Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Потерянные судьбы

16.03.2010

Автор:

Теги:


В начале 70-х годов прошлого века, работая в Жезказганском отделе КГБ, а затем в областном управлении КГБ по Жезказганской области, мне приходилось проводить оперативную работу и общаться, как говорили в народе, с бандерами, т.е. бывшими участниками организации украинских националистов - ОУН и украинской повстанческой армии - УПА. Они жили компактными группами после освобождения из Степлага в самом Жезказгане, Никольском (ныне город Сатпаев), поселках Рудник, Весовая, Комсомольском, где ранее были лаготделения.

Некоторые из них никогда не выезжали на родину - Украину, потому что боялись мести родственников убитых ими людей, а другие ездили, но потом возвращались обратно. Так, один из них лично мне рассказывал, как он, приехав ночью с вокзала на такси в родное село на Львовщине, попросил водителя подождать его за околицей, а сам огородами пришел в хату, где жил его брат. Братья выпили за встречу, поговорили, затем приехавший вышел во двор, где был туалет. При выходе из туалета кто-то пытался топором его убить. Оттолкнув в темноте неизвестного человека, не заходя в хату, гость бросился к такси и сразу же уехал из села.
В основном это были так называемые рядовые бандеровцы, получившие по десять лет ИТЛ, но среди них мы выявляли сотрудников бандеровской службы безопасности ("службы безпеки"), руководителей районного, областного звена ОУН, хотя они по делам проходили как рядовые.
Мне приходилось общаться с бывшим боевиком ОУН, проживающим в Никольском. Из Степлага он освободился только в 1959 году. Это был почти двухметровый мужчина, физически очень крепкий. Он был семнадцатилетним юношей, когда вместе с отцом, братьями и односельчанами в конце 1943 года, находясь в "схроне" в карпатских лесах, они были обнаружены и окружены солдатами НКВД. На предложение сдаться они ответили огнем. Солдаты закидали их бункер гранатами. Многие, в том числе его отец и братья, были убиты, а его самого, раненого и еле живого, вытащили из-под земли, вылечили, затем дали двадцать лет лагерей. В 1953 году, находясь в лагере под Жезказганом, он сумел бежать с двумя украинцами и поляком. Это было 23 февраля, охрана отмечала День Советской Армии. В это время года были сильные бураны, они сумели проникнуть через "колючку". Несколько дней беглецы шли по степи, отбиваясь палками от голодных волков. Под Актюбинском их окружили солдаты, двоих убили, а ему дали еще двадцать пять лет. После освобождения он, как и многие другие, остался жить в Жезказгане.
В середине семидесятых годов время от времени в Украине проходили судебные процессы над бывшими активистами ОУН-УПА. Так, из управления КГБ по Ровенской области пришел запрос с просьбой направить на процесс в качестве свидетеля одного из жителей Жезказгана, бывшего участника УПА, назовем его С. Проведя несколько бесед с ним, отправил его в город Ровно (Западная Украина), дал ему номер телефона сотрудника ровенского органа КГБ. Сам позвонил по ВЧ-связи и сообщил о выезде С.
Надо сказать, что украинские чекисты прислали нам документальные материалы, подтверждающие зверства бандеровцев, особенно в отношении мирного населения. До сих пор не могу забыть фотографию, на которой показан колодец, забитый трупами убитых людей, поверх которых лежал труп маленькой девочки. У нее были связаны руки колючей проволокой, в которых она сжимала мячик.
По приезде в Жезказган С. рассказал мне, что его встретил на вокзале наш сотрудник, поселил в гостинице. Утром за ним заехал, и они поехали в суд. Во время суда он ответил на все задаваемые ему вопросы. В зале многие плакали и проклинали этих недочеловеков. Люди рвались совершить над ними самосуд. Поэтому некоторые свидетели из числа бывших бандеровцев, иногородние, опасаясь за свою жизнь, просили местных чекистов поместить их во внутреннюю тюрьму местного органа КГБ. Также поступил и С.
Мой покойный тесть, Любимов Михаил Николаевич, участник Великой Отечественной войны, пограничник, во второй половине 40-х годов служил в Западной Украине. Позже, встречаясь в городе Одессе, где он тогда жил, Михаил Николаевич много рассказывал мне о событиях того времени.
Так, зимой 1948 года оперативная группа преследовала отряд бандеровцев. Несколько боевиков были уничтожены, другие не хотели сдаваться. Видя, что главарь банды уходит от погони через замерзшую реку, приближаясь к спасительному лесу, молодой лейтенант Любимов бросился за ним. Бежать по льду в сапогах было неудобно, поэтому он скинул шинель, сапоги и побежал по льду босиком, на ходу стреляя из автомата. Бандеровец отстреливался и был уже совсем недалеко от берега, где начинался лес. Понимая, что не успеет его догнать, Михаил спустил с поводка Рекса. Это был умный пес, любимец погранотряда. Рекс в несколько прыжков догнал бандита, ухватил его за телогрейку, но тот успел "прошить" собаку автоматной очередью. За утрату Рекса лейтенант Любимов несколько суток отсидел на гауптвахте. А захваченного бандеровца допрашивали в местном отделе МТБ. Чтобы боевик мог "разговориться", его допрашивали так же жестко, как это делали сами бандеровцы. Таковы были реалии того времени.
А реалии сегодняшнего времени таковы. В конце января сего года одним из последних своих Указов президент Украины (уже бывший) Ющенко провозгласил Бандеру героем Украины. По проспекту его имени во Львове маршируют легионеры дивизий СС "Галичина". Ветераны УПА в полном обмундировании с орденами и медалями шествуют нестройными рядами: ведь они давно уже немолоды.
А кое-кто из них побывал у нас, работая на шахтах Караганды и рудниках Жезказгана.

Александр ЮШКИН,
заместитель председателя
совета ветеранов ДКНБ РК
по Карагандинской области,
подполковник в отставке


Источник - "Индустриальная Караганда"
 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение