Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Специфика геополитических приоритетов современного Узбекистана

04.03.2010

Автор:

Теги:



 ИП "ТУРКМЕНинформ". Географически самая центральная из среднеазиатских стран - Узбекистан - после распада Советского Союза вполне могла бы стать эпицентром происходящих в регионе событий и всерьез претендовать на роль политического и экономического локомотива. Но на деле страна оказалась лишь большим серым пятном на политической карте Центральной Азии. 

Термин Центральная Азия вошел в лексикон с легкой руки президента Республики Казахстан Нурсултан Назарбаев. В 1991 году на саммите глав государств еще Средней Азии он предложил отказаться от формулировки советского периода «Средняя Азия и Казахстан» в пользу словосочетания «Центральная Азия».

Тем не менее, смена терминологии не помогла в решении реальных проблем. Сейчас страны Центральной Азии в большинстве своем работают и живут по принципу – каждому свое, каждый сам за себя. Этот нехитрый политический подход часто демонстрирует и официальный Ташкент, пытаясь противостоять интеграционным процессам в регионе и не делая каких-либо альтернативных предложений. Так, например, не была поддержана президентом Узбекистана Исламом Каримовым идея казахстанского лидера Нурсултана Назарбаева о создании союза центральноазиатских государств. Хотя специалисты уверены, что определенные политические и экономические предпосылки для создания такого союза есть.

Сегодня даже нейтральный Туркменистан обладает большей внешнеполитической капитализацией, нежели Узбекистан с его уникальным геополитическим положением, самым многочисленным в регионе населением и наилучшими экономическими показателями за прошлый год среди стран СНГ (по данным Межгосударственного статкомитета СНГ - 8,1% прироста ВВП, при инфляции 7,4%).

Узбекистан, наверное, единственная страна на постсоветском пространстве, «попробовавшая» все возможные тренды и политические союзы, при этом наживающая недругов как на Западе, так и на Севере и Востоке. В свое время Узбекистан принимал активное участие в сотрудничестве тюркоязычных стран, входил в ГУУАМ, имел хорошие отношения с США и странами НАТО, затем начал тяготеть к формату ОДКБ, стал членом ШОС, вступил в ЕврАзЭС, но потом заявил о желании покинуть ЕврАзЭС и блокирует некоторые решения ОДКБ.

Складывается впечатление, что руководство Узбекистана запуталось в своих приоритетах. Дружить только с теми, с кем выгодно, получается лишь до определенного момента. Рано или поздно придется сделать непростой политический выбор: с кем и в каких сферах сотрудничать. И от этого во многом будет зависеть не только будущее самого Узбекистана, но и развитие государств региона, их взаимоотношения друг с другом.

А пока выстраивать стабильные отношения с такой страной для соседей становится делом все более проблематичным.

Главные точки трения – это границы, топливо и вода. Причем для Узбекистана газ становится источником давления в решении проблем водопользования. Ведь многие трансграничные реки, которые берут начало в Таджикистане и Кыргызстане, используются Узбекистаном для орошения обширных сельхозугодий.

Вот и получается, что Узбекистан продает газ Кыргызстану сначала по 55 долларов за тысячу кубометров, в 2008 году уже за 145 долларов, в 2009 за 240, а в этом году собирается «ориентироваться на европейские цены». А буквально на днях вообще принято решение о урезании поставок газа по уже подписанным контрактам Кыргызстану ровно наполовину! То же и с Таджикистаном, поставки газа которому в этом году были урезаны на треть. И даже не за долги, а за то, что «Таджиктрансгаз» был не в состоянии внести предоплату. Жесткие решения по отношению к ближайшим соседями, особенно, учитывая, что Узбекистан является главным поставщиком газа для Кыргызстана и Таджикистана.

Еще в декабре прошлого года в своем выступлении президент Таджикистана Эмомали Рахмонов отметил, что в прошлом хорошо относился к коллеге из Узбекистана, Исламу Каримову, однако впоследствии изменил свое мнение. «Этот человек борется против всего таджикского, не хочет развития нашей страны, закрывает дороги, отключает в холодную зиму нам электричество», - заявил Рахмон.

С Кыргызстаном имеются и пограничные проблемы, которые перерастают в прямые приграничные конфликты, участившиеся в последнее время. «Основная причина инцидентов – скот, – говорит киргизская правозащитница, руководитель Общественного фонда «Эгида-Шанс» Елена Иванова. – Ведь никаких преград для животных нет, и киргизские стада часто переходят границу сопредельного государства. Жители наших сел часто жалуются, что вынуждены были заплатить выкуп узбекским пограничникам за «арестованное» ими стадо».

Нечто похожее происходит и на узбекско-таджикской границе. Достаточно вспомнить хотя бы недавний инцидент с таджикскими пограничниками, то ли пасшими перебежавшую границу корову, то ли, по версии узбекской стороны, настолько изголодавшимися, что были вынуждены пойти на кражу скота.

Можно ли воспринимать государство, которое не может наладить отношения со своими ближайшими соседями как адекватного участника интеграционных структур - большой вопрос. Хотя, несомненно, Узбекистан остается в сфере интересов организаций в рамках СНГ. Не может не проявлять интереса к нему и ряд мировых держав, прежде всего, из-за непосредственной близости к Афганистану. Но и эта раздираемая бесконечными войнами страна превратилась в фактор, способствующий еще большей дезориентации Узбекистана в своих внешнеполитических устремлениях.

Николай Ануфриев



ИП "ТУРКМЕНинформ"


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение