Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Берегись, милиция!

25.04.2010

Автор:

Теги:



"Паны дерутся, у холопов чубы трещат", — этой поговоркой можно охарактеризовать противостояние между лидерами оппозиции и бакиевцами. В роли холопов оказались милиционеры, которые должны стоять на страже общественного порядка. Но когда против горстки спецназовцев, пусть даже вооруженных "до зубов", прет, извините, огромная разъяренная толпа, любое оружие бессильно. В Таласе милиционеров, выполнявших свой служебный долг, били арматурой, обливали бензином и поджигали, некоторых даже подвешивали за ноги… Сейчас сотрудники наших органов правопорядка унижены, деморализованы, хотя, как и прежде, готовы выполнять свои обязанности. Нужно только, чтобы и на их проблемы обратили внимание.

Начало

— Ребята были готовы к жесткому развитию событий, — рассказывает сержант Джалал-Абадского отдельного батальона патрульно-постовой службы Нурбек Сатаров, который был командирован в Талас для предотвращения массовых беспорядков, — но то, что милиционеров так "опустят", не ожидал никто.

События двухнедельной давности, когда в Таласе начали разгораться "искры" нынешнего переворота, выпали из поля зрения политиков и общественности из-за "баталий" на центральной площади столицы. Власть сменилась, и героями стали те, кто противостоял бакиевскому режиму: им достались слава и почет, награды и дифирамбы от членов Временного правительства. А милиционеры, которые противостояли беспорядкам, оказались в категории изгоев, практически "врагов революции"…

— Шестого апреля мы по тревоге прибыли в батальон, — говорит командир взвода ППС младший лейтенант милиции Мирлан Н. — Собралось 50 человек, 49 из которых (один не поместился) загрузили в три "уазика" и отправили в Талас.

С собой они везли спальные и вещевые мешки с запасным обмундированием, щиты, каски и резиновые дубинки: таким макаром, набившись как селедки в бочку, милиционеры ехали 500 километров. Некоторые, правда, добирались с комфортом — на собственных "легковушках". 

— Приехали утром, 7 апреля, — продолжает Нурбек. — Машины поставили во дворе УВД (позже, в ходе нападения на здание УВД, все машины сгорели, в том числе и личные). Кроме нас там были ребята из Оша и Бишкека. Отдохнув и позавтракав, мы расположились по периметру вдоль здания областной милиции. 

Оборона

К 11 часам на площади стала собираться толпа.

— Во главе ее стояли вполне адекватные, трезвые люди, — рассказывает командир Жалалабадского СОБРа майор милиции Ашим Жусубалиев. — Они требовали отдать им Болота Шерниязова, а мы пытались убедить их, что его нет в УВД. Но толпа ничего не хотела слышать.

И тут в милиционеров полетели камни. 

— Мы прикрылись щитами, — говорит Ашим, — приняли защитную стойку. Некоторые из нападавших стали бить нас по ногам длинными железными прутьями и кричать: "Сейчас подвезут бензин, мы вас зажарим!"

Милиционеры отгоняли толпу от здания УВД, нападавшие то разбегались, то снова переходили в наступление. 

— Спустя пару-тройку часов митингующие стали забрасывать нас бутылками с бензином, — с ужасом вспоминает Нурбек. — Они брали бутылки, поджигали самодельные фитили и бросали. Ударяясь о щиты, бутылки разбивались, бензин загорался и огонь перекидывался на нас…

— Хорошо еще, что шел дождь, — продолжает рассказ Мирлан. — Мы пытались сбить пламя с себя и с горевших товарищей, а толпа все наседала.

СОБРовец Ашим утверждает, что нападавших было не менее шести тысяч. 

— А сколько было милиционеров? — спрашиваю.

— Моих ребят — 20 человек, — считает Ашим, — еще 49 сотрудников из Джалал-Абадского батальона ППС. Были еще милиционеры из Оша и Бишкека — в общей сложности где-то 350 человек. 

— Как вы думаете, почему вам не удалось убедить людей в том, что вы никого не прячете?

— А ты попробуй убедить пьяных! Упрется такой тип, рвет рубашку на груди и кричит: "Стреляй, с…!"

— Так чего же не стреляли? Закон ведь позволяет применять оружие.

— Ты думаешь, легко выстрелить в безоружного человека? Мы стреляли в воздух, кидали светошумовые гранаты, использовали помповые ружья, баллоны со слезоточивым газом — но должного эффекта это не давало: отбегающих в сторону нападавших сменяли другие. 

Министр

Позднее толпа снесла кирпичный забор, ограждавший УВД.

— Мы стали стягиваться к зданию. Камни и бутылки теперь летели со всех сторон — описывает те события Ашим.

— А где был в это время ваш министр? 

— Конгантиев вместе с начальством УВД находился внутри здания, пытаясь дозвониться до столичного руководства, объяснить им ситуацию. Но, видимо, что-то не получалось.

О том, как милиционеры защищали своего министра, рассказал заместитель командира СОБРа Мухтар Сыдыков.

— В какой-то момент наше сопротивление было сломлено, — признается Мухтар. — Толпа смяла ребят, вырывая из их рук автоматы. На одного милиционера приходилось пять-шесть нападавших. У одного из ребят отобрали помповое ружье, у другого выхватили автомат…

— У всех вас было огнестрельное оружие? 

— Какой там! У "пэпээсников" были только резиновые дубинки, бесполезные против толпы. Мы на наш взвод, а это 20 человек, взяли только пять автоматов и четыре помповых ружья-газомета. Основное количество оружия и боеприпасов хранилось в оружейной комнате УВД, и мы пытались не допустить туда митингующих.

— Но люди все-таки ворвались в УВД. Что было потом?

— Несколько десятков человек оказались запертыми в одной из комнат. Среди нас был и Молдомуса Конгантиев. В комнату вбегали люди с совершенно дикими, горящими глазами, которые кричали: "Где Конго? Убивать будем!" Нас всех посадили на корточки и требовали выдать министра. Поначалу его спасло то обстоятельство, что никто из входивших не знал министра в лицо. Рядом со мной сидел какой-то парень, у которого из сломанной руки торчала кость, из раны хлестала кровь. Так вот кто-то размазал эту кровь по лицу Конгантиева и надел на него кепку, чтобы никто не мог его узнать.

Позже помощники министра разбили окна и вместе с генералом выбрались наружу, благо этаж был первый. Однако Конгантиева это не спасло, его поймали. 

Успевшие улизнуть милиционеры в первую очередь старались избавиться от формы.

— Падавших ребят митингующие обливали бензином и поджигали, — рассказывает старшина милиции Нурдин М. — Я увидел, как один из наших сотрудников лежит без движения, а у него горят волосы и одежда — подскочил и стал сбивать пламя.

— Форму сбрасывали на ходу, — рассказывает Ашим. — У кого под ней была "спортивка", тот еще мог слиться с толпой гражданских, остальным пришлось убегать в трусах и босиком. Я с ребятами оказался в подъезде какого-то жилого дома, мы заскочили в одну из квартир, хозяин которой дал нам свои вещи, чтобы мы переоделись. Среди нас был тяжелораненый парень, кажется, из бишкекских. Мы вызвали "скорую". Когда она приехала, набились в нее и попросили водителя отвезти нас в больницу, однако фельдшер сказал, что если толпа узнает, что милиционеры лежат в больнице, то разгромит и медучреждения. В итоге водитель отвез нас на площадь, открыл все двери и заявил, чтобы мы выходили. Пришлось разбегаться кто куда. 

Поражение

Безоружные милиционеры прятались кто где мог. В это время разъяренная толпа водила по улице раздетого до пояса министра. Каждый из толпы норовил ударить его кулаком или пнуть. Из гущи раздавались требования: "Кричи: "Бакиев, кетсин!". Конгантиев упорно мотал головой, за что получал новую порцию ударов. Очевидцы рассказали, что министр несколько раз терял сознание, но его обливали водой и опять начинали бить. Кто-то даже подал идею повесить Конгантиева на центральном флагштоке…

Справедливости ради скажем, что некоторые жители старались оказать помощь милиционерам, укрыть их.

Мухтару повезло, что у него в Таласской области оказался родственник.

— Когда с меня срывали форму, — вспоминает Мухтар, — кто-то увидел в моих руках сотовый телефон и потребовал отдать. Я ответил, что не отдам, поскольку это единственная возможность связаться с нашими разбежавшимися ребятами. Потом я позвонил родственнику в село Кировка, что в 50 километрах от Таласа, объяснил ситуацию и он через полтора часа приехал за мной. В его машине уже сидели трое избитых милиционеров, которых он подобрал по пути. Мы еще поколесили по городу, нашли некоторых наших сотрудников и поехали в Кировку.

— А сколько всего ребят пострадало? 

— Да все получили ранения! — восклицает Ашим. — Вон, даже "пэпээсники" отказываются выходить на службу.

Каким образом избитые и раздетые милиционеры добирались до дома — отдельная история.

— Нашему командиру, полковнику Малабаеву, удалось собрать примерно 40 своих ребят, — говорит Нурбек. — Мы прятались в доме у местного "дальнобойщика". Командир договорился, чтобы тот отвез нас в Джалал-Абад. Выехали мы ночью, а командир с помощником остались в Таласе, потому что неизвестно было местонахождение еще четверых наших сотрудников, никто не знал, живы они или нет. 

Ребята оказались в местном лесу. Полураздетые, они провели там всю ночь, пока разъяренные молодчики рыскали в поисках новых жертв. Местный СИЗО был захвачен, на свободу выпустили подследственных и осужденных — всего 73 человека. В разгромленном УВД митингующие захватили практически все оружие. Сколько сейчас боевого оружия на руках у гражданского населения, криминалитета, не знает практически никто. Свидетели рассказывают, что люди ходили и продавали захваченные автоматы и пистолеты по две-три тысячи сомов.

Нет денег — нет лечения

Ошским милиционерам повезло гораздо больше — в том плане, что в южной столице располагается ведомственный госпиталь, где они проходят стационарное лечение. 

— Моих сотрудников практически всех выписали из больницы, потому что у них нет денег на оплату лечения, — с горечью говорит заместитель командира батальона по работе с личным составом, капитан милиции Улугбек Хашимов. — Даже наш командир, полковник Малабаев, у которого переломаны ребра, вынужден отлеживаться дома. Вот сейчас звонит мне заведующий отделением городской травматологии, требует заплатить 500 сомов, кричит, чтобы забирали нашего сотрудника, если не можем заплатить за лечение.

— Мы сами скидываемся кто по 50, кто по 70 сомов — так и помогаем ребятам, — говорит дежурный милиционер Абдукаим. — Власть выставила нас практически врагами народа, хотя мы выполняли приказ.

— Ведь, не дай бог, опять случится очередная смена власти — нам же придется подставлять свои шеи, — уверен майор Жусубалиев. — Неужели власти не могут понять, что мы такие же граждане, как и те, кто захватывал Белый дом?! Только мы выполняем приказ, охраняем закон, а нам ставят это в вину.
Улугбек БАБАКУЛОВ.

"МК Кыргызстан" 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение