Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Центральная Азия: синдром весеннего обострения

21.03.2010

Автор:

Теги:

Военно-политическая ситуация в регионе может серьезно осложниться

В соответствии с опубликованными недавно прогнозами британского журнала "Jane", русскую версию которых приводит казахская служба радио "Азаттык" ("Свобода"), в ближайшее время государствам Центральной Азии следует ожидать очередного обострения военно-политической ситуации. Причиной этого является стремление значительной части боевиков Исламского движения Узбекистана (ИДУ), базирующегося в настоящее время в пакистанском Вазиристане, активизировать свою деятельность на родине.

Если прогнозы британских аналитиков окажутся верны, усиления их активности следует ожидать к концу весны - началу лета, когда горные перевалы освободятся от снега, и военные отряды смогут перемещаться по региону.

Стремление ИДУ активизировать свою деятельность в Центральной Азии, по версии "Jane", вызвано усилившимися трениями с "Талибаном", которые побудили членов движения вспомнить о своей первоначальной цели – борьбе за установление исламского халифата на территории бывших советских республик Средней Азии и Казахстана. Эти настроения стимулируются и усилившимся давлением на "Талибан" со стороны правительственных войск, в борьбе с которыми часть членов ИДУ не видит смысла.

Главным объектом интереса ИДУ является Ферганская долина, которая и являлась изначально местом зарождения движения. Здесь до сих пор находятся участники ИДУ, которым возвращение значительного числа имеющих богатый военный опыт боевиков из Пакистана может придать новый импульс. В этой ситуации государствам Центральной Азии следует ожидать существенного возрастания террористической активности. По мнению журнала "наличие всего нескольких сот ветеранов будет иметь существенное воздействие на террористическое движение, особенно если руководство ИДУ также переориентируется физически и идеологически, восстановив свои первоначальные цели в Центральной Азии".

Впрочем, у ИДУ есть другой, и, как представляется, отнюдь не менее "перспективный" путь эволюции. С течением времени участники движения все больше вовлекаются в торговлю наркотиками, что не может не влиять на его идеологию и практику.

Комментируя эту сторону деятельности ИДУ, журнал ссылается на сделанное в марте 2009 г. заявление главы российской федеральной службы по контролю за незаконным оборотом наркотиков Виктора Иванова, по данным которого ИДУ "активно ищет пути расширения своей роли в контрабанде афганского опиума", и, в частности, "контролирует проходы на отрезке таджикско-кыргызско-узбекской границы и обслуживает каналы обмена денег на наркотики и оружие". С одной стороны, это позволяет ИДУ финансировать боевые операции, а с другой – все более отвлекает от военной деятельности, направленной на свержение светских режимов региона. В настоящее время ИДУ стремится перейти от "логистики" и "мелкой розницы" к контролю над оптовой торговлей наркотиками в странах Центральной Азии и России.

При этом одна сторона деятельности отнюдь не исключает другую, а напротив, способна вполне "удачно" ее дополнять. В результате государства региона могут столкнуться с хорошо подготовленной в военном отношении и располагающей большими финансовыми возможностями террористической организацией.

Исламское движение Узбекистана является одной из старейших радикальных организаций Центральной Азии. Группировки, в которых ранее состояли ее участники и основатели - "Исламская партия возрождения", "Одамийлик ва инсонпарварлик" (Коканд), "Исламская партия Туркестана", "Ислом Лашкорлари" ("Воины Ислама", Наманган), "Адолат уюшмаси" (Наманган) – действовали на территории Средней Азии с конца 1980-х гг. В период гражданской войны в Таджикистане члены ИДУ воевали против режима президента Э. Рахмонова в составе Объединенной таджикской оппозиции (ОТО). После окончания войны и заключения в июне 1997 г. мирных соглашений, в соответствии с которыми участники ОТО получили треть мест в правительственных структурах, а их военные формирования влились в состав правительственных войск, ИДУ отделилось от бывших соратников по ОТО. Политическим лидером движения стал Тахир Юлдашев, руководителем военного звена партии Джума Ходжиев (Намангани), ранее служивший в советских десантных войсках, а руководителем пресс-центра и заместителем Т. Юлдашева – этнический татарин Абдул Рахим. И Джума Намангани, и Тахир Юлдашев были выходцами из Ферганской долины, где с советских времен действовала сеть подпольных исламских организаций.

На рубеже 1990-х – первого десятилетия 2000-х гг. ИДУ провела одну из своих самых громких акций. В ноябре 1998 г. на территории Ленинабадской (нынешней Согдийской) области Таджикистана произошел мятеж полковника Махмуда Худойбердыева, сумевшего захватить областной и большую часть районных центров. В течение недели мятеж был подавлен силами правительственных войск, а сам М. Худойбердыев скрылся. В поддержке мятежа Душанбе заподозрил соседний Узбекистан, отношения с которым уже в то время имели тенденцию к ухудшению.

В следующем году события повторились с точностью до наоборот. В июле 1999 г. произошло вторжение вооруженных отрядов ИДУ из Таджикистана на территорию граничившего с Узбекистаном Баткенского района Киргизии. В течение августа боевики неоднократно брали заложников, среди которых оказались четыре японских геолога и командующий внутренними войсками республики генерал-майор А. Шамкеев. В Киргизии была объявлена частичная мобилизация, прежде всего тех резервистов, которые имели опыт боевых действий в Афганистане и других горячих точках. В ходе начавшихся военных действий на стороне Бишкека участвовала узбекская авиация. В сентябре-октябре между киргизской армией и отрядами ИДУ периодически происходили столкновения, которые не выявили явного превосходства ни одной из сторон. В конце октября заложники были освобождены, после чего отряды ИДУ ушли в Таджикистан. Однако в августе 2000 г. отряды ИДУ вновь перешли границу Киргизии, причем часть из них на этот раз достигла территории Узбекистана. Бои с ними развернулись в 80 километрах от Ташкента, где большинство боевиков было уничтожено узбекским спецназом. К концу сентября отряды ИДУ были вытеснены правительственными силами из Узбекистана, а к началу октября – из Киргизии.

В следующем году отряды ИДУ под давлением Узбекистана и других государств были вынуждены перебазироваться из Таджикистана в Афганистан. Переброска боевиков вместе с их семьями происходила в несколько этапов при содействии таджикских силовых структур, и, в частности, возглавлявшемся бывшим военным лидером ОТО Министерства по чрезвычайным ситуациям Таджикистана. Так, в январе 2001 г. из Тавильдары в Афганистан восемью рейсами вертолетов были переброшены 250 боевиков и члены их семей общей численностью около 300 человек. Перебазирование боевиков ИДУ и сочувствующих им из Таджикистана в Афганистан происходило и позднее, так как таджико-афганская граница оставалась проницаемой. Уже в то время СМИ со ссылкой на различные спецслужбы сообщали, что источником доходов ИДУ являлся транзит наркотиков из Афганистана в Центральную Азию.

Состав ИДУ изначально был интернациональным. В рядах организации были представители всех народов Центральной Азии – узбеки, таджики, казахи, киргизы, туркмены, татары, уйгуры, а также представители кавказских народов России. На протяжении ряда лет организация пополнялась за счет беженцев из Узбекистана, преследуемых по различным мотивам. В частности, несколько тысяч человек бежали из Узбекистана после подавления антиправительственных выступлений в Андижанской области в мае 2005 г. Часть из них впоследствии примкнула к ИДУ.

Первоначально штаб-квартира ИДУ находилась в Кандагаре, фактически являвшемся столицей афганского "Талибана". В это время руководство ИДУ завязало тесные связи с "Аль-Каидой", "Талибаном", уйгурским "Исламским движением Восточного Туркестана" и другими радикальными мусульманскими организациями.

После начала военной компании США в Афганистане отряды ИДУ приняли участие в боевых действиях на стороне талибов. Во время этих боев в ноябре 2001 г. в результате бомбардировки американской авиации погиб Джума Намангани.

Под военным давлением США ИДУ вместе с частью афганских талибов было вынуждено переместиться на территорию пакистанской "Зоны племен", где талибами была создана сеть тренировочных лагерей с целью подготовки кадров для диверсионных действий в Афганистане, Центральной Азии и на Северном Кавказе. Перебазироваться на территорию "Зоны племен", слабо контролировавшуюся центральными властями, ИДУ смогла благодаря установлению союзнических отношений с лидерами местных кланов.

Именно ИДУ власти Узбекистана обвиняют в совершении наиболее громких терактов, произошедших на протяжении последних лет. В частности, боевикам ИДУ власти Узбекистана приписывают февральские взрывы 1999 г. в Ташкенте у резиденции президента, Дома правительства, Национального банка и здания МВД, в результате которых погибли 28 человек и несколько сот были ранены, а также серию терактов, произошедших в республике с 28 марта по 1 апреля 2004 г., в ходе которых погибло 47 человек, в том числе 9 работников правоохранительных органов, 5 мирных жителей и 33 боевика. Между тем, причастность ИДУ к взрывам 1999 г. Тахир Юлдашев категорические отвергал, заявив в своем обращении к мусульманам мира в январе 2006 года: "Если бы это было так, нам незачем было бы скрывать это, ибо джихад против режима Каримова – наша главная цель". Что касается терактов 2004 г., то ответственность за них взяла на себя отколовшаяся в 2002 г. от ИДУ группировка "Исламский джихад", которая также базировалась в пакистанской "зоне племен".

В серии вооруженных нападений и террористических актов, прокатившихся по Таджикистану, Узбекистану и Киргизии весной-летом 2009 г., также чаще всего обвиняют ИДУ, хотя причастность именно этой организации к ним очевидна далеко не всегда. Наиболее крупным из этих инцидентов было возвращение на территорию Таджикистана отряда бывшего полевого командира Объединенной таджикской оппозиции Мулло Абдулло (Рахимова) численностью около 100 чел, вытесненного из "Зоны племен" в результате действий правительственных войск. Операция таджикских силовиков против него длилась до начала августа и завершилась ликвидацией части отряда, однако самого Мулло Абдулло среди убитых не оказалось. В конце мая неизвестными лицами было совершено вооруженное нападение на узбекский блокпост в Ханабаде, расположенный на границе с Киргизией, а затем несколько взрывов с участием смертников прогремели в областном центре Андижане. Однако ответственность за эти теракты взяло на себя не ИДУ, а группа "Исламского джихада". Позднее, в июле две операции по ликвидации боевиков были проведены в Ошской и Джалал-Абадской областях Киргизии, причем убитые в ходе них боевики, как предполагается, были причастны к недавним терактам в Ханабаде и Андижане.

Новая волна терактов прокатилась по Узбекистану в августе-сентябре, когда было совершено несколько преступлений против чиновников и высокопоставленных религиозных деятелей. 16 июля у входа в подъезд своего дома в Ташкенте был убит заместитель директора медресе "Кукельдаш" по вопросам просвещения Аброр Аброров. 31 июля было совершено покушение на главного имама-хаттыба Ташкента Анвара-кори Турсунова, которому, однако, удалось выжить. Последователи А. Турсунова связывали покушение с критикой им радикальных исламских организаций. 9 августа в Ташкенте был убит сотрудник управления по борьбе с терроризмом и коррупцией МВД Узбекистана Хасан Асадов, входивший в объединенную следственную группу МВД, СНБ и Генпрокуратуры по расследованию нападений на духовных лиц. В конце августа по подозрению в покушении на А. Турсунова были задержаны 16 торговцев с Паркентского рынка Ташкента, обвиненных в принадлежности к радикальной группировке "Джихад". 3 августа в Кашкадарьинском областном суде по уголовным делам начался процесс по делу группы из одиннадцати жителей города Шахрисабза и Китабского района Кашкадарьинской области, которые обвиняются в причастности к "Исламскому движению Узбекистана", "Исламскому джихаду" и "Ливийскому джамоату". 29 августа в ходе спецоперации в ташкентском районе Кукча-Дарбаза были убиты трое боевиков, отказавшихся сдать оружие и оказавших вооруженное сопротивление правоохранительным органам. По версии Генеральной прокуратуры они также были причастны к покушениям на религиозных деятелей.

В октябре вооруженная группа в составе примерно восьми человек прорвалась через киргизскую границу со стороны Таджикистана в районе пограничной заставы "Кок-Таш" и скрылась на территории Баткенской области Киргизии. При попытке задержать нарушителей они оказали пограничникам вооруженное сопротивление. На следующий день стало известно, что следы этой вооруженной группы ведут к таджикскому анклаву Ворух, расположенному на территории Баткенской области Киргизии. 18 октября таджикские силовики провели в Ворухе и граничащей с Баткенской Согдийской области обыски, обнаружив в городе Исфара шестерых боевиков. В ходе завязавшейся перестрелки четверо из них были уничтожены. 19 октября в Ворухе были арестованы еще четыре участника прорвавшейся из Киргизии вооруженной группы. По предварительным данным таджикских спецслужб, нейтрализованные боевики являлись членами Исламского движения Узбекистана.

Обзор этих вооруженных столкновений показывает, что далеко не ко всем из них причастно ИДУ, возможности которого, по-видимому, сильно преувеличены.

В сентябре прошлого года западные СМИ сообщали, что в "Зоне племен" находится около 5 тысяч узбекских боевиков. Оценки же британских аналитиков гораздо скромнее и находятся в пределах нескольких сотен человек.

При этом само движение в настоящее время расколото, что, возможно, и объясняет несогласованные между собой проявления террористической активности в Узбекистане, Таджикистане и Киргизии на протяжении прошлого года. Не исключено, что в настоящее время уже нет в живых и Т. Юлдашева, который по данным пакистанских СМИ был смертельно ранен в сентябре в ходе ракетного обстрела. Вплоть до начала 2010 г. участники ИДУ пытались это отрицать, но, как подчеркивает "Jane", среди них растет уверенность в смерти Т. Юлдашева. Его место занял Абдур Рахман, который представляет интересы сторонников боевого джихада и пантюркских позиций, идеологически близок к "Аль-Каиде" и "Талибану", а также контактирует с приверженцами движения на территории Центральной Азии.

Впрочем, информация о стремлении ИДУ вернуться в Центральную Азию может иметь совершенно иной смысл. 5 марта американское интернет-издание "Eurasianet" сообщило о планах США построить на юге Киргизии военно-тренировочный центр, который затем будет передан киргизским вооруженным силам. По мнению киргизских аналитиков, вслед за этим в центре наверняка появятся американские инструкторы, которые уже помогали тренировать расквартированный в Токмоке элитный киргизский батальон "Скорпион". Особую пикантность ситуации придает тот факт, что ранее в Баткенской области, где планируется разместить новый учебный центр, аналогичный объект под эгидой ОДКБ хотела построить Россия. В этом контексте прогнозы о предстоящем усилении активности ИДУ могут быть информационным прикрытием планов США по закреплению своего военного присутствия на территории государств Центральной Азии после намеченного на 2011 г. вывода войск из Афганистана.

Специально для Столетия
Александр Шустов

Источник - Столетие.Ру

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение