Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Есть у революции начало? Мир

01.05.2010

Автор:

Теги:


Ботагоз Сейдахметова
У наших соседей опять революция или очередной переворот? Вопрос принципиальный, потому как взгляд на него кардинально разводит мнение региональных аналитиков с мнением западных. "Наши" склонны сожалеть, критиковать, иронизировать и предупреждать о риске дестабилизации всего региона. В то время как в западной аналитической среде популярен термин о "стабильности кладбища", которая свойственна малодемократичным (мягко говоря) государствам.У наших соседей опять революция или очередной переворот? Вопрос принципиальный, потому как взгляд на него кардинально разводит мнение региональных аналитиков с мнением западных. "Наши" склонны сожалеть, критиковать, иронизировать и предупреждать о риске дестабилизации всего региона. В то время как в западной аналитической среде популярен термин о "стабильности кладбища", которая свойственна малодемократичным (мягко говоря) государствам.
Истина, как всегда, где-то посередине

На мое поколение пришлось сразу несколько потрясений: смерть Леонида Брежнева, как гаранта мира на земле, затем распад СССР, гражданская война в Таджикистане, первый путч (как в Чили) в Москве и первая революция, когда расстреляли Белый дом. Все это было еще в новинку, народ, по сути, не понимал, что происходит. Он еще не вырос из советских штанишек, и все эти революции казались какой-то игрой. Потому и жертвами тех первых революций в первые годы после развала империи стали уличные зеваки. Они так и не поняли, за что их убили.
Затем началась череда "цветных революций" в Украине, Грузии и Киргизии, в результате которых Украина и Грузия пытаются найти собственный путь, но ориентированный на Запад. А что Киргизия? Там все еще делят власть. Только сегодня все происходит без романтического ореола революции. Это переворот. Во всяком случае, так видится мне и многим моим коллегам.
Ведь нынешняя смена власти, на мой взгляд, не имела специальной идеологической подготовки. Никаких революционных лозунгов, никаких программ-минимум и программ-максимум.
И лидеры новой власти появились только как следствие событий, что называется, просто попали в волну, которая вынесла их наверх. Ведь никаких публичных переговоров с легитимной властью накануне никто из нынешних временщиков не вел. Так что апрельские события в Киргизии, которые сопровождались погромами, мародерством обнищавших и обиженных людей, не тянут на уровень той Октябрьской революции 1917 года. Настрой не тот. Благородного романтизму маловато. Точнее, вовсе нет.
Так что если прислушаться к тому, что говорят западные специалисты по революциям и строительству демократии, то много чего полезного можно для себя выделить.
В частности, западный опыт говорит о том, что демонстрации, забастовки и прочие публичные формы выражения мнения, по сути, являются переговорным механизмом между сторонами конфликта.
Мне часто приходилось слышать от моих западных собеседников, что подобные публичные переговоры между различными политическими игроками снимают напряжение, что на самом деле и есть стабильность.
И если вернуться к теме романтизма, то лично у меня возникает вопрос: неужели эпоха идеализма ушла в небытие? Где политики, которые на самом деле занимаются политикой ради мира на земле и прогресса на родине? Ведь на самом деле, как мне кажется, активный политик должен отодвинуть на задний план такое понятие, как "личная выгода".
Собственно, жадность губит наших новоявленных революционеров от Украины до самых окраин Киргизии. Ощущение, что мы опять через что-то перескочили, как когда-то из феодализма в социализм. Чего-то не хватает все время для завершения великих и благородных целей.
Вот и Курманбек Бакиев в самом начале своего президентства так мудро рассуждал о том, что-де пора покончить с безграничной и единоличной властью президента и Киргизия должна стать парламентско-президентской. Революционный романтизм и идеалистические планы Бакиева и Ко почему-то очень быстро испарились, и его разумом овладела жадность. Если верить последней информации из Киргизии, в доме опального президента был обнаружен зоопарк с редкими и дорогими животными. Как однако быстро затянуло его болото обывательского счастья!
Такое может себе позволить только политик в какой-нибудь западноевропейской стране, где среднестатистический гражданин - человек зажиточный, довольный жизнью, имеющий гарантии на работу, жилье, образование. Но никак не политик страны, где еще не сложился средней класс, где есть пропасть между бедными и очень бедными.
Ну вот опять же, если оперировать романтичными и правильными теориями, то для примера возьмем классический вариант. А именно - французский. Согласно французской схеме, за революцией следует реставрация, затем опять революция. То бишь происходит возвращение к идеалам революции, но на каком-то другом уровне. На уровне, когда элементами революции являются честные выборы и референдум на волнующий народ вопрос. Любой.
Я думаю, киргизы, да собственно и все мы, как бы проигнорировали в этой цепочке реставрацию. И получилось, как в той, 1917 года - "мы свой, мы новый мир построим", разрушив все "до основанья, а затем..."
Вот и новые революционеры нашей эпохи не хотят признавать прошлого, отрицают все, что связано с ним. Разрушают все старое до основания, а новый мир построить попросту не успевают.
Есть у революции начало, но есть и логическое продолжение, когда вчерашний революционер становится реформатором. Иначе на самом деле у такой революции никогда не будет конца.

_____________-

До и после переворота

События в соседней Киргизии не могут не беспокоить нашу страну. Ведь, по данным прошлого года, объем казахстанских инвестиций в экономику Киргизии достиг практически 50 процентов. Так что нестабильность в Киргизии может обернуться угрозой экономическим интересам казахстанских и прочих инвесторов. Какова реальная и потенциальная угроза финансовых потерь для Казахстана в нынешних условиях? Какие риски есть для других соседей Киргизии - Узбекистана и Таджикистана? С этими вопросами я обратилась к директору Группы оценки рисков, кандидату политических наук Досыму Сатпаеву

Казахстан
По мнению Досыма Сатпаева, для многих зарубежных инвесторов, которые намеревались прийти в Казахстан, дестабилизация обстановки в соседнем Кыргызстане может экстраполироваться и на оценку инвестиционного климата у нас, ведь многие бизнесмены рассматривают наш регион как единое целое.
Между тем он считает, что в случае с Кыргызстаном у Казахстана появилась возможность взять эту республику под свое крыло, тем самым показав себя не формальным, а реальным игроком регионального масштаба.
"Уже сейчас раздается много разговоров, что Россия активно пытается заигрывать с новой властью, рассчитывая усилить в стране свое военно-политическое и экономическое влияния. Но почему этого не может сделать Казахстан, у которого в Кыргызстане есть вполне конкретные интересы, и не только экономические?"
По мнению Сатпаева, у нас есть возможность влиять на ситуацию в гидроэнергетике. В нашем регионе только у Таджикистана и Кыргызстана сконцентрированы значительные гидроресурсы, от которых зависит и Казахстан, и Узбекистан. "Давайте представим себе, что со временем главными инвесторами этой сферы выступят россияне или китайцы. Выгодно это Казахстану? Не думаю, так как в этом случае и у Москвы, и у Пекина появится дополнительный рычаг давления и на Ташкент, и на Казахстан. Именно поэтому нашей республике необходимо разработать четкий план привлечения Кыргызстана в сферу своего политического и экономического влияния", - уверен политолог.

Счастливое детство, достойная старость?..
Узбекистан
У Узбекистана нет прямых экономических интересов в Киргизии. По словам Сатпаева, узбеки "традиционно стараются по максимуму сократить экономические контакты со своими соседями". По его словам, бегство Бакиева имеет даже определенные выгоды для Ташкента, которого, например, явно беспокоил проект строительства Камбаратинской ГЭС-1 и ГЭС-2. "Узбекистан видел в этом угрозу для своей ирригационной системы и требовал международной экспертизы, в том числе и для таджикской Рогунской ГЭС. Сейчас из-за политической неразберихи и отсутствия финансирования кыргызские гидроэнергетические проекты могут быть заморожены", - говорит Досым Сатпаев.
Ташкент рассматривает события в Кыргызстане как угрозу своей национальной безопасности, уверен политолог. Узбекистан беспокоит то, что нестабильность в соседней республике может спровоцировать активизацию экстремистских и террористических организаций в Ферганской долине.
"Действительно, долговременная слабость политической системы в соседней стране может привести к тому, что вакуум власти может быть заполнен как криминальными, так и экстремистскими организациями. А это уже серьезная угроза для других стран Центральной Азии, - говорит Сатпаев. - Сейчас Узбекистан занимает позицию стороннего наблюдателя и, скорее всего, еще больше усилит охрану киргизско-узбекской границы. Единственная причина, по которой Узбекистан может вмешаться в киргизские события, может быть связана с угрозой новых межэтнических столкновений между киргизами и большой узбекской диаспорой на юге Кыргызстана".

Президент Vs. Парламент
По мнению некоторых аналитиков, в частности, одного из киргизских политиков Феликса Кулова, нормализовать ситуацию в стране можно при условии, если в Киргизии будет установлена парламентская система правления. Во всяком случае, "пока не установится политическая культура". В чем секрет парламентской системы в ситуации с Киргизией?
"Мировая практика говорит, что нормально функционировать могут и президентские, и президентско-парламентские, и парламентские системы, - говорит Досым Сатпаев. - Надо отметить, что в политической науке уже было много исследований по поводу эффективности той или иной системы государственного управления.
Так, например, существует распространенная точка зрения, что парламентские системы в основном распространены на небольших по территории странах. В то время как крупные государства, в основном, имеют президентскую или президентско-парламентскую системы".
Он привел пример политолога М.Дюверже, который сравнивал плюсы и минусы президентской и парламентской формы правления и считал, что вторая модель более эффективна и обеспечивает долгосрочную политическую стабильность.
Впрочем, есть много примеров, когда парламентская система, наоборот, часто создавала напряженную ситуацию. Наиболее наглядным является опыт Италии, где был период, когда в течение долгого времени ни одна партия не могла сформировать правящую коалицию, а это негативно сказывалось на проведении экономических реформ.
"Что касается Кыргызстана, то все понимают, что это большой и интересный для политологов политический эксперимент. Ведь у этой страны никогда не было опыта парламентской республики. И если у киргизов получится, то их страна будет первой в Центральной Азии с такой формой правления".
Усиление роли парламента это еще не панацея от всех проблем, считает Досым Сатпаев. Он говорит, что параллельно с этим необходимо создавать и другие политические институты (партии, профсоюзы, судебную власть и т.д.), которых сейчас в стране фактически нет (кроме большой сети НПО), так как временное правительство сконцентрировало в своих руках исполнительную, законодательную и судебную власть.
Между тем в Киргизии самое большое в Центральной Азии количество политических партий и политиков, каждый из которых опирается на локальные сообщества, состоящие из родственников и земляков. По этой причине, считает политолог, несмотря на 5-процентный избирательный порог, количество прошедших в парламент партий может быть значительным, а это уже создает сложности для создания правящей коалиции, которая должна выдвинуть кандидатуру премьер-министра.
Согласно новому проекту киргизской Конституции, которая уже представлена на общественное обсуждение, в стране будет создана классическая парламентская система. Президент потеряет большинство из своих полномочий, но, избираясь, все-таки будет иметь отдельный мандат доверия со стороны населения. Кроме того, ему отводится роль политического модератора. То есть в новой Конституции речь идет не о парламентской, а о парламентско-президентской системе.

Наша "Греция"
По мнению Досыма Сатпаева, смена политической системы в Киргизии особых результатов не принесет. "Ни одна политическая конструкция долго не выстоит на зыбком и бедном экономическом фундаменте, - говорит он. - А если и выстоит, то она будет не демократической, а радикальной, так как бедняки часто выбирают популистов, которые затем становятся диктаторами".
Он уверен, что самая главная проблема в том, что у киргизских политиков слишком мало времени. "До осени будет идти подготовка к выборам на основе новой Конституции, если она будет одобрена, возможно, с определенными изменениями. Но катастрофическая экономическая ситуация требует быстрых решений уже сейчас. Образно говоря, можно сказать, что пока Европейский союз вместе с МФВ пытаются спасти Грецию от государственного дефолта, у нас под боком появилась своя Греция в лице Кыргызстана".
На самом деле дефицит бюджета у наших соседей уже составляет около 300 миллионов долларов. Кроме того, громадный внешний долг, превышающий 2,5 миллиарда долларов. Растет инфляция, есть угроза голода из-за срыва посевной кампании. По некоторым данным, в Кыргызстане 35 процентов населения, а это около 1 миллиона 829 тысяч человек, живут за чертой бедности.
"Не менее важной задачей для киргизских властей является решение вопроса с кадровым дефицитом. Не секрет, что еще со времен Аскара Акаева многие граждане Кыргызстана уезжали из страны в поисках заработка и применения своих профессиональных навыков. Некоторые из них работают в Казахстане. Эти процессы еще больше ускорились после 2005 года. Можно сказать, что пять лет правления Бакиева нанесли колоссальный ущерб человеческому капиталу Кыргызстана", - говорит Досым Сатпаев.
В стране очень мало грамотных управленцев как в бюрократическом аппарате, так и в экономике, считает политолог. Конечно, сейчас можно национализировать стратегические предприятия, но где найти талантливых менеджеров, которые сделают их рентабельными? Можно также сформировать правительство на основе победившей партии или коалиции, но Кыргызстану сейчас нужны не столько лозунговые политики, сколько скучные, но профессиональные экономисты. Думаю, что и в этой сфере Казахстан мог бы оказать определенную помощь, например, выделив квоты в наших учебных заведениях для подготовки киргизских государственных управленцев и менеджеров".

Ботагоз Сейдахметова из Алматы

Источник - Новое поколение


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение