Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Северный Кавказ и терроризм. Интервью для VESTI.AZ

05.04.2010

Автор:

Теги:

Интервью Vesti.az с российским политологом Александром Караваевым.

- Каковы могут быть политические последствия терактов для России и Северного Кавказа?

- С некоторых пор, политическая реакция российской власти проявляется в усилении «вертикализации» исполнительных органов. Если вспомнить, после захвата школы в Беслане отменили выборы губернаторов. Будет ли схожая линия продолжена, не берусь судить. Усиление позиций тех ведомств и их руководителей, что находятся под контролем премьера или наоборот продвижение фигур связанных с президентом – оба варианта чреваты потерей балансов столь трудно поддерживаемых между Путиным и Медведевым. Поэтому, я думаю, больших изменений мы не увидим. Хотя в перспективе в Москве должна возобладать одна из двух линий: либо активизация либо консервация реформ. Теракты могут стать катализатором как для одних, так и для других процессов.

- А что можно понимать под реформами в связи с терактами?

- Ну, например, меня радует, что наконец взялись за безопасность с точки зрения технологий: новый закон о безопасности на транспорте предусматривает установку на массовом транспорте дорогостоящей аппаратуры, включая газоанализаторы. За десятилетие московское метро взрывали около десятка раз, но серьезных технологических мер, похожих на израильские, так и не применяли. В большинстве случаях ограничивались силами милиции. Это дешевле. Иными словами на наших жизнях экономили. Во-вторых, есть надежда, что станут детальнее заниматься социально-экономической ситуацией в регионе Северного Кавказа. Обратят внимание на образовательную систему, на работу некоммерческих организаций особенно в среде бывших участников бандформирований, их вдов, и в семьях убитых боевиков. Людей нужно вернуть к нормальной жизни, а местное руководство принуждать к ответственности и справедливости. Люди должны уважать свою власть, а не бояться или ненавидеть за социальное унижение и коррупцию. Это и есть задача модернизации правления и вообще для интеграции Северного Кавказа, а не просто его удержания в составе РФ.

- Говорят ли теракты о возвращении на северный Кавказ сепаратистского дискурса?

- Он постоянно присутствует в атмосфере местной политики, но этот элемент жизни российского Кавказа все-таки уже стал маргинален вместе с падением влияния лидеров бандформирований. Руководители местных республик глубоко интегрированы в российские реалии и мотивированны Москвой. Не будем забывать, что эти республики остаются реципиентами и полностью зависимы от дотаций Москвы. Для местных властей это куда выгоднее независимости. Кроме того, под покровом Москвы многим удавалось пользоваться властью практически безнаказанно, чиня произвол, оставаясь на своих постах, как например Мурату Зязикову. Но ситуация постепенно меняется, на мой взгляд в лучшую сторону. Отдельная тема Чечня.

Что же до терактов, я их рассматриваю как своеобразную антигуманную и бесчеловечную политтехнологию. Она безлика и не выдвигает требований. Конечно, у нее есть конкретные заказчики, но и плодами ее могут пользоваться многие другие силы и группы, включая и тех, кто у власти. Террор бессмертен, однако почву у него выбить можно, если создать условия, при которых уже невозможно будет рекрутировать в эту среду новых сторонников. А это вопросы социальной политики, образования и качества жизни населения.

- Насколько серьезно теперь изменится отношение к кавказцам в российском обществе? Ожидаете какие-либо так называемые акции возмездия?

- У нас и без терактов высокий уровень этнического напряжения, нетипичный для советской России. Но очаги напряжения – группы радикалов – не получают солидарности и уж тем более не поощряются. Динамика их выходок не раскачивает общество, а преступления осуждаются. Все это остается на уровне молодежной среды. Еще один момент, который нельзя игнорировать – в России проживают разные кавказцы и отношение к ним не одинаковое. Например, выходцы из Южного Кавказа, в том числе азербайджанцы, скорее располагаются в средней и нижней страте среднего класса. Грубо говоря, большинство из них не ездят в метро. Конечно, есть небогатые работники торговли, так называемые лавочники. Многие из них не граждане РФ, но в сравнении с другими не гражданами, выходцами из Средней Азии, они все равно более респектабельны и образованны, соответственно и воспринимаются. Российский Северный Кавказ в Москве представлен по-другому. Здесь очень много беспокойной молодежи, они приезжают работать, получать образование, если удастся. Как известно Северный Кавказ наиболее депрессивный регион России. Вот выходцы оттуда нередко и задают проблемы, создавая раздражение своим поведением. У них свои принципы и меньше привитого уважения к порядку и законности. Так, что ситуация сложная и не однозначная.


Гамид Гамидов

http://www.vesti.az/news.php?id=36906


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение