Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Четырнадцать случайных диктаторов

20.04.2010

Автор:

Теги:



Киргизская оппозиция, пришедшая к власти после переворота, не знает, что с этой властью делать. Пока оппозиционеры думают, страна скатывается к гражданской войне

Переворот в Киргизии не был ни организованным восстанием одного клана против другого, ни цветной революцией. Это был бунт населения, доведенного до полной нищеты и отчаяния. Волна возмущения вынесла во власть лидеров киргизской оппозиции, которые были совершенно не готовы эту власть принять.

Декреты нового самопровозглашенного киргизского руководства на какое-то время дали возможность недоотставленному президенту Курманбеку Бакиеву переиграть ситуацию. Бакиев намеренно дестабилизировал положение в стране, пытаясь заставить оппозицию пойти с ним на переговоры. Киргизия оказалась на грани гражданской войны, но попытки сыграть на раскол страны провалились. Бакиеву пришлось срочно бежать, он вылетел в Казахстан. Появились сообщения о том, что киргизский президент письменно зафиксировал отказ от своих полномочий, но его ближайшее окружение пока эту информацию не подтверждает. Брат Курманбека Бакиева Ахмад назвал факс об отставке президента Киргизии фальшивкой: "Сейчас идут переговоры Курманбека Салиевича за рубежом. Об отставке вопрос пока не стоял". Неопределенность по поводу дальнейших действий временного правительства и намерений самого Бакиева угрожает Киргизии уже даже не расколом на север и юг, а развалом на много частей и группировок.

Светлый путь в нищету
Больше всего поражает стремительность, с какой пал режим Бакиева. Внешне его власть выглядела очень крепкой - он сконцентрировал в своих руках и руках родственников, казалось, чуть не всю страну. Но выяснилось, что на деле Бакиев мало что контролировал. В первую очередь это касается силовых структур, которые в итоге оказались либо слишком слабы, либо не видели смысла защищать насквозь коррумпированный режим.

Киргизского президента прежде всего подвела его жадность. "Бакиевы забрали себе все, что можно было забрать в этом в общем-то небогатом государстве. Если раньше система была такова, что власть имела определенную часть богатств, а другую отдавала на откуп бизнесменам и членам других семей, то в этот раз была полная "приватизация" всех богатств семьей Бакиева", - сказал в интервью "Эксперту" депутат Государственной думы Семен Багдасаров.

При этом от власти были оттеснены не только представители северных кланов, но и некоторые бывшие сторонники Бакиева по "тюльпановой" революции. Президентская партия "Ак Жол" ("Светлый путь") полностью контролировала парламент.

Последней каплей стал резкий рост тарифов ЖКХ. "Правительство Киргизии во главе с Данияром Усеновым решило с 1 января 2010 года увеличить тарифы в два раза, а с июля 2010 года - в пять раз по сравнению с прежним уровнем. Первое же повышение тарифов вызвало повсеместный рост цен. Все это очень заметно сказалось на уровне жизни самого бедного в СНГ после Таджикистана населения Киргизии", - рассказал директор регионального филиала Института стран СНГ в Бишкеке Александр Князев.

17 марта оппозиция провела курултай в Бишкеке, на котором потребовала вернуть тарифы ЖКХ к прежнему уровню, а также провести национализацию ряда приватизированных стратегических предприятий. Поскольку власти эти требования не выполнили, оппозиция пригрозила собрать 7 апреля новые курултаи по всей стране. Стремление Бакиева сорвать их любой ценой (в частности, поголовным арестом лидеров оппозиции в ночь на 7 апреля), а также силовое подавление вспыхнувших 6 апреля беспорядков в Таласе стало катализатором вспышки народного гнева. Неконтролируемая толпа людей пошла на штурм правительственных зданий в Бишкеке, и президенту Бакиеву едва удалось бежать из столицы на юг страны, в свое родовое село рядом с городом Джалал-Абадом.

Превентивный развал
По-видимому, стремительность переворота стала полной неожиданностью для самих лидеров оппозиции, готовившихся к затяжному противостоянию с Бакиевым. Первые действия самопровозглашенного временного правительства, возглавляемого Розой Отунбаевой, продемонстрировали неготовность управлять страной.

Поскольку заранее никаких договоренностей о совместном правлении достигнуто не было, первоочередным делом временного правительства стал дележ власти. Самые видные оппозиционеры из различных партий получили посты в кабинете министров, но практически все госструктуры и органы власти были поделены между представителями двух крупнейших оппозиционных партий - "Ата Мекен" и Социал-демократической партии Кыргызстана. Причем раздел власти на местах происходил стихийно, иногда за день местная власть переходила от одной партии к другой по принципу "Нет, это наши люди принимали наибольшее участие в свержении Бакиева".

Одновременно были предприняты радикальные шаги в отношении действующих органов власти. Лидеры оппозиции своими указами приостановили деятельность Конституционного суда республики и Центральной избирательной комиссии, освободили от должности председателя Верховного суда, разогнали парламент. Правительство Киргизии во главе с Данияром Усеновым ушло в отставку самостоятельно.

Определенная логика в этом была: эти органы состояли из людей Бакиева и могли принять акты или законы, признающие переворот нелегитимным. Но разогнав все эти институты, лидеры революции фактически оставили страну без судебной и законодательной власти. Само же временное правительство при этом официальной властью не стало, после произведенной чистки оно потеряло возможность себя легитимировать.

Возникшее было предложение исключить из парламента президентскую "Ак Жол", раздать ее мандаты оппозиционным партиям и на сессии этого "обновленного" парламента легитимировать смену власти в республике тут же провалилось. Лидеры оппозиции не смогли договориться, кто сколько мандатов получит. В результате, по словам одного из лидеров оппозиции, главы партии "Ата Мекен" Омурбека Текебаева, временное правительство является "коллективным диктатором". "Да, мы, четырнадцать человек, объявили себя правительством. На каком основании? Ни на каком. Да, получается, мы узурпаторы. Мы теперь и правительство, и парламент, и президент", - заявил Омурбек Текебаев.

Шанс бывшего президента
Так получилось, что основная возможность для оппозиции легитимировать свое пребывание у власти и восстановить органы управления страной - добровольная отставка президента Бакиева. Осознав это, Бакиев начал свою игру с целью вернуть власть - если не над всей Киргизией, то хотя бы над ее частью.

Сразу после переворота подобное развитие событий казалось невероятным - позиции свергнутого президента были очень слабы. Сбежав из столицы на юг, он, по словам руководителя аппарата временного правительства Эдиля Байсалова, стал лишь "президентом своего родного села". Над ним висела угроза ареста - новые власти обвинили семью Бакиева, прежде всего его брата Жанышбека и сына Максима, в убийстве десятков людей, штурмовавших дом правительства 7 апреля. В этой ситуации пределом мечтаний свергнутого президента было добровольное сложение полномочий в обмен на возможность покинуть страну и получить гарантии безопасности для себя и своей семьи.

По некоторым данным, подобная сделка была подготовлена уже к 12 апреля, а ее гарантом должен был стать председательствующий в ОБСЕ Казахстан. Но в последний момент Бакиев отказался. Увидев нерешительность новых властей, неспособность навести элементарный порядок в стране (временное правительство даже не может остановить самозахваты земли в Бишкеке, поскольку боится, что самозахватчики сразу же перейдут в лагерь сторонников Бакиева), он начал консолидировать вокруг себя своих сторонников. Поддержку свергнутому президенту оказали и давние союзники, сыгравшие не последнюю роль в его приходе к власти в 2005 году, - наркобароны Оша. Родовое село Бакиева за считаные дни превратилось в укрепрайон. По некоторым данным, в джалал-абадском митинге в поддержку Бакиева принимало участие более 200 молодых парней спортивного вида, у которых под одеждой были спрятаны укороченные автоматы Калашникова.

Основная задача Бакиева состояла в том, чтобы сесть за стол переговоров как равному: президент был намерен дорого продать свою добровольную отставку. Например, оставив под контролем семьи часть активов, что позволило бы Бакиеву сохранить позиции в Киргизии, а через некоторое время (если четырнадцать диктаторов проявят полную неспособность управлять страной) вновь попытаться взять власть в свои руки.

Но в какой-то момент все изменилось: то ли Бакиеву отказали в переговорах, то ли он решил, что ситуацию можно переломить в свою пользу - превратиться из "президента родового села" в лидера южной части Киргизии, где среди местных кланов и бандитов у него еще остались сторонники. Бакиев призвал перенести столицу страны из Бишкека. "Главные органы власти могут появиться либо в Джалал-Абаде, либо в Оше, - публично рассуждал Бакиев. - Мне многие говорят: Курманбек Салиевич, езжайте в Ош. Это вторая столица, заходите туда, садитесь и издавайте указы, приглашайте руководителей и работайте".

Аффилированные с Бакиевым силы начали действовать. "Девятого апреля уже была попытка вернуть обратно здание областной администрации, - говорит назначенный оппозицией губернатор Оша Сооронбай Жеенбеков. - Около пятисот бакиевцев с оружием собрались здесь, раздавали деньги. Но мы успели вызвать из Бишкека "Альфу", подтянули пограничный спецназ и все отстояли. Кроме того, Бакиев пытается разыграть тут межэтническую карту, столкнуть узбеков с киргизами. Разбрасывали листовки такого содержания: "Киргизы, чего сидите? Это наша земля, пришло время выгонять узбеков". Еще они распускают слухи, что северяне уже отовсюду выдавливают ошан".

Но в итоге Бакиев и здесь проиграл. Предпринятая в конце недели попытка получить контроль над Ошем провалилась: сторонники временного правительства сумели собрать достаточные силы, чтобы заставить Бакиева бежать из Оша, куда он прибыл, чтобы выступить на митинге.

Россия - за стабильность
В Москве с тревогой следят за событиями в Киргизии, прежде всего в плане наркоугрозы. Через эту страну идет наркотрафик из Афганистана в Россию. До недавнего времени аффилированный с наркобаронами Оша Бакиев фактически установил для них режим наибольшего благоприятствования. "В ноябре прошлого года Курманбек Бакиев ликвидировал в стране Агентство по борьбе с наркотиками, передав его функции министерству внутренних дел. И этот шаг сделал президент страны, которую ООН признала одним из основных транзитеров наркотиков! В результате в Киргизии в десять раз скратилось количество перехватываемых наркотиков - этим просто перестали заниматься", - рассказывает Семен Багдасаров. Если сейчас свергнутому президенту удастся взять под контроль южную часть страны, то она станет фактически наркогосударством.

Именно поэтому Россия сразу же после переворота втянулась в киргизский конфликт и, рискуя навлечь на себя подозрения в дирижировании переворотом, де-факто признала временное правительство.

Геворг Мирзаян, специальный корреспондент журнала "Эксперт".
"Эксперт" №15 (701)/

Источник - "Эксперт"


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение