Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Центральная Азия: Ответы на вызовы глобализации

04.04.2010

Автор:

Теги:

 

Алексей Старостин




18-19 марта в Челябинском государственном университете (ЧелГУ) прошла международная конференция «Судьбы национальных культур в условиях глобализации». Ее организатором выступил факультет Евразии и Востока. В ходе конференции ученые из Великобритании, Японии, Ирана, Китая, Монголии, Узбекистана, Казахстана и ряда регионов России обсуждали такие проблемы, как национальное образование, национальные традиции, культурное и духовное наследие в условиях глобализации.

* * *

 

Столь масштабная конференция на столь необычную для Урала тематику проходила в Челябинске впервые. Она стала возможной благодаря энергии декана факультета Евразии и Востока ЧелГУ Галины Владимировны Сачко, создавшей 12 лет назад на Южном Урале крупный востоковедческий центр, которые сегодня сотрудничает с крупнейшими научными и образовательными учреждениями по всему Евразийскому континенту. Неудивительно, что конференция, несмотря на широту рассматриваемых на ней тем, все же приобрела существенный востоковедческий уклон.

«Все культуры мира вносят свою лепту в развитие человечества, - отметила в своем приветственном слове Галина Сачко. - Человечество не должно лишить себя жизни, ибо единообразие – это путь к вырождению. Культуры не должны подстраиваться под западные модели. В азиатских регионах выработан ряд альтернатив: китайская модель «гармонического социализма», азиатская модель «модернизации без вестернизации», арабская экономика с исламскими банками и мусульманским правом, индийская хиндутва («индусскость») и еще немало национальных систем ценностей и моделей общественного развития».

 

ТЕКСТ
Галина Сачко
Декан факультета Евразии и Востока отметила, что 2010 год объявлен ЮНЕСКО годом сближения культур, и выразила надежду, что данная конференция будет способствовать такому диалогу.

 

Несмотря на то, что в докладах, выступлениях и дискуссиях звучали разные определения глобализации, большая часть участников конференции, особенно в ходе круглого стола «Культуры Запада и Востока сегодня: взаимодействие или взаимоэкспансия?», сошлись на том, что глобализация - это процесс формирования транснациональной экономики и общемировой политики, унификация культуры и общечеловеческих ценностей, в основе которой лежат ценностные ориентиры Запада, распространяемые на весь мир. Хорошо это или плохо - другой вопрос, но, кажется, не осталось ни одного человека, который бы не согласился с тем, что данный процесс объективно и неизбежно происходит в мире уже многие годы.

Какие же ответы на вызовы глобализации сформировали страны Центральной Азии? Об этом можно узнать из выступлений ученых из данных стран и российских экспертов.


На конференции «Судьбы национальных культур в условиях глобализации»

Глобализация по-китайски

Китай не идет на поводу у западной модели глобализации, а активно проводит свою линию, основанную, по иронии судьбы, на американской концепции «слабой силы», которая была сформулирована профессором Джосефом Найем и успешно обкатана в США. Ее суть заключается в привлекательности национальной культуры, набора политических ценностей и внешней политики, подкрепленной моральным авторитетом.

Как рассказал в своем докладе доктор политических наук, профессор ЧелГУ Валерий Ким, Китай взял эту концепцию на вооружение, найдя подтверждение ее китайского духа в древних трактах и наполнив ее китайским содержанием. В китайской версии концепция «мягкой силы» включает в себя умелую работу с зарубежной китайской диаспорой; методику подготовки высококлассных спортсменов международного уровня, собственную модель экономического развития страны, что позволяет Китаю позиционировать себя как лидера стран третьего мира; пропаганду китайской культуры через секреты традиционной медицины, китайскую кухню и деятельность сети институтов Конфуция по всему миру. Политика эта неторопливая, постепенная, но уверенная. Так, на продвижение «мягкой силы» в новостных ресурсах и передачах на мировых языках Китай выделил 6,6 миллиарда долларов. Лидер страны Ху Цзиньтао призвал использовать Интернет для продвижения этой концепции и повышения международной конкурентоспособности китайской культуры.

На вопрос, является ли китайская диаспора в России проводником этой идеи, попыталась ответить в своем докладе кандидат географических наук, старший преподаватель кафедры экономики Башкирского института социальных технологий Академии труда и социальных отношений из Уфы Зульфия Хамадеева. Докладчик говорила о том, что в российском обществе есть два уровня восприятия Китая – один, «возвышенный», впитываемый со школьной скамьи и граничащий с восхищением древними традициями китайской цивилизации, пышностью дворцов и церемоний, а второй – «базарный», «уличный», связанный с повседневным опытом взаимодействия с китайскими гастарбайтерами, не придающими значения чистоплотности, не знающими толком русского языка, торгующими некачественным товаром. Зульфия Хамадеева приходит к выводу, что «рыночные» и «газетные» впечатления противоречат ранее полученным знаниям, вызывают непонимание, недоумение, русские испытывают «культурный шок» при встрече с китайскими мигрантами».

Это замечание справедливо по отношению к широким массам населения нашей страны, хотя Китай в последние годы немало делает по продвижению своей культуры в России. Так, в городах России действуют тринадцать институтов Конфуция, где обучают китайскому языку, организуются образовательные поездки в КНР, регулярно проводятся различные культурные мероприятия. Стабильно высок, особенно в восточных регионах России, интерес к китайскому языку, который удовлетворяют факультеты международных отношений, востоковедения, регионоведения разных вузов и частные образовательные центры. Но если в Россию Китай еще вошел недостаточно с позиции «мягкой силы», то соседние страны очень сильно ощущают могучие объятия Поднебесной. И нельзя сказать, что они очень довольны этим.


На конференции «Судьбы национальных культур в условиях глобализации»

Так, не секрет, что Корейская Народно-Демократическая Республика (Северная Корея) находится в сильной экономической зависимости от Китая, который является для этой страны основным поставщиком продуктов питания (45 процентов), энергоресурсов (95 процентов), товаров широкого потребления (80 процентов). Причем степень зависимости корейской экономики от китайской неуклонно повышается, что отражается на торговом дисбалансе. По мнению соискателя Ташкентского государственного института востоковедения Вилена Кима, подобная ситуация очень беспокоит руководство Северной Кореи. Страна стремится ослабить свою зависимость от могучего соседа. Это, по мнению ученого, проявляется и в проведении вопреки всему ядерных испытаний в 2006 году, и переговоры за закрытыми дверями с президентом Южной Кореи Ли Мен Баком о привлечении южнокорейских инвестиций в экономику КНДР. Ссылаясь на мнения аналитиков, Вилен Ким констатирует, что влияние Китая в дальневосточном регионе не безоговорочное, что установившиеся в течение столетий экономические, культурные и другие связи в условиях глобализации трансформировались, но при этом остаются достаточно стабильными.

Монголия на страже своей национальной самобытности

Мощное влияние Китая ощущает и Монголия. Почетный гость конференции, кандидат культурологи, профессор Монгольского государственного университета (г. Улан-Батор) Жамъян Долгорсурэн в беседе с корреспондентом «Ферганы.Ру» пояснила, что китайская цивилизация оказывает значительное давление на страны региона. Для Монголии это выражается в мощном присутствии китайских бизнес-структур в экономике страны.

«Бизнес является проводником и культурного влияния, - говорит Жамъян Долгорсурэн. - В Монголии проживает большое количество китайских специалистов, вследствие чего возросло число интернациональных браков, значительное количество монгольской молодежи учится в китайских вузах, изучает китайский язык и у себя на родине».

Еще один источник культурного давления – Южная Корея. Предприятия этой страны также активно осваивают монгольский рынок, вместе с ними на местное телевидение пришла корейская музыка, фильмы. Сильно ощущается и американское, и японское влияние. Молодежь Монголии активно изучает языки этих стран, стремится получить в них образование, привнося в родную страну культуру западного образа жизни. Способствуют этому и интенсивные научные контакты со странами Европы и Азии. Ежегодно в Монголию приезжают для раскопок древних городов или скелетов динозавров экспедиции из Франции, Германии, Японии и США, организуются совместные экспедиции с китайскими учеными. А вот с Россией, сетует ученый, связи недостаточно сильны.


На конференции «Судьбы национальных культур в условиях глобализации»

«При социализме связи были очень прочные, - с ностальгией вспоминает Жамъян Долгорсурэн, - очень много наших специалистов в различных областях получили образование в СССР, я сама училась у вас, но с распадом Советского Союза связи резко прервались. И только в последние пять-шесть лет они вновь начали укрепляться. И опять немало молодых людей учится в российских вузах, идет научное взаимодействие. А вот русский язык уходит, мое поколение и люди более старшего возраста помнят его, с удовольствием на нем говорят, а молодежь сейчас предпочитает изучать английский, китайский и японский. Поддерживаются тесные связи с Бурятией, но некоторую сложность представляет визовый режим с Россией».

Такие спутники глобализации как мобильная связь, Интернет, масс-медиа, давно и прочно обосновались в столице страны Улан-Удэ и центрах аймаков (районов), но еще не широко вошли в повседневную жизнь монгольской кочевой провинции. С точки зрения властей страны, это благо. Госпожа Долгорсурэн в своем докладе как раз рассказывала о том, что нематериальное и материальное культурное наследие монгольского народа, включая языковые традиции, музыку, обычаи, ритуалы и праздники, традиционные ремесла, объявлено правительством одной из высших ценностей Монголии. Руководство страны при содействии международных организаций проводит большую работу по сохранению своего культурного наследия. Это, по мнению властей, позволит сохранить монголам свою национальную идентичность в условиях глобализации и мощного культурного влияния извне. Опора на традиции – монгольский ответ культурной глобализации.

Глобализация: Взгляд из Ирана

Плюсы и минусы глобализации с присущих персам философско-прагматических позиций проанализировал в своем докладе доктор социологических наук, профессор Тегаранского университета Тавакол Косари Мухамед.

Профессор констатировал, что глобализация – процесс пока не завершенный, протекающий в настоящий момент с огромной скоростью и разнообразными последствиями. Сравнив такой древний канал распространения товаров и информации, как Великий шелковый путь и современные средства коммуникации, Тавакол констатирует, что теперь на то, что раньше занимало месяцы и годы, уходит секунда.

В связи с этим он видит и положительные, и негативные последствия. В экономике - с одной стороны, конвейер и диверсификация производства, электронная торговля и банковские услуги посредством Интернет, скоростные транспортные каналы; с другой - вхождение национальных рынков в глобальный, дезинтеграция экономической власти, деятельность транснациональных корпораций, оказывающих огромное влияние на политику, усиление разрыва между богатыми и бедными, появление новых форм колониализма, эксплуатации и рабства.


На конференции «Судьбы национальных культур в условиях глобализации»

В культуре с одной стороны - увеличение количества информации, доступ широких масс населения к культурным ценностям, который ранее был открыт только для элиты,, большие возможности для познания ценностей других культур; но с другой стороны - формирование зависимости от СМИ, утрата национальной самобытности и принятие глобальных ценностей космополитизма, что ведет к кризису национальной самобытности и самоопределения наций.

В политике и социальной сфере с одной стороны - повышение социальной мобильности, изменение отношения к маргинальным группам и слоям, движение людей к гражданскому обществу, контроль над деятельностью правительства посредством независимых СМИ и электронных систем голосования; но с другой стороны - распространение насилия, силы и террора, манипулирование широкими массами населения, социальное неравенство и расслоение, «утечка мозгов» - переселение квалифицированной рабочей силы из развивающихся государств в развитые.

И таких противоречивых примеров очень много. Именно поэтому профессор Тавакол Косари Мухамед призывает «не рассматривать глобализацию в черном или белом свете, а смотреть на нее с точки зрения позитивных и негативных последствий. Главное - не препятствовать этому процессу, а встретить достойно новую реальность. Нужно контролировать риски. Если противиться глобализации, то это приведет к коллапсу и разрушению изнутри».

Турция: Куда податься - на запад или на восток?

Можно сказать, что глобализация заставила многие страны Азии встать перед выбором – куда податься и с кем идти – либо с западным миром, интегрируясь в западные институты, либо блокироваться с родственными в языковом и религиозном отношении странами или даже возглавить их. Именно такой выбор встал перед Турцией. Если верить озвученным на конференции выступлениям российских тюркологов, Турция склоняется ко второму варианту.

Несмотря на светское законодательство и светский характер государства, образцом для которого послужила Европа, долгие попытки вступления Турции в Европейский союз, по мнению молодого тюрколога из ЧелГУ Юлии Томиловой, несмотря на выполнение всех требований Брюсселя, так и не увенчались успехом, что уменьшает заинтересованность Анкары в интеграции в западные структуры. Более того, по наблюдениям другого челябинского тюрколога, преподавателя кафедры политологии и регионоведения ЧелГУ Светланы Васильевой, отношения Турции с Западом и, в частности, с США существенно усложнили нежелание сверхдержавы допустить усиление роли Турции в Закавказье и Центральной Азии, решение вопроса о транспортировке каспийских энергоносителей и нежелание Турции предоставить свою территорию для размещения американских войск во время войны в Ираке в 2003 году. Все это является косвенным подтверждением того, что глобализация в американском неолиберальном варианте не устраивает Турцию. Отсюда на повестке дня перед Турцией стоят два не исключающих друг друга альтернативных варианта – исламский альтерглобализм и пантюркизм.

Юлия Томилова подробно рассказала о первом варианте, включающем внутри и внешнеполитические составляющие. Ислам никогда не утрачивал своих позиций как религия большинства населения страны, оставался частью повседневной жизни и культуры турок. Этому способствовала и деятельность турецких суфийских братств. С 1980-х годов Турция начинает активно налаживать отношения с мусульманскими странами, играет активную роль в ОИК (Организация Исламская конференция), хотя до сих пор не ратифицировала ее устав. Неудачи Турции по интеграции в ЕС, а также активные связи с мусульманскими странами стали одной из причин прихода к власти в 1995 году исламистской партии «Рефах». А в январе 2010 года премьер-министр Турции Р.Т.Эрдоган был удостоен «Премии короля Фейсала» - арабского аналога Нобелевской премии, - за его вклад в «справедливое дело исламского мира и справедливую борьбу народа Палестины».

 

Юлия Томилова
Подробно останавливаясь на всех аспектах усиления роли ислама в Турции, Юлия Томилова констатирует, что возвращение ислама в политическую сферу стало началом его возрождения в качестве основополагающего фактора жизни турецкого социума и совпало по времени с периодом наибольшей активизации глобальных процессов. Глобализация исламского мира при активном участии Турции - одна из реальных альтернатив для этой страны, ведь недаром и премьер-министр, и президент республики все чаще говорят о том, что восточное направление внешней политики для Турции является приоритетным. Хотя это не исключает и развитие пантюркистской альтернативы, о которой подробно рассказала Светлана Васильева.

 

Идеи построения «Великого Турана», сформулированные в 1923 года идеологом пантюркизма Зией Гёкальпом, находят немало сторонников в современной Турции, что продемонстрировал бешеный успех книги молодого пантюркиста Хильми Дуру «Союз тюркских государств. Туранская империя», которая вышла в 2007 году и стала бестселлером. Из этой политики вытекает активное экономическое и культурное сотрудничество с обретшими в начале 1990-х годов независимость тюркскими республиками бывшего СССР, а также активная деятельность турок в Татарстане, Башкортостане и других тюркских регионах России. Хотя сейчас у власти в Турции находятся умеренные исламисты, пантюркистская партия, преодолев 10-процентный барьер, уверенно вошла в парламент, а турецкое правительство всегда лояльно относилось к деятельности пантюркистов за рубежом. Вот еще один альтернативный вариант региональной интеграции, который выдвигается в пику глобализации.

И он уже потихоньку воплощается в жизнь. Как сообщила кандидат филологических наук, доцент кафедры восточных и романо-германских языков ЧелГУ Алина Зарипова, Турция предлагает Казахстану, Туркменистану, Узбекистану, Кыргызстану, Казахстану и Азербайджану использовать турецкий язык в качестве универсального средства общения между тюркскими народами, что, по сути, уже имеет место. Первым шагом на пути к этому должно стать составление единого алфавита независимых тюркоязычных народов на основе латиницы, это обеспечит процесс создания единого тюркского языка. Основная проблема – унификация знаков, которые используют для обозначения тех или иных звуков в разных тюркских странах. Координация алфавита уже проводится сейчас на уровне министров образования и культуры.

Казахстан, Узбекистан, Таджикистан на перепутье глобализации

Как показали доклады и выступления участников конференции, в странах постсоветской Центральной Азии, особенно в Казахстане, царят разные взгляды на проблему глобализации, на то, с кем нужно интегрироваться и на кого ориентироваться. Либо, как в советские времена, на Россию, либо - на набирающий силу Китай, либо - на близкую в языковом и культурном отношении Турцию, активно действующую в тюркских республиках, либо - на исламский мир, либо - на Запад. Вариантов для ориентации предостаточно, вопрос лишь в том, как сделать правильный выбор.

 

Бозор Сафаралиев
Кто-то ищет примеры в недавнем прошлом. Так, доктор педагогических наук, профессор Челябинской государственной академии культуры и искусств, таджик по национальности Бозор Сафаралиев в своем докладе, посвященном социально-культурным идеям поэтесс дореволюционной Средней Азии, ненавязчиво говорит о том, что именно процессы просвещения и революционного движения в России оказали значительное влияние на повышение статуса женщин в регионе, на формирование идей гражданственности и активного участия личности в социальной и политической жизни общества. Другой пример из прошлого находим в докладе кандидата исторических наук, декана факультета международных отношений Ташкентского государственного института востоковедения Шавката Саидова, посвященном торговым связям Хорезмской Народной Советской Республики со странами Запада, которые действительно были обширными и были установлены благодаря прямой поддержке РСФСР. Хотя прямым текстом нигде не говорится, что ориентация макрорегиона на Россию в прошлом имела позитивные последствия для государств Центральной Азии, но общий ход мыслей докладчиков призывает читать об этом между строк.

 

Отдельно хочется сказать о том, какие разные по своей сути точки зрения царят в современной казахстанской науке, что наглядно показала конференция. Основная проблема схожа с российской и заключается в отсутствии четкой и внятной идеологии в современном Казахстане. Отсюда и широкий плюрализм мнений. Как и в случае с Монголией, есть ученые, выступающие за сохранение и возрождение национальных традиций казахов как инструмента позиционирования страны в современном мире. Среди них Куралай Мухамбетова, кандидат социологических наук, доцент кафедры социологии Евразийского национального университета имени Л.Н.Гумилева.

Есть ученые, которые упирают на религиозный аспект проблемы. Так, кандидат философских наук, профессор кафедры социально-гуманитарных дисциплин Костанайского инженерно-экономического университета Петр Дик считает, что оптимальной платформой, способной дать Казахстану твердую почву под ногами в условиях глобализации, являются традиционные конфессии в своем православно-исламском симбиозе, но - в их традиционном, умеренном варианте.

Старший преподаватель кафедры социологии Евразийского национального университета Гулим Досанова анализирует исламский фундаментализм, призывающий вернуться к исламским нравственным ценностям, и считает его защитным механизмом против социальных болезней общества, приобретенных как в годы вхождения Центральной Азии в состав СССР, так и в постсоветские годы. А аспирант кафедры социологии Евразийского национального университета Екатерина Королева анализирует деятельность на территории республики «текучих» или «глобальных» религий - вроде Международного общества сознания Кришны или Свидетелей Иеговы - как одно из проявлений глобализации.


На конференции «Судьбы национальных культур в условиях глобализации»

Немало и сторонников Евразийской концепции развития Казахстана, одним из идеологов которой, как известно, является президент республики Нурсултан Назарбаев. Среди выступавших на конференции сторонников этой теории кандидат философских наук, профессор Академии Комитета уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции Казахстана из Костаная Александр Видершпан. Среди докладчиков были и приверженцы концепции диалога «Восток-Запад», например, кандидат философских наук, старший преподаватель кафедры гуманитарных наук Костанайского социально-технического университета имени З.Алдамжара Денис Качеев. В конце своего доклада он приводит замечательную цитату из Фетхуллаха Гюлена: «Цивилизация будущего сформируется благодаря синтезу научных достижений Запада и веры и этики Востока».

Этой же точки зрения придерживается ректор Международного Вестминстерского университета в Ташкенте Абдуджабар Абдувахитов, который, приведя в пример сферу образования, отметил, что с удовольствием представляет на Востоке западное образование: «У нас всегда есть право выбора. Я с удовольствием представляю западное образование на Востоке. Если я могу дать узбекской молодежи качественное западное образование, благодаря которому молодые люди смогут потом качественно работать на благо своей страны, то я возьму западное рациональное зерно и принесу его в Узбекистан, чтобы молодежь могла его взять. Нельзя говорить, что кто-то вам целенаправленно навязывает культуру. Вы можете принимать ее или отвергать, а можете брать из нее то, что вам близко. Если человек мыслит и думает, то выбор за ним самим».

 

ТЕКСТ
Александр Видершпан
Пожалуй, именно этот подход является преобладающим среди участников конференции, что показала открытая дискуссия в ходе круглого стола «Культуры Запада и Востока сегодня: взаимодействие или взаимоэкспансия?» Многие ученые, выступавшие на конференции, сошлись на том, что наиболее приемлемой в условиях глобализации моделью развития, подтвержденная историческим опытом и конкретными примерами, является принятие и использование странами научных достижений Запада при сохранении своей культуры и традиций. Это позволит сохранить многогранную палитру и мультикультурализм современного мира.

 

Челябинск – ориентация на Восток

В завершении конференции была озвучена приятная новость – между факультетом Евразии и Востока ЧелГУ и Вестминстерским университетом в Ташкенте был подписан договор о сотрудничестве.

«Данный договор предполагает научное сотрудничество, обмен студентами, стажировку преподавателей в том и другом вузе, а также культурное сотрудничество, - пояснила корреспонденту «Ферганы.Ру» Галина Сачко. - Мы никогда не забывали о том, что нынешние суверенные республики Центральной Азии - братские для нас, россиян. Подобные договоры мы заключили со многими вузами региона. Среди них Евразийский национальный университет имени Л.Н.Гумилева, Костанайский государственный университет – в Казахстане, Российско-киргизский славянский университет – в Кыргызстане, несколько вузов в Узбекистане, идут переговоры о сотрудничестве с вузами Таджикистана. Я вообще выступаю сторонником формирования регионального образовательного пространства в рамках СНГ. В таком региональном составе мы будем конкурентоспособными и на мировом образовательном пространстве».


Челябинский государственный университет

Конференция показала, что страны Центральной Азии по-разному реагируют на проблемы глобализации, сформировались лидеры - Китай и Турция, готовые выступить локомотивом для сопредельных государств, но вот хотят ли эти страны садится в услужливо формируемые сильными игроками «составы в будущее» - вопрос открытый и во многих странах дискуссионный. Не обладающие такими экономическими и идеологическими возможностями государства гораздо больше устраивает ситуация мультикультурного и многополярного мира, в рамках которого можно лавировать и сохранять свое государственное «я», что вряд ли будет возможно сделать, если возобладает глобализация в ее американском неолиберальном варианте, стремящаяся к унификации ценностей и созданию универсальной культуры.

Алексей Старостин, фото автора

http://www.ferghana.ru/article.php?id=6516


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение