, поэтому окажись я в Питере, я думаю, что я легко, более того с удовольствием, мог бы оказаться в числе тех, кто инвентарь портит. То есть мне очень жалко автобусов, на них ездят нормальные люди и, наверное, этих транспортных средств в городе не хватает, так что с угрызениями совести, но, тем не менее, с большим кайфом я бы в морду Иосифа Виссарионовича какой-нибудь булыжник бы запустил.

Это если говорить о личном отношении. А если говорить об отношении к ситуации, ну, вот, я просто подумал: у нас же, как бы, оправдывают вот эту ситуацию со Сталиным. С одной стороны, исторически, говоря, что он имеет какие-то заслуги в плане победы в Великой Отечественной войне. То есть я-то считаю, что если бы не было бы Сталина и его заслуг перед войной, то и войны бы не было. А если и была бы, то обошлась бы совсем иными, гораздо меньшими жертвами. И вообще, все было бы намного веселей. Но в данном случае с питерскими автобусами, я так понял, что портреты Сталина на автобусах размещены на правах рекламы.

О.ЖУРАВЛЕВА: На конкретном автобусе.

А.ТРОИЦКИЙ: Да-да-да.

О.ЖУРАВЛЕВА: Частные лица собрали денег, купили рекламу.

А.ТРОИЦКИЙ: Абсолютно точно, абсолютно точно. Это вот такое вот обычное лукавство типа «Ну, послушайте, у нас же рынок, у нас же коммерция. А вы что? Вы против рынка? Вы против рекламы? Что ж это за мракобесие такое?» И вот тут я подумал, а если бы, например, пришла бы группа товарищей с конвертом денег в это транспортное управление, в какую-нибудь автобусную компанию или в троллейбусное депо, сказала «А, вот, мы бы хотели повесить...» Ну, я не буду так уже одиозно демагогически упоминать Гитлера, скажем. «Мы хотели бы повесить того же самого Степана Бандеру или Шамиля Басаева, или Усаму бин Ладена». Вот, дали бы повесить эти светлые лики на нашем общественном транспорте или нет? Я уверен, что нифига, не дали бы. То есть нашли бы повод сказать типа того, что или денег недостаточно, или, ребята, вы нам, пожалуйста, помимо денег еще справочку из мэрии или что-нибудь еще. А со Сталиным это все отлично прошло. Я думаю, что это, конечно, большой обман и большое лукавство наших властей, которые, естественно, всегда... То есть что бы они там про Сталина ни говорили публично, а во время застолья и в бане или где-нибудь еще в каких-нибудь таких интимных заведениях они, конечно, все за Сталина бухают и очень они этого парня любят. А любят они его потому, что он им всем подал пример, как надо эффективно обращаться как...

О.ЖУРАВЛЕВА: Эффективный менеджер, как было сказано.

А.ТРОИЦКИЙ: ...с народной этой самой быдломацией, так и со всякими зарвавшимися конкурентами, политическими соперниками и так далее. В этом смысле десталинизация – это процесс гораздо более монументальный, чем можно себе предположить. То есть тут дело не в Сталине, а дело вообще в методе обращения со страной и людьми. И мне так кажется, что ни о какой десталинизации, такой реальной, у нас речи идти не будет. Потому что десталинизация у нас в России автоматически предполагает в том числе и депутинизацию, и де-.., вообще демонтаж всего российского государства в том виде, как мы его видели все эти века, начиная с Ивана Грозного. Вот это вот будет реальная десталинизация, и боюсь я, что не будет ее у нас никогда.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, может быть. Потому что, вот, Игорь из Самары пишет нам на SMS: «Нужна, наоборот, сталинизация – это наша страна, наша история. Нельзя вычеркнуть его из истории. Это великая личность, в то время было иначе нельзя. Молодежь за Сталина», - пишет Игорь из Самары. Живой пример тому. А какой может быть ход? Вот, мы отвлечемся от того, что власть там любит втайне или не любит – это, как бы, мы можем предположить. Но, в принципе, это должна быть официальная позиция? Вот, Бин Ладен объявлен террористом на весь мир.

А.ТРОИЦКИЙ: Я не вижу, скажем так, такого честного душевного хода, если говорить о десталинизации. Потому что, на самом деле, вся эта зараза, вся вот эта вот кровавая феодальщина – она в нас засела, и очень сильно «страна рабов, страна господ», Ленин-Сталин, КГБ, НКВД, ЧК, ГАИ, опричники – все это, на самом деле, вот это и есть наша страна, да? И как видно из мнения радиослушателя юного, в общем-то, страна этого почему-то не отвергает. То есть, вот, лично я это отвергаю. Сказать, что я в большинстве в этом самом своем отвержении, я, к сожалению, не могу, это нифига не так. Поэтому надо думать о каких-то методах, которые, скажем, лично мне не нравятся. То есть о методах насильственных, но которые, как мне представляется, все-таки, по результату оказались бы полезными. То есть я бы вообще запретил бы Сталина категорически. Никаких упоминаний, ничего вааще.

О.ЖУРАВЛЕВА: Но как быть с историей тогда? Опять придется все переписывать.

А.ТРОИЦКИЙ: Вот, отлично! Этим мы занимаемся постоянно и занимаемся уже много раз. Значит, о Сталине или плохо, или ничего. Вот, скажем так.

О.ЖУРАВЛЕВА: Радикально.

А.ТРОИЦКИЙ: Да, да. И тогда, может быть, эта сволочь как-то вытеснится из общественного сознания просто вот так вот тупо...

О.ЖУРАВЛЕВА: А вы не помните тот период, когда не было Сталина в учебниках?

А.ТРОИЦКИЙ: Вот так вот просто тупо по принципу «С глаз долой, из сердца вон».

О.ЖУРАВЛЕВА: Не помогло.

А.ТРОИЦКИЙ: Это помогло. Я могу сказать абсолютно точно, что, ну, мне уже 55 лет, да? То есть я прекрасно помню брежневские времена, когда, на самом деле, Сталина, как бы, не было.

О.ЖУРАВЛЕВА: Как бы не было.

А.ТРОИЦКИЙ: То есть его и не осуждали вот так вот лицемерно лукаво, как сейчас это делают наши руководители. Но его, естественно, и не восхваляли. То есть его просто не было. Я могу сказать, что степень сталинизма в обществе в 70-е – 80-е годы была значительно ниже, чем теперь. И уж во всяком случае это касалось молодежи. Когда я был молодежью, я вообще... Ну, у меня были сотни, тысячи друзей, подруг, знакомых, однокурсников, одногруппников, одноклассников и прочее, и прочее. Я не помню ни одного человека среди всех этих сотен и тысяч молодых людей, моих ровесников, кто сказал бы хоть одно хорошее слово о Сталине. Все считали, что Сталин – это сволочь, что он пострелял массу своего собственного народа.

О.ЖУРАВЛЕВА: А я, вот, помню среди своих ровесников таких людей.

А.ТРОИЦКИЙ: А вы меня моложе, Ольга, я думаю, лет на... Ну, на 20, по крайней мере.

О.ЖУРАВЛЕВА: Моложе. Но я помню то же самое, то же самое отсутствие, как бы, Сталина. Вот, как бы, отсутствие в уроках истории и, там, в газетах, в приветах, во всех местах. Но были люди, которым родители успели объяснить, что Сталин – это хорошо.

А.ТРОИЦКИЙ: Ну, вот, я повторяю, я таких людей не знал. И я считаю, что, в конце концов, нет ничего особо плохого в том, чтобы бороться с искоренением сталинщины такими, как бы, квазисталинскими методами. То есть выжигать это дело каленым железом. Потому что я считаю, что покуда в нашей стране будет процветать такой реальный культ Сталина, никогда Россия не станет страной ни цивилизованной – ну, это хрен с ним, что такое современная цивилизация, это еще большой знак вопроса. Но главное, никогда не станет страной счастливой, никогда не станет страной счастливых, легких, свободных людей. Вот, потому что Сталин, в первую очередь, это символ насилия, это символ жестокости и поклонение ему – это признак абсолютного такого густопсового мазохизма. Вот, пока у нас будет страна миллионов и десятков миллионов мазохистов, то есть людей, которые обожают пытки, там, типа «сделай мне больно», да? Но даже не в плане секса, а в плане вообще всего. Вот, до тех пор Россия будет оставаться на карте мира такой черной дырой. Это абсолютно точно.

О.ЖУРАВЛЕВА: Хорошо. Продолжение, в общем-то, темы, потому что уже приходят новые смски. «Что вы думаете о помпезности Парада Победы?» - спрашивает Сергей из Барнаула. И, кстати, тоже, в общем, все лыко идут в строку. Митек пишет: «Раз уж такая дата на носу, пару слов, как он пишет, о Тарантино от Михалкова». Про войну вообще можно снять кино или нет? Может быть, это тоже все как-то, все в одно? Все к 65-летию подошло? И кино нам новое сняли, и парад нам самый шикарный за последние годы закатили? Во всяком случае, обещают. Вас в Москве не было, вам не мешали репетиции парада, правда же?

А.ТРОИЦКИЙ: Мне... Ну, сегодня помешали. Но слегка. То есть ладно, парад – это дело десятое, хотя и малоприятное. То есть я считаю, что военные парады – это вообще признак какой-то дикости. Что это такое? Большой город, а по нему танки, пушки, вообще ужас. Война какая-то катится волной по городу. По-моему, это дичь просто, какая-то, опять же, феодальная дичь. По поводу 65-летия Великой Победы. Я повторяю, мне исполняется скоро 55 лет, поэтому имел я удовольствие наблюдать за всевозможными юбилеями победы. То есть я прекрасно помню и 20-летие победы, 1965 год, 25-летие победы, 1970-й год, 30-летие, 40-летие, 50-летие – уже рыночное, ельцинское. И все такое прочее.

Надо сказать, что такой помпы, такой истерии как сейчас не было никогда. То есть я наблюдаю за тем, что победа отодвигается, ветераны, дай бог им здоровья, к сожалению, отправляются в мир иной, а, вот, вся вот эта истерика по поводу победы – она становится все сильнее и сильнее, и сильнее.

О.ЖУРАВЛЕВА: А в чем она для вас проявляется? В чем? В детских утренниках? В плакатах? В чем?

А.ТРОИЦКИЙ: Я думаю, она проявляется для меня точно в том же самом, в чем она проявляется вообще для всех. То есть сейчас по поводу праздника победы, ну, то есть в коммунистические времена по поводу столетия Ленина и съездов КПСС не было такой помпы, как по поводу победы сейчас. Понять это очень легко. Когда страна находится в жопе и, в общем-то, ничего реального, современного, сегодняшнего Россия предложить не может. Ну, что там у нас есть?

О.ЖУРАВЛЕВА: Мы победили пиратов.

А.ТРОИЦКИЙ: Олимпийские игры в Сочи, да? Которые еще непонятно, состоятся или нет.

О.ЖУРАВЛЕВА: Я вам больше скажу: есть еще мысль принять чемпионат мира по футболу.

А.ТРОИЦКИЙ: Отлично-отлично. Ну да, и коммунизм к следующей Олимпиаде. Ну, в общем-то, предъявить абсолютно нечего. Проект Силиконовой долины в Сколково, там что еще? Ну, смешно-смешно. В общем-то, страна, на самом деле, производит крайне жалкое впечатление. И когда нет ничего такого в сегодняшнем дне, чем можно было бы гордиться, что можно было бы показать всему миру и сказать «Да, мы сделали это, и, вот, мы классные и мы русские, и, вот, мы вам всем показали Кузькину мать, а вы там мудритесь своими долларами, Бритнями Спирсами и Манчестерами Юнайтед...»

О.ЖУРАВЛЕВА: На самом деле, я не представляю себе такого события.

А.ТРОИЦКИЙ: У нас нет. У нас ничего такого нет.

О.ЖУРАВЛЕВА: А у кого есть? Ну что? Вот, в Британии ходят по улицам и от чего-то там тащатся?

А.ТРОИЦКИЙ: Нет, ну, есть, на самом деле, и у тех, и у этих, там что-то есть. То есть, по крайней мере, у них есть популярные фильмы, у них есть какие-то экономические достижения, у них есть то-сё, у Китая есть какие-то бешеные показатели по части экономики и всего такого прочего. То есть, в принципе, ничего такого, чтобы «ах», чтобы как Гагарин в космос или американцы на Луну, ничего такого нет. Но по счету такому большому, но маленькому и среднему есть дофига. У нас нет вообще ничего. То есть даже спортсмены эти наши тоже просрали все, что можно.

О.ЖУРАВЛЕВА: Паралимпийцы у нас, между прочим, замечательные.

А.ТРОИЦКИЙ: Ну, паралимпийцы – молодцы, да. Но я боюсь, что это не та команда, о которой...

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, Евровидение выиграли.

А.ТРОИЦКИЙ: Да-да, вот, отлично. Дошли, называется, до самых козырей, да? Да, по самые томаты всему миру вставили. Ну, в общем, короче говоря, когда нет ничего реального, что можно предъявить, естественно, надо ковыряться в прошлом. Надо ковыряться в прошлом, надо вспоминать прошлые заслуги и максимально-максимально, значит, их для накачивания общего демагогического ража в стране, значит, их выставлять на всеобщее обозрение и говорить «Да, мы лучше всех, мы самые крутые, опаньки и опаньки». То есть я еще не понимаю, почему до сих пор у нас не празднуют как всенародный праздник, скажем, битву на Бородинском поле.

О.ЖУРАВЛЕВА: Почему? В общем, довольно серьезно празднуют.

А.ТРОИЦКИЙ: Да не особо, конечно.

О.ЖУРАВЛЕВА: А изгнание поляков в 1612 году?

А.ТРОИЦКИЙ: Да-да. Есть еще поле Куликово, такое реальное.

О.ЖУРАВЛЕВА: У нас государственный праздник, между прочим.

А.ТРОИЦКИЙ: Да. Вот этот самый какой-то патологический праздник 4 ноября, вообще никому непонятный, из той же серии. Короче говоря, в общем, мотивация тут для меня, по крайней мере, более или менее понятная. Но что в этом ужасно? Был у меня несколько лет в жизни один эпизод, очень простой, я об этом даже писал когда-то. Я живу на Университетском проспекте, и как-то, значит, года 2-3 назад стоял я на зебре, на переходе, ехали машины, напротив меня, на противоположной стороне улицы стояла бабушка-старушка, такая, в платочке, в пальтишке, на пальтишке, значит, были медали. То есть такая бабушка-ветеранша. Стояла она, терпеливо ждала, пока проедут машины. Погода была плохая, то есть дождя не было, но были лужи. И поехала очередная лужа, как сейчас помню, Фольксваген Пассат, такого еще немецко-фашистского какого-то серо-коричневого цвета. И обдала эту бабушку-ветераншу из лужи грязной водой с ног до головы. Естественно, проехала дальше, не притормозив – там я заметил такой, обычный московский жлоб сидел такой, толстый красномордый. И, естественно, на антенне этого Фольксвагена Пассата с красномордым этим ублюдком висела георгиевская ленточка. Вот, для меня вот это, ну, может быть, не исчерпывающая, но абсолютно точная метафора того, что у нас происходит с Днем Победы. Несомненно, это великий праздник, очень грустный, я считаю, праздник, очень драматичный праздник вообще. Ну, в песне, на самом деле, очень хорошо сказано «Со слезами на глазах», хороший повод для раздумья и памяти, и так далее. Вместо этого делается вся эта лицемернейшая помпа. А что касается до ветеранов, то, опять же, обещали первые лица «У каждого ветерана к 65-летию будет квартира».

О.ЖУРАВЛЕВА: Сегодня сказали, что будет квартира вне зависимости от его финансового положения.

А.ТРОИЦКИЙ: Понятно. Значит, насколько мне известно (причем, это у меня сведения даже не от каких-то жалующихся ветеранов, а из наших же СМИ), не получили ветераны квартиры, идут по этому поводу и по телику сюжеты, и в газетах об этом пишут. И опять же, масса случаев, вот, буквально накануне Дня Победы ветерана убили, ветерана ограбили, вынесли медали мошенники из квартиры и все такое прочее. И вот это вот, как бы, реальность, да? А помпа – это все вот эти танки, самолеты и прочие аксессуары бессмысленные.

О.ЖУРАВЛЕВА: Наш слушатель пишет: «Это ошибочное мнение о том, что у нас нет достижений. У нас есть много талантливых ученых и неординарных достижений. Но о них знает лишь узкий круг специалистов».

А.ТРОИЦКИЙ: Понятно. Ну, вы об этом расскажите всем остальным, чтобы и все прочие знали. К сожалению, понятное дело...

О.ЖУРАВЛЕВА: Но тем не менее, все-таки, есть хорошие новости-то все равно.

А.ТРОИЦКИЙ: Хорошие новости есть, но это хорошие новости далеко не того масштаба, чтобы можно было как-то поднять это на знамена. Таких новостей у нас нет.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, не знаю. Сомалийские пираты захвачены, судно с людьми освобождено, все хорошо сработали, все замечательно.

А.ТРОИЦКИЙ: Да, вот это достижение.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, на самом деле, сейчас даже обещают наградить освободителей и все такое. Ну, хорошие профессиональные люди. И те, кто боролся за живучесть, будучи захваченными, и те, кто их потом спасал. Плохо ли? А говорите, все плохо.

А.ТРОИЦКИЙ: Нет, Оль, на самом деле, в общем-то, это отлично. По-моему, это первый раз за я уже даже не знаю сколько времени, что какие-то наши хваленые спецназовцы, которых постоянно показывают в телесериалах и которые всех мочат и дробят, а которые в реальной жизни, как мы могли убедиться, и в случае с Норд-Остом, и в случае с Бесланом, и кучей еще более мелких инцидентов, на самом деле, они гробят заложников, мрут сами и, в общем-то, работают из рук вон плохо. Вот сейчас наконец-то первый раз, что вроде эти наши особисты-головорезы как-то здорово сработали и освободили судно, и захватили в плен пиратов. Это очень хорошо.

Другое дело, что, на мой взгляд, пираты сомалийские – это, конечно...

О.ЖУРАВЛЕВА: Не те противники, по-вашему?

А.ТРОИЦКИЙ: Не те противники и не те войска, и не те герои, как бы, великой победой над которыми следует гордиться. То есть это нормальные такие обдолбанные, безграмотные нищие ребята. Кстати говоря, довольно миролюбивые. Эти пираты сомалийские – они же, в общем, никогда никого не убивали, как известно. Все что им нужно, это бабло. А живут они в стране – это самая бедная страна в мире. Ну и как кормят свои семьи.

О.ЖУРАВЛЕВА: Вы сейчас будете, в пользу террористов будете сейчас агитировать.

А.ТРОИЦКИЙ: Я в пользу пиратов. В пользу террористов я не агитировал никогда.

О.ЖУРАВЛЕВА: Артемий Троицкий в программе «Особое мнение». Меня зовут Ольга Журавлева, никуда не уходите, мы скоро вернемся.

НОВОСТИ

О.ЖУРАВЛЕВА: И снова с вами программа «Особое мнение», здесь в студии Артемий Троицкий, меня зовут Ольга Журавлева. Наш номер для связи остался прежним +7 985 970-45-45. И мы продолжаем разговор. Кстати, все вопросы, которые мы сейчас не успеваем осветить, вы еще сможете задать Артемию отдельно, если зарегистрируетесь на видеоконференцию, которая будет сегодня в 6 часов вечера. Есть еще одна тема, которая тоже волнует многих наших слушателей. Вот, в частности: «Череду смертей в СИЗО и дальнейшее содержание больных людей в СИЗО можно немедленно остановить, – считает наш слушатель Влад. – Если гласно уволить судей и возбудить уголовное дело против следователей, виновных в содержании в СИЗО тяжелобольных Магнитского и Трифоновой, приведшем к их смерти. А как вы думаете?» На самом деле, так уже думают в прокуратуре насчет уголовных дел. Уже есть там заявления от Следственного комитета и всяких других интересных мест. Но тем не менее, после Магнитского был скандал. Потом происходит практически то же самое.

А.ТРОИЦКИЙ: Да, это здорово, это вообще вселяет даже некоторый оптимизм, потому что... То есть сначала этого следователя Пысина, его уволили. Но это явно полумера, то есть даже четверть меры. Потому что вот то, что произошло с этой пожилой женщиной, это называется убийство. Это убийство, причем, убийство даже не по неосторожности, а фактически это запланированное, как называется на юридическом жаргоне, предумышленное или какое-то еще, намеренное убийство. Ведь, там же дело в чем? Что следователь и судья – они изводили эту женщину, лишая ее медицинской помощи, шантажируя ее тем, что, вот, «мы тебе дадим этого инсулина или, там, врачей и переведем в больницу и куда надо», если ты сознаешься. Как это называется? Это называется пытка. То есть женщина, пожилая женщина умерла под пытками.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, вам сейчас скажут, что она была мошенницей – так ей и надо.

А.ТРОИЦКИЙ: Это не важно. Она умерла под пытками. Это не важно, мошенница она или нет. То есть я говорю, у нас в стране по-прежнему как всегда феодализм и средневековье. В принципе, произойди такое дело в какой-нибудь ненавистной нашему державному населению Америке... Ну, во-первых, там этого, в принципе, произойти бы, я думаю, не могло. Но там просто полетели бы головы, там бы людей отправили, если это был бы правильный штат, на электрический стул. Я имею в виду вот этого следователя, судью и так далее.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да ладно! У них Гуантанамо была. Там не то, что пытки были – там были ого-го какие пытки.

А.ТРОИЦКИЙ: И какой идет скандал по этому поводу. И президент по этому поводу высказывается, и базу закрывают, и общественность бурлит, и все такое прочее. В общем, короче говоря, естественно, и следователя, и судью надо привлекать к уголовной ответственность за преднамеренное убийство или, скажем, за пытки. Я не знаю, есть у нас в уголовном кодексе статья «пытки» или нет? Если нет, значит, надо ее ввести.

О.ЖУРАВЛЕВА: Глава СКП пригрозил уголовной ответственностью. Вот, пригрозил.

А.ТРОИЦКИЙ: Вот. Естественно, их надо судить, их надо сажать. И, вот, я слушал пару часов назад «Эхо Москвы», как раз когда приближался к станции, там обсуждали этих самых веселых обдолбанных парней, этих сомалийских пиратов и популярнейший был призыв – это вешать их на рее. Вот, я бы с гораздо большим удовольствием повесил бы на рее следователя Пысина с его подручными, что вот это вот настоящий ублюдок, вот это монстр, это изувер. А вот эти африканские ребята, которые доступными им средствами, кстати говоря, никого не убивая и до смерти не доводя, зарабатывают себе и своим многочисленным домочадцам деньги. Вот их я бы отпустил на все 4 стороны, естественно, предварительно разоружив и отдав в пионерлагеря их лодки.

Кстати говоря, опять же, пираты в Сомали противостоят исламистам. Потому что я считаю, что исламисты и террористы – это куда более серьезная угроза, чем все эти веселые полубутафорские пьяные пираты.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, бутафорские – не бутафорские, тем не менее, серьезные от них проблемы.

А.ТРОИЦКИЙ: Да что они делают?!

О.ЖУРАВЛЕВА: Они захватывают суда.

А.ТРОИЦКИЙ: Они захватывают суда, получают выкуп и все. Они делают точно то же самое, что делали пираты Карибского моря во главе с Джонни Деппом. Все мы сочувствовали Джонни Деппу. Они делают то же самое, что делал Робин Гуд.

О.ЖУРАВЛЕВА: Так это Джонни Депп во всем виноват, теперь ясно.

А.ТРОИЦКИЙ: Да. Они нормальным образом занимаются перераспределением доходов. То есть идут вот эти гигантские корпоративные эти поганые танкеры с кучей нефти.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, у них тоже дома есть дети, ну, перестаньте уж нагнетать.

А.ТРОИЦКИЙ: У них дома есть дети, которые плавают в джакузи, бухают шампанское.

О.ЖУРАВЛЕВА: Но матросы-то не виноваты.

А.ТРОИЦКИЙ: А матросам от этого ни холодно, ни жарко. Для матросов это приключение.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, страшно.

А.ТРОИЦКИЙ: Что «страшно»? Они там никого не убили, они там никого не пытали. Естественно, лучше бы этих пиратов не было, наверное. А, может, даже и лучше, чтобы они были, потому что как-то с ними живется в мире веселее чуть-чуть. И, уж, во всяком случае, применять к ним какие-то такие зверские меры – ну, это просто даже как-то и не по-людски. Зверские меры надо применять к тем, кто этого заслуживает.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, радикальный вы человек, сразу видно. Скажите тогда мне про культурку, если можно. И напоследок о культуре. Кстати! Вот, акт гуманизма. Вы помните, у нас была история со Светланой Бахминой, которой УДО не давали долгое время? Но-таки дали. А, вот, сегодня выяснилось, что Григорий Грабовой, который на 8 лет сел за мошенничество, получил, все-таки, условно-досрочное освобождение. Причем, формально абсолютно все чисто и правильно. Полсрока отбыл, взысканий не было – все, свободен, все хорошо, никаких претензий. У вас есть какое-то теплое чувство, что, вот, наконец, все сделали правильно, по закону хорошо.

А.ТРОИЦКИЙ: У меня нет теплого чувства, потому что я считаю, что вот этот Григорий Грабовой – это, конечно, еще один монстр и упырь.

О.ЖУРАВЛЕВА: А если бы его замучили, извините меня?

А.ТРОИЦКИЙ: Ну, его было бы менее жалко, чем многих других, кого замучили. И его я бы скорее повесил бы на рее, опять же, чем многих других. Я думаю, что ему просто очень мало дали. Ему надо было бы дать пожизненное заключение, чтобы он людей в заблуждение самым жестоким образом не вводил. Он же что делал? Он обещал людям на полном серьезе воскрешать их погибших близких людей, он обещал воскресить детей Беслана. И он еще за эти акты воскрешения брал деньги, уж самым таким поганым образом. Можно себе представить весь ужас, все отчаяние этих обманутых людей, у которых погибли родственники. А потом еще нашелся такой Остап Бендер, который взялся их воскресить, да еще и обобрал, естественно. Дал надежду и тут же растоптал эту надежду, и не воскресил, и так далее. То есть я считаю это преступлением, сделанным просто с таким особым гуманитарным и психологическим цинизмом и жестокостью.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, за такие вещи, мне кажется, уголовная ответственность недостаточна. Это какая-то другая категория.

А.ТРОИЦКИЙ: Ну, тут можно говорить просто о том, что наша практика, ну и вообще глобальная практика по части юрисдикции наказаний – она, конечно, далеко не совершенна. То есть я, скажем, считаю, что насильников и педофилов надо кастрировать в первую очередь. То есть, вот, то, что они там где-то отсидят – это уже другой вопрос. Пусть и посидят заодно. Но первым делом кастрировать.

О.ЖУРАВЛЕВА: Артемий, то же самое, что со смертной казнью. А если это судебная ошибка?

А.ТРОИЦКИЙ: Судебные ошибки допускать нельзя. Но если все очевидно, если все доказано, то, значит, надо поступать именно таким вот образом. А людей типа Грабового надо, ну, идеально их было бы подвергать каким-то просто невыносимым моральным мучениям за все те пакости, которые они сделали. Но поскольку я думаю, что бессовестные люди типа Грабового вообще, в принципе, моральным мучениям, скорее всего, неподвластны, настолько это прожженные типы, то я бы их изолировал просто до конца жизни, чтобы всем остальным людям жилось спокойнее.

О.ЖУРАВЛЕВА: Артемий Троицкий в программе «Особое мнение». Спасибо большое.

А.ТРОИЦКИЙ: Не за что.

О.ЖУРАВЛЕВА: И видеоконференция состоится в 6 часов для всех желающих и зарегистрировавшихся.
http://echo.msk.ru/programs/personalno/676707-echo/

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение