Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Зачем Казахстану Таможенный союз?

19.02.2010

Автор:

Теги:

 

Адил Тойганбаев, руководитель Экспертного центра национальнойстратегии.

Зачем Казахстану Таможенный союз?

 

 

Если бы рыночная ценагосударств определялась исключительно покупателями, со сколькими великолепнымииллюзиями было бы покончено...

 

Это был бы циничный мир,зато искренний и честный. Сейчас государства обычно выдумывают себе цену сами,и часто - исходя из невменяемых идей о собственном особом месте в истории,исключительной роли для человечества или, в самом скромном случае, изпредполагаемого неисчислимого номинала собственных природных богатств. Хотятакие богатства, если они действительно кому-то понадобятся, уходят за суммы,которые вообще-то принято оставлять на сдачу. Но это если сильно понадобятся. Вдругих случаях, чтобы действовать без страстей и ненужного шума, иностранцыпредпочитают просто купить элиту. Весьма недорого, между прочим.

 

Соединенные Штаты -действительно великое государство, ведь их цена как минимум равна совокупномугосударственному и корпоративному внешнему долгу. Впечатляющая сумма - рейтингсерьезности. И сколько заинтересованных в Америке во всем прочем мире! (Если нев американском стиле жизни, так хотя бы в возврате долгов). Мера слабости(перекредитованность принято считать слабостью) парадоксальным образомоказывается измерением силы. Единицей необходимости государства вокружающем мире.

 

Доверие внушают любыедействия правительства, продиктованные соображениями взаимной выгоды.Односторонняя выгода если и работает, то недолго. Не отгораживаясь от других,но и не нанимаясь им в услужение, единственно так и можно держаться в этойжизни своего пути - строя внешние отношения на взаимовыгодной основе. Это и длябольших и амбициозных стран в сто раз надежнее, чем уступать искушениюсобственной силы. В современном мире империалистические мотивации (прийти,разрушить, захватить) уступают место корпоративным. Тем, которые создаютмногосторонние проекты с долгосрочными перспективами.

 

Многовекторность в этомсмысле - хорошая идея, потому что она потенциально работает на партнерство иоткрытую конкурентность. Она делает нас интересными для окружающих в планепосредничества, транзита. Ведь в этом изначальная проектная мощностьЦентральной Азии, Шелкового пути. Но любой экономический проект (а государство -такой же экономический проект), будучи сколько угодно многовекторным, не делаетэти векторы равными. Он по определению должен зарабатывать больше, чем тратить.Насколько больше - это уже лирика. Важен сам факт такой асимметрии. Ток создаетразность потенциалов - именно она, а не пожелания потребителей.

 

С любой сделки мы должныиметь больше, чем платим за нее. Может быть, не денег: это вариант неочевидный, но обсуждаемый. Учтено ли это главное требование в позициируководства страны, пошедшего на заключение Тройственного таможенного союза?

 

Не учтено и неоговаривается. Ряд моментов там действительно прописан и заложен, но никак невыгода для нации. Скорее, партнеры эффективно играют на интегристскихинициативах казахов. Мы действительно заинтересованы, даже запрограммированы наобъединительные задачи. Это наше национальное подсознательное ноу-хау:объединять, связывать, передавать. Поэтому все выступления Президента по поводуевразийства и других платформ - не просто "блажь" конкретного политика,он проявляет себя здесь как настоящий казах. Но объединение ради самогообъединения - не та цель, ради которой стоит действовать.

 

С каким скепсисом говорят озаключаемом Таможенном союзе белорусы! И одновременно - с черным цинизмом… Ихпозиция предельно ясна: они уступили России в меру своей зависимости, но они смаксимальной выгодой "разменяли" свою уступку. Минск открыто говорито неравноправности сделки. Позиция российской стороны в свою очередь откровенновыделяет политическую составляющую сделки. Экономическая "в основе"здесь только на первый взгляд.

 

В случае с Белоруссиейинтересы и мотивы - на поверхности. Сложнее с Казахстаном. Пока под флагоминтеграции любой ценой и далеко не очевидных торговых преимуществ организуетсяне прагматический альянс, а очередная постсоветская химера. Очередная - потомучто у нас были уже и Таможенный союз, и ОДКБ, и многие другие неработоспособныеформаты. И если российско-белорусские отношения давно перешли граньнеискренности и белорусские политики давно бравируют тем, что идут навстречуМоскве исключительно "не за так", в противном случае намекая наусиление европейской ориентации, то чем так подкупает новый союз руководствоКазахстана? У нас нет сырьевой или какой-нибудь другой зависимости от России,чтобы так демонстративно торговать суверенитетом. У нас наоборот, предпосылкидля отношений равных и взвешенных. Да и популярность Казахстана в России иРоссии в Казахстане, включая рейтинг лидеров, создает благополучный фон длясовместных проектов. В России настороженно (в том числе на уровне обывателя, нетолько власти) относятся к Украине и Белоруссии, видя в них не столькопартнеров, сколько загулявших вассалов. В отношении Казахстана такого отношениянет. Мы не "воруем газ", у нас другая репутация в РФ. Тем более,зачем добровольно входить в такие объединения на условиях, недалеких отнедовольного определения Александра Лукашенко о "неравноправии"?Белоруссия эффективно разменяла свое "да" на гарантии газовоготарифного дисконта в преддверии очередного новогоднего перезаключеннаяконтрактов. А что и на что разменял Казахстан?

 

Я исхожу из того (инадеюсь, что не ошибаюсь), что в таких вопросах не может быть теневых инеофициальных схем и "дополнений к соглашениям". В столь масштабныхвопросах любое правительство действует открыто и транспарентно. А стало быть,исходя из официально доступной информации, подыгрывая Москве (руководство РФвыглядит в глазах своих избирателей восстановителем империи, а мы позволяем емутак выглядеть) Астана не получила ничего сопоставимого. Хотя бы даже и пустогоили формального. Мы входим в структуру, предполагающую наднациональныестандарты и наднациональное управление. Суверенитет всегда - последнеебогатство, которым приходится торговать. Но уж если идти на такой крайнийшаг, то только приобретая для нации нечто глобальное и выигрышное.

 

Я считаю, наши партнерынесколько переигрывают с психологическим давлением на президента Назарбаева.Ведь когда говорят о постсоветской интеграции, то одни говорят заведомонесерьезно, а другие - искренне.

 

Если бы о таком выбореговорилось серьезно, он дал бы феноменально разные результаты. Лукашенко -президент полноценного государства, и он не захочет ехать обратнодиректорствовать в совхоз. Путин не захочет в Дрезден, даже если его попросилибы. И Дмитрий Медведев не захочет заниматься римским правом в ЛГУ.

 

Это их искренний выбор, инадо как минимум иметь его в виду, когда мы говорим о таких нелепых, хотя ихорошо продаваемых на выборах вещах, как "возвращение к СССР".

 

И только президентКазахстана, человек с классическим советским прошлым, всерьез будет говорить отаком воскрешении мертвецов. (Во всяком случае, в 1992 он говорил серьезно, иникакая инерция времени этого не отменит). По простой причине: он их видел живими.Это российские и белорусские коллеги сформировались по эту сторону Беловежья.Для Назарбаева реанимация СССР никак не цель, но она ему по-человечески"интересна". Зато остальным участникам процесса она даром не нужна,это просто дежурная схема для демагогии.

 

И мне кажется, Астананедоучитывает степень несерьезности партнеров по диалогу. Астана предательскиискренна в своих инициативах, и это становится проблемой.

Наши предприниматели такжене разделяют пафос государственных чиновников, справедливо говоря онеконкурентности нашей продукции перед российским аналогом. И так в целом рядеотраслей. Отказаться от государственного протекционизма - смелая мера, но зачемона предпринимается первой? По идее, такими шагами завершают реформы, а непредваряют их.

 

В мировом разделении труданет благодушия в духе "мы выбираем, нас выбирают". В нем все жестко иконкретно. Либо "мы", либо "нас".

 

Эксперты, превозносящиеновый союз как прообраз "нашего варианта" ЕС, упускают из вниманияглавное слабое место последнего. Ведь Евросоюз не стал примером равного исправедливого партнерства. Он и не собирался им быть. Условия Старой Европы дляновичков с самого начала были требовательными условиями "старшего".Многие на востоке Европы недовольны последствиями присоединения к ЕС, отмечаярост формальных возможностей при потере реальных сбережений и уровня жизни. А унас изначальные различия еще глубже, чем между Бельгией и Чехией… Намного.Какую роль уготовили Казахстану? Кем мы будем в новой Евразии, если следоватьсегодняшней политике и сегодняшним соглашениям?

 

Восторги от ЕС - совершенноне очевидны и в качестве примера неубедительны. Европейцы пошли наэкономические трудности, на шоковые реформы ради ценностей цивилизации. Онивоссоздали в реальности многовековую мечту Единой Европы. Ради этого можно иперетерпеть рост цен на картошку…

 

Но мы-то никак непринадлежим к одной цивилизации с Россией и Белоруссией. И если у кого-то вКазахстане есть иллюзии на этот счет, ему быстро напомнят о реальном положениидел сами русские и белорусы. У них есть перспектива единой нации на базе единойверы, единой культуры, близкого языка. Даже для Украины есть "свое"место в таком будущем. Ведь она тоже восточноевропейская, православная,славянская страна.

 

Увлечение евразийством дляначала занятно, но в столь больших порциях - расточительно. Никогда европейцы иазиаты не сосуществовали паритетно в рамках одного государства. Кто-тообязательно окажется в роли второсортной биомассы.

 

Если продолжать сравнение сЕС, надо вспомнить и о такой замечательной европерспективе, как национальныеэкономические квоты. Это уже следующий этап за вытеснением национальногопредпринимателя агрессивными экспортерами. Государствам на официальном уровнезапрещается развитие целых секторов производств. "Мы тут посвящались, вамне нужно больше машиностроение и электротехника, сосредоточитесь на молоке итуризме…" Практически так это и звучит. Что испытали многие страныВосточной Европы и Прибалтики. Но, еще раз повторю, это была осознанная жертва.И цель ее ясна. Но в нашем случае все наивнее и печальнее.

 

Тот же белорусский опытпоказывает, как агрессивно и последовательно наши российские коллеги вынуждаютЛукашенко к приватизации важных нефтехимических комплексов. И правильно делают.Всем бы так отстаивать свои интересы.

 

Было бы неверноотказываться от интеграции вообще. Это даже не стоит обсуждения, перспективыПапуа - Нового Казахстана совсем неинтересны. Мы должны идти в мир, должныпринимать вызов. И выбор России в качестве главного партнера - также верный.

 

Но наполненность такогопартнерства не должна сводиться к тому, что мы подыгрываем Москве говорить овосстановлении СССР. Российский избиратель узнает в телевизоре, что сделан шагк восстановлению СССР. Но мы не хотим СССР. Что касается сильной России - этаперспектива не только приемлема для Казахстана, но и выигрышна. К тому же онанаиболее очевидна с точки зрения исторического развития. Казахстан может идолжен поддержать сильную Россию, может помочь ей в восстановлениидоминирования в близких по духу странах православного мира. То есть, возможны инамного более широкие рамки партнерства, чем те, о которых мы говоримсегодня. Но сами мы должны быть достойным партнером. Казахстан - этогеополитическая Личность, а не инструмент для поддакивания. В сотрудничестве сРоссией мы реализуем красивый, логичный, стройный собственный Проект. И скажемчестно: в одиночку нам его не потянуть. Поэтому наша заинтересованность всильном партнере - не деликатная, а искренняя.

 

Все, что нам необходимо -Сложение Сил. Экономика здесь и вправду вторична, что с той или иной долейоткровенности признается всеми заинтересованными сторонами.

 

Схема проста: Казахстанподдерживает Россию на Западе, Россия поддерживает Казахстан на юге. ОппонентыРоссии выстраивают дугу Набукко, где экономика опять же не первостепенна.Скорее это смычка Европы, Закавказья и ЦА. В этом проекте казахские активыи трансферные возможности крайне важны, к тому же они дают дальнейший выход наКитай. Для России это равнозначно южной Анаконде, энергетическому фиаско.Казахстан мог бы ощутимо поднять свою текущую себестоимость, пойдя навстречутаким планам, но Казахстан этого не делает. И такая поддержка России намногоценнее формально-бюрократических "таможенных союзов".

 

Мы отказываемся отсобственной роли в Европе, отказываемся от сырьевой диверсификации. Мы отдаеминициативу на этом направлении Москве и играем в ее интересах. "Казахскаянефть идет в Европу под российским флагом". Это геополитический выбор,создающий возможности на юге. Где Россией ответным образом признается зонаказахских интересов (республики ЦА) и Россия действует в соответствии синтересами Казахстана. Китайское направление - отдельная тема, но мыдоговоримся. Раз начнем говорить по существу и строить подлинное, а несаммитное партнерство, то договоримся уже о многом.

 

Мы не против таможенныхсоюзов или иных форм межгосударственной кооперации. Мы только за то, чтобы закаждым актом, подписанным Казахстаном, просматривался очевидный иоднозначный национальный интерес. Наши требования немногочисленны и просты,но их нельзя пересмотреть или минимизировать. Наш народ должен жить в этоммире, а не стать инструментом реализации чужих амбиций, в конечном счете -пешкой в чужой игре.

 

http://toiganbayev.kz/node/308 

 

 

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение