Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Демократия без государственности или почему провалился план построения демократии в Кыргызстане. Ч.1.

07.05.2010

Автор:

Теги:


 

 

Капанов К.Х., профессор Уральской «АТиСО»

 

      В чем сущность демократии?

      Древние греки и их выдающиеся политики расходились в трактовке  смысла слова «демократия» не меньше, чем наши современники. Это слово могло обозначать и торжество бунтующей черни, и господство низших слоев населения, и участие всех граждан в делах полиса, т.е. в политике, и решающую роль народного собрания, и систему правления лицами уполномоченными на это с помощью формальных процедур.

     Существуют античные трактовки демократии, а также либеральные, консервативные, популистские, коммунистические и анархистские. 

     Одна из причин этой необычной разноголосицы заключается в том, что проблема демократии является на деле целым набором проблем различных «демократий», которые объединяет зачастую разве что наименование. Различения требуют разные «имена» и традиции – по меньшей мере те два полярных и взаимодополняющих подхода, которые фактически структурируют проблемное поле «демократий». Один подход связан с осуществлением всеми (всем народом в целом) всей полноты своей власти, а тем самым – в управлении каждым человеком и группой. Другой – с мерой участия каждого человека и каждой группы, составляющей народ, в самоуправлении политией в целом.  В одном случае демократия оказывается народовластием с сильным акцентом на ее всенародности. В другом – народовластием с акцентом на властности и управляемости образующих (политию людей (ролей) и групп (институтов), т.е. на самоуправлении.

      Изложение различных концепций заняло бы тома. Это вряд ли приблизило бы нас к пониманию сущности явлений, привычно именуемых «демократиями». Сложение попробовать описать реальные формы демократического опыта.

    Как должны выстаиваться властные отношения при демократии?

    «Танго танцует вдвоем»- так образно Рональд Рейган выразил демократический принцип современных властных отношений. Они двусторонни по своей природе, складываются как взаимосвязь управителей и управляемых. Без их партнерства невозможно обеспечить социально-политической стабильности в обществе.

      Легитимность власти должна базироваться на легитимных законах. Они легитимны в силу своего содержания, получающего общественное одобрение и поддержку. Законодательная практика должна стремиться к социальной справедливости. Это всем видно и понятно. Именно ею оплачивается легитимность  власти в демократическом обществе наших дней.
      Политик ответственен за сохранение справедливости. Должна существовать этика ответственности. Демократия как свободный выбор формы власти, как открытая дискуссия, как уважение позиций меньшинства и потому как компромисс, предполагает, что справедливость необходима и достаточна для обсуждения и решения неизбежно возникающих в обществе трудностей.

     Связаны ли аполитичность и демократия?

Разрыв между властью и массой избирателей нередко оборачивается аполитичностью общества. И ее заложником в первую очередь оказывается сама демократия. Томас Манн, ставший жертвой катастрофы демократии и культуры в национал - социалистической Германий, писал в канун войны: «Аполитичность есть не что иное, как попросту  антидемократизм».  Разумеется, современная аполитичность имеет другие истоки. Дело не только в замкнутости и закрытости верхних эшелонов власти, что неизбежно отражается на степени ее легитимности. Доверие людей к власти подрывается тем, что вместо решения насущных проблем общества его избранники с головой уходят в борьбу между собой и реализацию своих групповых и личных интересов. По мнению экспертов и политиков, жесткому диалогу между властью и гражданином нет альтернативы, сколь бы неудобным он не был. Кто отворачивается  от фактов, их отрицает, тот попадает в капкан, который сам себе поставил. Суть демократии – в привычке к постоянным спорам и примирениям по  постоянно меняющемуся кругу вопросов и при постоянно меняющейся расстановке сил.

    Каким должно быть соотношение исполнительной и законодательной власти?

    Как показывает исторический опыт, сильный парламент в сочетании со слабой исполнительной властью порождает неработающую модель государственного управления. Например, начало демократизации в Казахстане, помнится, было отмечено конфликтными отношениями исполнительной и законодательной власти. И было решено выстроить функциональный процесс управления. В принципе, функциональная задача любой государственной власти – адекватное ситуации управление и интеграция общества.  Бюрократическая форма государственного управления – в оптимуме наиболее рациональная и дешевая система управления современным обществом, без которой, демократии не обоитись.

    Чиновничество по природе своей аполитично, для этого слоя людей характерна не столько преданность каким – то идеалам, сколько самой машине управления, особое понимание статусной чести, приверженность порядку и дисциплине. Такой взгляд, конечно, был недооценен в Кыргызстане.

     Важна  ли проблема обеспечения лояльности политической оппозиции?

     Здесь важно не повторить ошибку авторитарных режимов, которые запрещая оппозицию, превращали ее в антисистемную силу. При демократии запрет на участие в политической деятельности возможен только в одном случае – при отказе признавать демократические процедуры и правила политической борьбы. Например, обеспечение лояльности левой оппозиции не менее важно для эффектного действия механизмов демократии. Здесь возникает проблема. Наиболее радикальные левые силы, боровшиеся против авторитаризма, склонны недооценивать ценность демократии.

    Связанно это прежде всего с тем, что часть противников авторитаризма понимает под «демократией» радикальный политический курс, который «социально прогрессивен» и ориентирован на «нужды народа».  Порочность таких представлений состоит в том, что при подобной  «демократии» потребуются люди, определяющие сверху, в чем же состоят «нужды народа» и что такое «социальный прогресс». Такой взгляд на демократию опасен, ибо может привести к новому варианту авторитаризма: ведь, по существу, отвергается самое ценное, что, помимо всего, есть в демократии – возможность сопоставления и соревнования различных взглядов и идей. А если не признавать конкуренцию, значит не признавать свободу.  Судя по всему, в Кыргызстане оппозиция – продукт подковерного противостояния элит, а не настоящая оппозиция.  В целом функции оппозиции  должны вписываться в триаду:  критика, контроль, альтернатива.  Следствием действия оппозиции может стать дестабилизация политической ситуации и даже угроза целостности политической системы.

      К чему может привести «жесткая» политика с целью подавления протеста населения?

     Существует динамическая модель устойчивости государства по отношению к протестной активности населения, разработанная в Массачусетском технологическом институте. Модель показывает, что «жесткий» политический курс на подавление протеста за счет ущемления либеральных свобод обеспечивает череду временных снижений доли «бунтовщиков», но при этом на длительном временном интервале их число будет увеличиваться и, в конце концов, достигнет критического рубежа.

     Какова роль лидера, элиты в киргизских потрясениях?

     Вера людей в демократию подрывается недооценкой со стороны лидера их политической зрелости, их желания улучшить само общество и даже готовности идти на лишение во имя этого.

      Действительность такова, что теперь гораздо сильнее, чем раньше Кыргызстан нуждается в политиках, но других, лучших, более честных и верных принципам. Существует новый слой «прилипших к креслу». Его представителей отличает угрожающее растущая некомпетентность, возмещаемая редкой гибкостью шеи. Нужно поднять на оптимальную высоту деловую, профессиональную и социальную компетентность господ народных избранников. Пока же их отличают низкая политическая культура, зависть, изощренное взаимное фискальство, бестолковая трата рабочего времени, часто несправедливые решения, неудовлетворенность получаемыми материальными благами, безумное расточительство.  Бюрократическая буржуазия не может быть агентом подлинной демократизации общества. Демократия была главной формой реализации экономических интересов буржуазии и «третьего сословия».

Надо надеется на приход новых политиков, точнее, новых людей, ответственных и честных, хорошо делающих свое дело.  Способно ли современное киргизское общество генерировать полноценную элиту. Видимо,  произошла архаизация и провинциализация республики.  Роль лидеров в переходный период очень значительна. Один аналитик хорошо сказал, что лавочник у власти – это не элита, ибо в понятие элитных групп входят такие определения, как ответственность, разум, стратегическое мышление. Национальные лидеры никогда не рождаются в борьбе нескольких глубоко коррумпированных групп за президентское кресло. Это ситуация «без элиты».  Безусловно, кыргызские лидеры, элита не смогли обеспечить баланс влияния и качества жизни, демократии и государственности. Надо сказать, несколько десятков стран в мире испытывает трудности с выбором и осуществлением самостоятельной стратегии национального развития. Сейчас требуется весьма активное государство – государство «развития», государство «катализатор». Эксперты констатируют, в Кыргызстане «тюльпановая революция» - это была открытая междоусобица элит. Например, одно из киргизских правительств в 2009 г. полностью состояло из южан. Наше общество должно выбрать другой, некиргизский путь.  В Казахстане необходимо обеспечить баланс демократии и государственности.

   Главная проблема Кыргызстана, как указывают эксперты,- не смена власти, т.е. лидеров страны, а изменение парадигмы развития. Не повторить печальный опыт Латинской Америки, где все меняется, чтобы остаться прежним. Правы те аналитика, которые говорят, что урок двух киргизских революции заключается в демонстрации того, насколько опасным может быть отсутствие политических и экономических институтов. Не секрет, политики могут присваивать природную ренту только в условиях слабых институтов.  Следовательно, при росте доходов от эксплуатации природных ресурсов они предпринимают попытки не допустить укрепления институтов. Бюрократия, живущая от перераспределения,  блокирует реформы  институциональной среды. Исследователи подчеркивают, если установить народный суверенитет относительно нетрудно, то другой компонент демократического правления – свободу обеспечить гораздо сложнее. Для претворения в жизнь принципа свободы требуются соответствующие институты: функционирующая законодательная власть, правительственный аппарат и полноценная правоохранительная система с полицией, адвокатами, прокурорами и беспристрастными судьями.

    Если недемократические правительства, стремясь сохранить власть, всячески препятствуют укоренению элементов и практики свободы, то каким образом демократия вообще можно установиться. Это ситуация народовластия с сильным акцентом на ее всенародности без государственности.

    Власть не только должна находиться под контролем, но прежде всего она должна определяться моральными критериями. 

продолжение следует. 

Contur.kz


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение