Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Печальный понедельник.

06.04.2010

Автор:

Теги:

Интервью с руководителем службы стратегического планирования Ассоциации приграничного сотрудничества Александром Собяниным о теракте в Москве
В понедельник, 29 марта 2010 года, в час пик в московском метро произошли два взрыва, которые, по предварительным данным, унесли жизни 39 человек. Террористы-смертники (то, что это были они, спецслужбы определили буквально в первые часы после трагедии) точно рассчитали время и место для совершения этого нечеловеческого и безбожного акта: в самый час пик, рано утром, когда миллионы москвичей торопятся на работу на самом удобном и быстром для мегаполиса транспорте. Столица одного из самых влиятельных государств мира уже не первый раз переживает на себе самый страшный из современных методов войны - терроризм

Почему Москва вновь стала ареной действий для террористов? В чем корни терроризма в России? Не повлекут ли нынешние теракты рост ксенофобии у населения? Почему сегодня терроризм и ислам стали почти синонимами?
На этот и другие вопросы я попыталась найти ответы вместе с Александром Собяниным, руководителем службы стратегического планирования российской Ассоциации приграничного сотрудничества.

- Александр, считается, что за подобными терактами всегда стоят некие политические силы, которые таким образом пытаются изменить ситуацию. Самый яркий пример - это Израиль и Палестина, где отношения сторон чаще всего решаются именно методом терроризма, который на деле является тупиковым путем. У современной России тоже уже есть своя печальная история терактов. Самая страшная страница в этой череде, на мой взгляд, это взрыв жилых домов в Москве. Там тоже наблюдался кавказский, чеченский след. Как Вы считаете, кто стоит за сегодняшними терактами в московском метро? И чего добиваются террористы?

- Терроризм в России и терроризм в Израиле и вокруг Израиля носит разный характер. Скорее, можно сравнивать с террористическими актами в США (11 сентября 2001 года, башни-близнецы), Великобритании (7 июля 2005 года, взрывы в метро и автобусах в Лондоне), с терактами в странах Европы и Японии.

Конечно, теракты такого масштаба не обычно, а всегда приводят к большим изменениям в системе государственной безопасности, в структуре силовых министерств и ведомств и их взаимоотношениям между собой, в балансе управления силовыми структурами высшими лицами государства.
Нет сомнений, что одним из главных следствий будет серьезное укрепление Дмитрия Медведева в российском дуумвирате Медведева - Путина. Но также нет сомнений, что премьер Владимир Путин не будет безучастно стоять в стороне и силовым ведомствам будет уделять не меньшее внимание, чем ныне нефтегазовому комплексу и министерствам экономического блока правительства РФ.

Я бы к взрывам в Москве 29 марта 2010 года еще бы добавил аресты членов "Булгаро-Уйгурского джамаата" в Башкирии за два дня до терактов в Москве. В любом случае можно достаточно надежно утверждать, что главная цель террористов - вызвать некие большие изменения в госвласти РФ, - ими достигнута. И эти изменения будут большими отнюдь не только в виде простого закручивания гаек и увеличения полномочий ФСБ и МВД России.

Терроризм носит характер устрашения, а вот цели весьма и весьма разнятся. Как разнится и их реальная эффективность. Наиболее эффективными являются те теракты, за которыми стоит организационно-штабное участие спецслужб или бывших офицеров спецслужб развитых государств, а также те теракты, которые планируются так называемыми белыми мусульманами, то есть европейцами, белыми американцами, русскими, а в случае СНГ надо к ним добавить татар и башкир. Об этом однозначно говорят и советник правительства США по борьбе с терроризмом Марк Сэйджмен, который в ЦРУ курировал действия против "Аль-Каиды", и французские спецслужбы, которые выпустили специальный доклад об увеличении эффективности терактов в случае планирования их "белыми" французами-мусульманами. Да и история того же Саида Бурятского в Чечне это подтверждает.

- Кто бы ни был заказчиком этих терактов, первая прогнозируемая реакция населения уже есть. Она выражается в очередном росте ксенофобии и национализма. Известно, что культивация ксенофобии - это проверенный метод управления группой лиц для достижения своих целей. Может, это и было главной целью заказчиков взрывов в московском метро?

- Нет, конечно же, нет, Ботагоз. Это не было главной целью - в массовом сознании российского общества чеченцы и гастарбайтеры (узбеки, киргизы, таджики) - это два разных социальных слоя. Как и сопровождающие шахидок-чеченок девушки славянской национальности вряд ли кого подвинут к ксенофобии. Кроме того, даже 29 марта в Москве не наблюдалось тех вспышек спонтанной ксенофобии, как это бывало во время взрывов в прежние годы. Ксенофобия в России и в обычное время выше, чем в целом в СНГ, но рост ксенофобии не является целью данного теракта.

- Кадры с места трагедии через очень короткое время появились в Интернете. Вообще, современная цифровая техника получила широкое применение в сфере информации. Кадры, заснятые мобильными телефонами, довольно успешно конкурируют с традиционными теле- и фотокамерами. Этим "новшеством" уже давно пользуются террористы, которые таким образом могут отправить миру свои требования, но также и легальные политические силы. Что Вы думаете на этот счет? Насколько влияют на умы людей подобные экспресс-сообщения в Интернете? И насколько популярен Интернет с его возможностями в среде российских политиков, включая оппозицию?

- Во время терактов или больших событий фотографии с мобильников в социальных интернет-сетях Facebook, Livejouarnal и других не просто влияют, а если считать в процентах воздействия на массовое сознание, занимают все больше и больше места, оттесняя традиционные ТВ и печатные СМИ. Но мы должны понимать, что наши общества - российское, казахское - сейчас распадаются на два неких подобщества: одно более архаичное, чем в советское время, и другое более современное. И вторая группа более активных граждан Интернету и блогам социальных сетей доверяет больше, чем официальным информагентствам и СМИ. То есть постепенно накапливается критическая масса и для гражданского противостояния. Это уже гораздо более серьезная угроза, чем единичные террористические акты.

- Президент России Дмитрий Медведев после посещения места трагедии в метро сказал буквально следующее: "Преступление отвратительное, и оно свидетельствует о бессилии тех, кто совершает такого рода действия против наших обычных граждан. Это просто звери, и безотносительно того, какими мотивами они руководствовались, то, что они делают, является преступлением по любому праву и исходя из любой морали. У меня никаких сомнений нет: мы их найдем и всех уничтожим".

Александр, а какова мировая практика борьбы с терроризмом, в частности, какова система контакта с террористами? Я имею в виду, используют ли власти дипломатические инструменты, ведут ли переговоры, пытаясь таким образом выяснить суть претензий террористов? Или против террора есть только один метод - уничтожение, и так до бесконечности?

- Вопрос несет в себе готовый ответ: безусловно, есть разные практики, а не только уничтожение всех под корень по примеру израильтян 60-80-х годов (сейчас и Израиль не столь топорен). Все же попытаюсь кратко ответить.
Как на одном из круглых столов по "исламу и госбезопасности" выразился один офицер ФСБ России, "лучше уж своих террористов иметь и иметь большие шансы на упреждающую информацию, чем допустить переход боевиков в отряды с британскими и немецкими кураторами". Контакты с боевиками велись и ведутся на любой подобной "малой войне". Иначе у нас в Афганистане с 81-го года уровень боевых потерь резко не уменьшился бы, иначе Рамзану Кадырову не удалось бы замирить Чечню и вывести боевиков из леса, иначе счет боевых потерь американцев в Афганистане и Ираке давно бы шел на десятки тысяч.

Но здесь мы, если будем последовательно раскрывать тему, дойдем до одного немаловажного вопроса. Может быть, до одного из главных с точки зрения интересов государства.
Современный ислам нельзя просто сравнивать с другими мировыми религиями, скажем так, более старыми - христианством, буддизмом, иудаизмом, индуизмом. Ислам проходит период одновременно и пассионарного рывка к достойной позиции мировой Уммы среди других религий и цивилизаций, и период внутренней идеологической трансформации, развития.
К сожалению, эксперты массово совершают ошибку, которая в дальнейшем ведет к ошибкам в действиях государственной власти. А именно: простое экономическое развитие регионов и стран с мусульманским населением не является и не может являться достаточным ответом для снятия угрозы терроризма.

Он во многом носит идеологический и даже духовно-трансцендентальный характер реакции шейхов, муфтиев, простых мусульман на "жизнь в беде и в развитии" современного ислама. Наши же госструктуры отдают эту важнейшую часть на откуп академическим ученым и негосударственным общественным и религиозным организациям, сами же чересчур увлекаются ритуальными мероприятиями: "Ислам - религия мира и добра". Нужен же аккуратный, взаимоуважительный, осторожный, но открытый диалог с мусульманами - как официальными муфтиятами, так и молодежными организациями, которые часто выглядят слишком радикальными, но которые очень часто объединяют искренне верующих мусульман.
Терроризм, уважаемая Ботагоз, уже никуда не уйдет с мировой арены. Вплоть до, как я считаю, следующей - вполне конвенциональной - мировой войны. Только мировая война приведет страны ислама на равные позиции с Европой, США, другими развитыми государствами. Она отнюдь не будет "войной ислама против остальных", а будет войной одних развитых стран против других, но это уже другая тема.
На теракты 29 марта российское общество ответит так же, как отреагировал 29 числа фондовый рынок, - легким любопытством и несколькими днями адреналина до следующих горячих новостей из телеэфира.


Ботагоз Сейдахметова

Источник - Новое поколение


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение