Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Казахстан и "агроном с донецкой шахты"

12.04.2010

Автор:

Теги:

В ИАЦ состоялась презентация учебного пособия Л.С. Ахметовой и В.К. Григорьева "Первые лица Казахстана в сталинскую эпоху". Редакция сайта публикует выдержки из данной книги. 

*************************************************************************************

 

Пленум ЦК КПСС, работавший в феврале-марте 1954 г., опреде­лилКазахстан как основной район поднятия целинных и залежных земель. Новыйсоветский руководитель Н.С. Хрущев в своих реше­ниях исходил из потребностирешения ряда взаимосвязанных задач. В их числе - новое отношение к аграрномусектору экономики, ко­торый теперь хотя бы формально становился одним изприоритетов хозяйственной политики государства и правящей партии. Целина должнабыла создать зону постоянного получения необходимой мас­сы товарного зерна,чтобы снять с повестки дня поистине набившую искомину проблему снабжениягорода, и выйти с излишками хлеба на мировые рынки.

Но то, как это проводилось в жизнь, демонстрировалособой акт недоверия к местным, в первую очередь, национальным кадрам, ифактически по отношению к этносу было крупным шагом назад и в чем-то актомспеси и высокомерия зарвавшегося политического деятеля. Ведь тот же Шаяхметовпо своим деловым качествам, что признал даже И. Сталин, не уступал тому же П.К.Пономаренко, а Л.И. Брежнева намного превосходил и, в первую очередь, знаниеммест­ных особенностей.

Целинная эпопея стала заметным явлением экономическогои культурного развития Казахстана, более чем на 30 лет, и во многом изменилакак облик республики, так и судьбы людей. Ведь уже за два первых года вКазахстане было создано 337 крупных зерновых совхоза. Посуществу возникло целое поколение людей, представ­лявших собой новый социальныйпласт советского человека, чья связь с Казахстаном становилась чистономинальной. Но националь­ная интеллигенция и местные старожилы сумелипереломить этот не­гативный момент тем, что совместили понятие целинника спонятием казахстанец.162

Жумабай Шаяхметов не был противником целины. Нет. Онбыл не согласен с неоправданным гигантизмом хрущевских планов, ибо хорошо зналеще по юности те регионы. Испытал на себе во время служебных поездок по степисилу пыльных бурь. От местных агро­номов получил четкое представление отонкости слоя гумуса и тех бедах, что в своей жизни встретили на новом местепереселенцы времен столыпинских реформ, и те, кого направляли в Казахстан вконце 20- начале 30-х гг. в рамках раскулачивания.

Относительно самой идеи освоения целины. Она сталапродук­том чисто кабинетных рассуждений человека, не знавшего особен­ностейземель юга Сибири и севера Казахстана. А они были весьма существенны, о чемречь пойдет дальше. Во-вторых, это было стрем­ление быстрее решить проблемухлебного баланса страны. Но опять-таки, быстрее - не всегда лучше. В-третьих,это было явное непони­мание сдвигов в агробиологии, науке вообще. В-четвертых,данное решение вновь и серьезно напрягало страну в плане трудовых ре­сурсов.В-пятых, и это крайне значимо, целина затрагивала жизненно важную дляказахского этноса проблему его языка и культуры.

Стремление за счет наращивания масштабов возделываемыхземель увеличить производство зерна, тем самым вело экономи­ку страны настарый, уже изжитый всем миром путь экстенсивного развития. Не секрет, чембольше площади под посевы, тем больше затраты на горючее, тем больше самогопосевного материала, тем больше техники надо использовать, а это в свою очередь- люди, те

самые трактористы, простые механизаторы на сеялках,водители ма­шин, подвозящих горючее, посевные материалы.

Чем больше площади посевов, тем больше требуетсяагроно­мов, контролирующих процесс роста и всех последующих процедур. А чембольше площади посевов, тем больше транспорта для убороч­ной кампании, большеприемных пунктов, элеваторов, жилья для лю­дей, школ, больниц и т.д. Инымисловами масштабность включения в сельскохозяйственный оборот новых площадейобуславливала мас­штабность всего связанного с этим делом, и в немалой степенистано­вилась все более сложной проблемой, что и имело место потом.

То, что Н.С. Хрущев пошел на масштабное освоениецелины по­казывало, что он, как и Сталин, не знал о крупнейших открытиях вагробиологии, что дало Западу получать уже тогда по 40-50 ц. с гек­тара, в товремя, как у нас, высшей планкой в ряде мест освоенной целины были 16-18 ц.

Стремление получить быстрее как можно больше хлебаоправда­лось частично лишь в 1956 году. А потом пошли циклы удач и неудач.Именно этого и опасался Жумабай Шаяхметов.

Главное, чего он боялся - того, что новое поколениелюдей се­рьезно изменит ситуацию с казахским языком и национальной куль­туройсамим фактом возникновения особого социального слоя - це­линников. А кромевсего прочего он опасался торможения в развитии и без того обиженной прежнимирешениями агробиологии. Именно это и имело место большую часть целинной эпопеив Казахстане во все последующие годы. А в той же Индии, странах арабскогоВостока ставка на зеленую революцию стала давать чудеса урожая. На цели­несредний урожай составлял 8 центнеров с гектара, а той же Ливии - более 30. Ивсе благодаря новым технологиям, новой системе об­работки почвы, применениюнеобходимых удобрений, качеству се­менного материала и т.д.

Уже после войны аул и село стали испытыватьнапряженность с проблемой трудовых ресурсов, и получалось, что потребуются людисо стороны. А это уже была новая и более сложная группа проблем, ибо онакасалась вопросов культуры, языка, будущности коренного населения.

"Агроном с донецкой шахты" много наворочалпотом и с куку­рузой, и с отгонным животноводством. Подсмотрев во время своейпоездки в США на ферме миллионера Гарста рецепт использования зерна кукурузы,Никита Хрущев увидел в нем панацею для подъема животноводства.

Но при этом он не учел ряд важных «мелочей».Во-первых, не­обходимости постройки помещений, отвечающих климатическимособенностям местности/насыщению ферм необходимым оборудо­ванием, которое обеспечитрасчет и рацион питания животного на каждый день определенного периода, выгулскота, условия ухода за ним и т.д.

Он не учел, во-вторых, что кроме кукурузы в рационживотных на фермах надо вводить соевые бобы, сорго, жмых масличных куль­тур,корнеплоды, компоненты сеяных трав, качественное сено, хоро­ший силос.

В-третьих, он упустил из виду, что современнаякультура про­мышленного животноводства требует ухоженные по последнему словуагротехники выпасы и т.д.

Нам представляется, что уход с поста первогоруководителя ре­спублики для Жумабая Шаяхметова, несмотря на громы и молнииН.С. Хрущева прошел сравнительно мягко. Никита Сергеевич пони­мал, что ломатьчерез колено кадры национальной республики будет чревато, и назначение сразудвух главных секретарей людьми Мо­сквы, пояснил чрезвычайным характеромпроблемы, стремлением сделать все необходимое для улучшения жизни советскихлюдей.

И все же ради справедливости заметим, что осуществивнаме­ченные кадровые перемены ради решения своих амбициозных пла­нов, гдегигантизм подавлял масштабностью реальные возможности и результаты, НикитаСергеевич Хрущев исходил из самых лучших побуждений. Но это как раз тот случай,когда доброта не во всем по­лезна.

Чимкентский период Жумабая Шаяхметова был непродолжи­тельным.Мы не ставим своей задачей анализировать деятельность Шаяхметова Ж. в качествеПервого секретаря Чимкентского обкома КПСС. Отметим всего три момента. Первое.Работа в Чимкенте дли­лась всего два года, после чего Шаяхметов в 1955 г. уходит на пенсию.Второе - его уход - время стремительного возвышения ДА Кунаева. Третье. ЖумабайШаяхметов был в числе тех, кто выдвигал Динмуха-меда Ахметовича, тот, в своюочередь, поступил иначе. Но это уже за пределами задач данного очерка. Главноев том, что Шаяхметов все годы своего пребывания на посту первого лицаКазахстана поступал как патриот своей республики в те годы, когда началстремительно формироваться её новый культурный базовый компонент,когда эт­нос начал осознавать себя как нечто целое. Ведь именно тогда былазаложена основа всего комплекса,ставшего позднее базой нынеш­ней суверенности. Мы не ставили задачей датьоценку соответствия принимавшихся мер сегодняшним политико-концептуальным взгля­дам.Для нас тезис М.Н. Покровского об истории, как политике опро­кинутой в прошлое- неприемлем. История, как наука, не может быть служанкой ретивых чиновников.

 

 




Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение