Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Адил Тойганбаев: Мы должны стать центром притяжения

07.05.2010

Автор:

Теги:

Адил Тойганбаев: Мыдолжны стать центром притяжения

Виктор Санькович

Адил Тойганбаев: Мы должны стать центром притяжения     Безгромких заявлений и публичных протестов, без обвинений и обличений –немногословно, но в чем-то, может быть, и нагло на политическом поле странывдруг родился Казахский национальный конгресс. Пока его появление ничего вбольшой политической игре не изменило, но задействованные игроки напряглись.Новое политическое объединение не вписывается ни в одни привычные рамки: позаявленным признакам, КНК - это не партия оппозиционеров, не партия власти,даже не партия национал-патриотов.

 

 


-Адил Еркинович, полтора месяца прошло с тех пор, как в конце марта вами былсоздан инициативный комитет КНК. Ощущение такое, как будто ничего неизменилось. Что было сделано за это время?


     -У тех, кто находится внутри процесса, совершенно другие ощущения. Мы чувствуем,что за этот небольшой отрезок времени изменилось многое в обществе и в нас:четче стали конечные цели, конкретнее и жестче задачи, появились серьезныеединомышленники. Для полутора месяцев это нормальная программа действий иприемлемые достижения. То, что мы еще не стали важной политической силойстраны, - да, это досадно. Выходит, есть над чем работать.


     - Почему все-таки конгресс, а непартия?


     - КНК - это больше чем партия, потому что«заточен» он не на политику и политиков, а на общество. Конгресс – тот формат,в котором реализуется не избранный или назначенный, а каждый.
Это не подковерная,завуалированная борьба, а открытая конкуренция идей, мыслей, взглядов. Наш объемзадач намного больше, чем обычно ставят перед собой партии.


     - В вашем манифесте много пафосных слов и выражений вроде«держава будущего», «достоинство лучшей судьбы», «приоритет созидающего класса»и т. д. Зачем все это? Вы думаете, казахстанцы верят в такой романтизм?


     - Это не романтизм, а выверенное и четкоеобозначение своих направлений в общемировой политической навигации. Я не думаю,верят в это или нет - я вообще не занимаюсь гаданиями, просто делаю так, чтобыв это поверили.


     -Вы были участником IX Евразийского медиафорума - громкой международноймедиа-инициативы Казахстана. Что нового вы узнали для себя на форуме?


     - На таких мероприятиях не узнаешь чего-топринципиально нового. Это скорее площадка обсуждения и поиска единомышленников.Представительные мероприятия, объединяющие аналитиков, действующих и отставныхполитиков, гуманитариев, экономистов - устоявшаяся форма их постоянногодиалога. Евразийский медиафорум принципиально важен для нашей страны - онаналог множества подобных рейтинговых общественных консультаций в Европе, Азиии США. Такие консультации объединяют тех, кто держит руку на пульсе. Они важныдля понимания современности, для национального лоббизма, для участия в этойсовременности. Но на постсоветском пространстве он аналогов не имеет. Поэтомунам важно поддерживать данный репутационный проект.


     -Казахстан принимает участие во множестве самых разных заседаний, форумов,саммитов, конгрессов и пр. Есть ли от таких дискуссионных форматов высокий КПД?Демагогии и утопизма – да, много, но конкретного прогресса и улучшений как-тонезаметно…


     -Негатив проявляется, если на мероприятиях принимает участие представители несамого компетентного на международном уровне чиновничества. Что же касается молодыхспециалистов в банковской сфере, экономике, политических науках, то онисправляются со своей задачей вполне достойно. Просто их мало, и не они сегодняопределяют «лицо страны»…


     - Вы периодически вбрасываете вказахстанский политический медиа-ландшафт непривычные предложения и идеи. Вот,к примеру, идея о возрождении Казахской империи. Не спрятан ли в ней некийкомплекс амбиций, которые никогда не будут реализованы? Какая может бытьимперия в окружении России и Китая? Есть некая вторичность и в выборе названия- по аналогии с Индийским и Африканским национальными конгрессами. Пусть онимощные и старейшие политические организации в своих странах, однако ониборолись с английским колониальным режимом и апартеидом. С кем же вы собралисьвоевать в миролюбивом независимом Казахстане?


     -Будем воевать с безразличием. Наш враг - апатия, раздельность, отсутствиенационального интереса. В выборе названия - не вторичность, а четкое признаниетого, что мы решаем те же проблемы, что и они, просто в другом историческомантураже. Индия при англичанах тоже была формально почти независимымгосударством, но ее цивилизационый градусник стоял на нуле. ИНК Ганди привнес вэту пустоту свет национальной идеи, дыхание жизни, уникальность собственноговыбора. Не в формальной независимости дело. Особенно если она маскируетпустоту. Что касается «империй в окружении»… Российская империя, например,существовала в окружении Германской, Австрийской, Османской и Персидской,Британской и Китайской империй. Другим тоже везло не больше. Империя в нашеммире - не просто большое организованное пространство. Это «Государство Всерьези Надолго». Это важно уточнить, потому что существует в мире и другой типгосударств – «мыльные пузыри». Империя для казахов – это судьба и неизбежность.Мы неспособны на роль маленького уютного государства, такой курс для насгенетически губителен. Мы вообще неспособны на мелкие задачи, нас гнетутчастности и мелочи. Наши предки кочевники обладали, на мой взгляд, выдающимисякачествами: способностью четко ориентироваться в пространстве и ситуации иумением рассчитывать свои силы. В наших генах кровь людей, которые не толькозавоевали когда-то огромные территории, но и, что самое главное, сумелисохранить их и управлять ими. Мы должны осознать: Казахстан двухсотлетнейдавности остался в прошлом. Сегодня это новая страна, а новые казахи – сизмененным сознанием, с более рациональным взглядом на жизнь, понимающие, какоеместо они занимают в современном мире.


     -Вы, судя по всему, любите громко заявить о себе, но при этом стараетесь никогоне обидеть, не переходите на персоналии. Но политика – это борьба, в которойтрудно быть «пушистым»…


     - Поверьте, я обидел уже многих. Хотя бы фактомсвоего существования. И мы не хотим уходить от резких личных дискуссий, лишь быэто были дискуссии по существу. Обсуждать известные проблемные дыры инекомпетентность отдельных руководителей - это слишком мало, для того чтобыбыть политиком. Зацикленность на персонах вредна, я уверен. Лучше говорить обидеях - они долговечнее. И на этом поле мы точно не будем «пушистыми», я могуговорить и за себя, и за конгресс в целом. Потому что здесь есть подлинныйжизненный интерес, а не желание поддержать светскую беседу из вежливости.


     -Журналистам, да и остальным гражданам Казахстана трудно понять, кто вы:бизнесмен, политик, ученый, литератор? Объясните, чего вы хотите? Вписаться вполитические расклады Астаны? Перестать быть своим среди чужих, чужим средисвоих, как вас характеризовали во время работы в Кыргызстане? Кроме того, выдолгое время были за пределами страны и, по сути, как личность сформировалисьза границей. Вы уверены, что наши местные реалии и ваша внутренняя ментальностьсовпадают?


     - Я хочу политической модернизации страны,придания ей реальной силы и открытия возможностей для реализации молодых.Сейчас многие пути и выходы для них закрыты. А это лишает перспектив. Какличность же я сформировался в Казахстане, где прошли мое детство и юность. Яникогда не был безразличен к менталитету казахов просто потому, что являюсь егочастью. Сколько бы ни жил за границей, я всегда оставался казахом, гражданиномРеспублики Казахстан.


     - Кстати, о патриотизме. Вы как-то написали: «У наснационалисты будут делиться на две группы – национализм резерваций инационализм имперский». А к какому виду националистов вы относите себя?


     - Мне импонирует название «общий национализм»,отражающее суть вопроса. Национализм - не просто единый спасительный стильнации, но и общее согласие и понимание всех, живущих в Казахстане, что толькона базе национального государства возможно построение здесь передовой страны,где будет хорошо всем: и русским, и корейцам, и немцам.… Более того, это будетстрана, куда иностранцы охотно приедут – на работу, в туристические поездки...Ведь это крайне важный симптом здорового государства – быть привлекательным дляостальных. Впоследствии мы исторически вправе ставить вопрос о том, что нетолько отдельные люди, но и целые страны захотят присоединиться к Казахстану. Ввек глобализации национализм - единственная возможность нации сохранить себя иумножить свои силы. Национализм становится универсальным противоядием,позволяющим одновременно и вступать в мировую «большую игру», и быть неуязвимымв ней. Два других варианта – либо изоляция от мира и застоя, либо растворение вединообразном постнациональном человечестве. Те, кто говорят обесперспективности национализма, фактически толкают народ в одну из этихкрайностей. И в обоих случаях обрекают страну на отставание и потерю себя.


     -Вы думаете, мы так близки с соседями по региону? Стать центром притяжения - этонаш, правильный, путь?


     - В большом центральноазиатском проекте, несущемрегиону стабильность и перспективы, казахско-кыргызское единство является первостепенными основным. Это самая близкая общность из всех, заложенных в проекте. Согласен,мы мало знаем друг друга. И нам необходимо предпочтительность равнения наКазахстан доказывать простым людям. Созданием рабочих мест и строительствомпроизводств за пределами республики. Вовлечением народов региона в общее дело.Каждая такая акция стоит дороже десяти экспертных симпозиумов и дипломатическихраутов. В Казахстане уже сложились свои собственные центральноазиатскиедиаспоры. Надо работать напрямую с ними, дружественно помогать им в решениитрудностей, выделять активистов, вести «культурно-просветительскую работу». Мыдолжны создать центральноазиатским гастарбайтерам условия, лучшие чем,например, в России. Мы должны стать центром притяжения для людей. А политики вконечном счете обязаны будут выполнять их волю. Мы рассматриваем геополитикуКазахстана как логику дополнения и взаимодействия. Мы должны быть партнером,выгодным для наших соседей, строить силовые линии политики, согласно общиминтересам. Казахстан мог бы сформировать в рамках СНГ и ОДКБ собственный секторответственности в Центральной Азии, взять под опеку всех южных соседей, статьгарантом стабильности и купировать их социальную депрессию за счет собственныхресурсов. Мы способны импортировать в регион стабильность, компромисс иумиротворение, противопоставить миротворчество религиозному экстремизму, статьего системным оппонентом, спорить, выигрывать и перевоспитывать. В экономикеКазахстан способен развернуть регион от элементарного создания рабочих мест дореализации интегральных проектов, «завязывающих» Центральную Азию наэнергетический и торговый трансфер между Западом и Востоком. Мы должны делатьэто в согласии с Россией, в прагматическом разделении ролей. Казахстанподдерживает энергетическую экспансию России и отказывается отдиверсифицирующих предложений Евросоюза типа «Набукко», а Россия поддерживаетнашу объединительную роль в регионе. Мы доверяем России управление всемдвижением наших топливных активов на Запад, Россия перепоручает нам защиту ееинтересов на юге. В том числе защиту ее соотечественников и интегральной ролирусского языка в регионе. Это вопрос - сугубо внутриполитический. Намнеобходима компетентная и самоотверженная команда управленцев, способнаявзяться за такие задачи.

07май 2010

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение