Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Андрей Грозин: "После подобного рода потрясений в любых странах всегда возрастает общественный запрос на некую твердую руку"

01.05.2010

Автор:

Теги:

 

"Рискую попасть в категорию ястребов, но я считаю, что в стране необходимо наведение порядка в политической, экономической сфере, в центральной сфере, введение жесткой исполнительной дисциплины, ответственности чиновников за принимаемые ими решения", - сказал сегодня в интервью ВРС Андрей Грозин, российский эксперт, заведующий отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ, высказавший свою точку зрения относительно того, какая форма политического устройства страны более приемлема для Кыргызстана.

ВРС: Какая форма правления, на ваш взгляд, парламентская или президентская больше подходит для Кыргызстана?

Андрей Грозин: Я ознакомился с проектом Конституции Киргизии и могу сказать, что сейчас он выглядит как очень сырой материал, но крен в сторону парламентской республики прослеживается.

Скорей всего даже не к парламентской, а к парламентско-президентской, где функции президента будут во многом перераспределены между спикером, премьером, и, очевидно, руководством Верховного суда. Однако принцип работы данной системы управления вызывает у меня скептическое отношение.

Реальность современной Киргизии (раздробленность политической элиты по самым разным линиям: региональным, по традиционным, экономическим, социальным и даже отчасти, по идеологическим), может привести к тому, что в парламенте будет идти постоянная борьба.

Если то, что было заявлено Омурбеком Текебаевым о введении законодательных норм для получения контрольного пакета какой-то одной партии, будет работать, в любом случае это не станет непреодолимой границей для выстраивания некой монополии уже внутри парламента.

Понятно, что одна партия, если она будет доминировать и иметь обещанный 51 процент голосов, будет способна проводить единоличные решения. Также в любом случае будут депутаты из лагеря неприсоединившихся, которых всегда можно мотивировать тем или иным образом для голосования так, как это будет необходимо партии большинства.

Если же партии большинства не будет, а будет некое двоецентрие или троецентрие, мы будем наблюдать не монополизацию власти какой-то фракции в парламенте, а постоянную борьбу между различными партийными группировками. Причем содержанием этой борьбы будет не идеология и различия партийных уставов, а именно раздробление элиты на различные группировки. То есть внутриэлитная борьба будет перенесена на парламентскую почву и парламент, если он будет работать так, как это предполагается, превратится в некое худшее подобие Верховной Рады. Я не думаю что киргизский парламентарий, связанный партийной дисциплиной или не связанный, будет чем-то отличаться от своих украинских коллег.

Кроме того, очевидно, что в такой ситуации будет перманентный правительственный кризис, потому что предполагается, что правительство будет формироваться победившей партией, во всяком случае, она будет оказывать ведущее влияние и на подбор кандидатуры премьера и на подбор кандидатур министров. И ясно, что это будет добавлять нестабильности во внутриэлитное поле Кыргызстана. Что напрямую будет сказываться на работе правительства.

По большому счету, подобного рода ожидания являются совершено реалистичными, потому что раздробленная элита, борющаяся внутри себя, будет постоянно демонстрировать непримиримые позиции по многим вопросам, касающихся решений экономического характера, вопросов и проблем в социальной сфере. Это произойдет по той причине, что нельзя строить парламентскую работу исходя из соображений консенсуса по всем вопросам, потому что таких вопросов, которые будут раскалывать элиту, в том числе и по самому значимому для многих парламентариев материальному принципу, будет более чем достаточно. Всем известно, насколько сейчас в Киргизии тяжелая ситуация в экономической и социальной сфере. Поэтому решать вопросы так, чтобы и волки были сыты и овцы целы, не получится, и эта постоянная борьба будет сказываться на эффективности работы.

Ясно, что государство с подобного рода системой власти теоретически может вылиться во что-то цивилизованное, если эта система, даже с озвученными издержками, продержится хотя бы несколько лет до следующих парламентских выборов. Однако я опасаюсь, у киргизской элиты не будет этого пятилетия. В Киргизии много проблем, которые требовалось решить еще вчера, а неэффективный парламент, создающий неэффективное правительство, потому что в правительстве тоже будет ставленники различных депутатских групп, не смогут решить эти проблемы, они будут загонять их в угол, стараться переложить на плечи конкурирующих элитных групп и так далее. Все это будет способствовать наличию постоянного социального и экономического кризиса, в котором страна находится много лет.

Положительным в апробировании этой системы является стремление выстроить новую модель политической жизни в стране. В Киргизии попробовали пожить при "просвещенном президенте", попробовали при "крепком хозяйственнике", однако из этого ничего не получилось. В этой связи руководство Временного правительства пришло к выводу, что необходимо попробовать что-то новое. Здесь налицо заслуживающий похвал реформаторский подход.

Повторюсь еще раз, но в сегодняшней Киргизии такая система будет работать вхолостую. Более того, она будет генерировать новые проблемы и обострение старых, потому что парламент превратится в поле постоянной взаимной борьбы различных группировок, депутаты будут бегать из одной партии в другую, будут продавать свои голоса за бизнес или какие-то другие преференции. Также будет развиваться уродливых форм лоббизм на фоне парламентской республики, потому что нет законодательной базы, которая бы регулировала отношения с различными лоббистскими группами, а с другой стороны нет исторической традиции работать в рамках "цивилизованного лоббизма", что тоже не будет добавлять стабильности в ситуации.

В довершение ко всему, политическая культура это тоже фактор, который во многом отражается на работе парламентской республики. Громче всего в парламенте кричат люди, не обремененные излишками этой политической культуры и стремящиеся выстроить себе некий имидж именно за счет громкости крика и остроты поднимаемых тем. Это, в свою очередь, может привести к обострению множества проблем, начиная от межрегионального противостояния различных групп населения и заканчивая межэтнической темой, которая будет использовать отдельными представителями парламента.

Рискую попасть в категорию ястребов, но я считаю, что в стране необходимо наведение порядка в политической, экономической сфере, в центральной сфере, введение жесткой исполнительной дисциплины, ответственности чиновников за принимаемые ими решения, налаживание нормальных отношений по линии центр-регионы, запуск тех экономических проектов, которые могут оказать на экономику страны оздоравливающее влияние. Все это можно сделать только с использованием принципа единоначалия, жесткого принципа ответственности исполнителей за порученный участок работы.

Банально, но факт, что после подобного рода потрясений в любых странах всегда возрастает общественный запрос на некую твердую руку. Не факт, что эта твердая рука будет способна навести порядок и реализовать все вышеперечисленные направления реабилитации страны. Но парламент и многоначалие даже теоретически не смогут решить этот букет проблем, поэтому нужен некий твердый лидер.

Даже в рамках этой слабо очерченной политической реформы, которая начинается в Киргизии, не исключена попытка совмещения этих двух моделей. Условно говоря, с одной стороны твердая рука, с другой - парламентская республика.

Если парламентариям удастся смирить свою гордыню и амбиции, если они будут хоть немного ответственны перед населением республики, не исключено, что на должность премьер-министра будет выдвинут человек, которого можно будет назвать этой будущей твердой рукой. Я бы не стал сейчас говорить о каких-то конкретных персоналиях, потому что подобного рода постановка сейчас неуместна, сначала надо провести парламентские выборы. Необходим премьер, который бы решал сугубо экономические и социальные вопросы, связанные с привлечением внешних ресурсов для решения проблем, но в то же самое время лишенный возможности подобрать под себя все властные ресурсы страны. Фактически парламентская республика, если найдет подходящую личность на должность премьера, вполне сможет стать конденсатором этих рисков превращения будущего премьера в некогда нового Бакиева.

Это теория, а на практике в Киргизии происходит, как мы видим по итогам правления двух президентов, скатывание в семейственность и частные интересы, которые отстраиваются вопреки интересам государственным, а это большая проблема. Остается надеяться, что в парламент изберут самых достойных, люди там будут действовать исключительно из соображений государственных интересов и выберут честного, не обремененного большой родней человека, который будет заниматься только экономическими вопросами и сумеет сохранить хорошие отношения и с Россией, и с США, и с Китаем, и с ближайшими соседями. Все это пока выглядит не слишком правдоподобно, но человеку свойственно надеяться на лучшее и полностью исключать и такой вариант развития событий для Киргизии нельзя.

Екатерина Иващенко,

29.04.2010
Источник - ВРС


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение