Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Абхазия 200 лет назад: из истории присоединения к России.

18.02.2010

Автор:

Теги:

                                                           Л.И.Цвижба, к.и.н. РГГУ

            

        Интеграция Абхазии в Россию была закономерным процессом, так как в начале Х1Х века Россия укрепилась уже в Западной Грузии, а владетель  Абхазии Келеш-бей Шервашидзе (Чачба) искал пути сближения с Россией, несмотря на то, что в Сухуме стояло турецкое войско.

         Акт присоединения Абхазского княжества к России в 1810 г. не означал, что население его приняло безоговорочно. Реально, процесс вхождения растянулся еще на 60 лет. Это время было трагическим для абхазского народа, т.к. многократно в различные уголки приходили военные отряды, которые приводили не только к покорности население Абхазии, но и выселению за пределы родины.

        Абхазское княжество состояла из пяти округов – Самурзаканского, Цебельдинского, Абхазского (Сухумского), Абжуйского и Бзыбского.

        Род Шервашидзе был главенствующими в Абхазии. Еще Келеш-бей Шервашидзе, «находясь под непосредственным покровительством Порты Оттоманской»,  сделался сильнейшим в Абхазии. Он неоднократно совершал набеги на соседние владения, в частности, на Мегрелию, но, потерпев ряд поражений, стал искать пути сближения с  владетелем Дадиани. Так, он женил своего сына Сафар-бея (Георгия) на княжне мегрельской Тамаре Кациевне[1].  

        Предпочтение, оказанное Келеш-беем Сафар-бею, а также вступление его в тайное сношение с русским правительством, восстановили против него Порту, по наущению которой в 1808 г. он был убит собственным сыном Аслан-беем. В этот трагический час вместе с ним погибли два его младших сына – Ростом-бей и новорожденный (еще и не имевший имени)[2].

       Справка: Келеш-бей Шервашидзе был женат дважды. От первой жены, которая происходила из знатного рода, были сыновья Аслан-бей, Гассан-бей, Батал-бей и Теер. Вторая жена, мать Сафар-бея (Георгия) была дочерью крестьянина по фамилии Лейба[3].

         17 февраля 1810 г. Манифестом Александра 1 Абхазия вошла в состав Российской империи[4].

        Главным абхазским владетелем царское самодержавие признало Георгия (Сафар-бея) – сына князя  Келеш-бея Шервашидзе. Георгий был произведен в чин генерал-майора, а его сын Дмитрий взят в 1812 г. на воспитание в Пажеский корпус[5].

        Присоединение Абхазии к России было подкреплено занятием русскими войсками крепости Сухум-кале, в котором располагался турецкий гарнизон. Во время боев, 11 июля 1810 г., крепость была сильно разрушена, особенно с морской стороны, откуда шла русская эскадра. Турецкий гарнизон большей частью бежал в горы, поэтому в плен попало 78 человек, потери русской эскадры составили: 95 человек убитых и 86 – раненых[6].

      В сухумской крепости спешно начаты строительно-восстановительные работы, для скорейшего завершения которых было послано 1000 человек. В скором времени в Сухум прибыл Георгий Шервашидзе для принятия своего наследственного владения[7].  Братья Георгия – Батал-бей и Гассан-бей Шервашидзе «со всем своим родством» прибыли и изъявили свою «преданность России», а вмести с ними просили «покровительство» и жители окрестности Сухума. Власть владетеля Георгия Шервашидзе (а в последствии его сыновей Дмитрия и Михаила) над народом абхазским была «ничтожной», так как русский отряд, оставленный при владетеле «обеспечивал требование и власть» владетеля в «собственно принадлежащих» ему деревнях, которые находились в Бзыбском округе.  Георгий спокойно нес звание владетеля Абхазии, жил в Бзыбском округе и, не входя ни с кем в распри, умер 19 февраля 1821 г.[8]  

         Ситуация с владетелями была непроста, в первую очередь, для них самих, т.к. один из сыновей Келеш-бея - Гассан–бей оказывал заметное влияние не только на своих братьев Батала и Тера, но и на двоюродного брата Али-бея, владения которого находились в Абжуйском округе, а также и на князей Цебельдинского округа Маршани, что приводило к расслоению общества и междоусобице. Разделение жителей Абхазии было наруку отцеубийце Аслан-бею и его покровителям из Порты. Они увеличивали число своих приверженцев, надеясь вооружить народ, как против владетеля, так и против русских.

       Георгий Шервашидзе в рапорте на имя Александра 1, после заключения Бухарестского мира (1812 г.), писал, что «некоторые его родственники-магометане, то есть сторонники турецкой ориентации, мечтают о возвращении Сухумской крепости Турции, склонив к этому часть абхазского дворянства и, пригласив турок, пытаются произвести бунт». И чтобы «Абхазское княжество не отошло по-прежнему во владение турецкого султана», владетельный князь просил о военной помощи, на что последовало высочайшее соизволение[9].

        Враждебное отношение ряда абхазских феодалов к русским чиновникам особенно проявилось в 1821 г., после смерти Георгия Шервашидзе.  Дмитрий был еще в Петербурге. Пользуясь его отсутствием, феодалы, подстрекаемые Аслан-беем, турецкими агентами и Гассан-беем, вооружившись против русских, поддержавших права законного наследника, готовились завладеть уездом  владетельного дома и утвердить владетелем брата Георгия Гассан-бея. Начавшийся бунт подавлен отрядом М.Д. Горчакова. Дмитрий возведен на престол с награждением чином полковника[10].  Гассан-бей, обвиненный в «злоумышленности против Российского правительства», сослан в Сибирь, где находился до 1827 г. С возвращением его в Абхазию, он «не только не предпринимал ничего вредного против пользы правительства», но напротив, с небольшой своей абхазской дружиной служил с отличием в отряде генерал-майора К.О.Гессе и дослужился до чина майора и пенсиона ежегодного в 600 руб. серебром[11].

        Недолго правил Дмитрий Абхазией, так как был отравлен 28 октября 1822 г. в собственном доме слугой.  По свидетельству матери владетеля, княгини Тамары, Дмитрий,  действительно был отравлен слугой, что «сей злодей, спустя несколько времени после смерти князя Дмитрия, покушался отравить князя Михаила и брата его Константина»[12].

        После смерти Дмитрия владетелем утвержден его брат Михаил. Он произведен в чин майора с ежегодным жалованьем в  одну тысячу рублей серебром[13].

       Число недовольных утверждением владетелем Михаила росло и в 1824 г. в Абхазии произошло восстание, которое было направлено как против русского владычества, так и против местной власти. Для спасения себя и своего семейства, мать владетеля Абхазии Тамара вынуждена была оставить местопребывание свое в селе Соуксу (с.Лыхны Гудаутского района Абхазии –Л.Цвижба) и искать убежище в крепости Сухум, а затем, согласно «распоряжению начальства переехать в Редут-кале»[14].  Михаил заперся в небольшом укрытии близ Соуксу вместе с находившимися при нем двумя ротами русских войск, которые были оставлены для охраны владетельского дома.

       Восстание было подавлено отрядом  генерала М.Д. Горчакова, который действовал «огнем и мечом, щадя лишь дом владетеля»[15]. После усмирения восставших, часть абхазских дворян со своими людьми подались в Турцию, но из оставшихся, «130 князей и дворян», которые примкнули во время восстания к Аслан-бею, «принесли торжественную присягу на верность русскому царю»[16].

        Права абхазского владетеля Михаила Шервашидзе признавались, но власть его над народом была «почти ничтожной», особенно над исповедующими магометанскую веру, число которых составляло «около двух третей всего народа»[17]. Абхазия была разделена на враждующие лагери:  Бзыбскому округу с владетелем Абхазии противостояли другие округа.

       Князь Гассан-бей (Сухумский округ) имел значительное влияние на народ, старался помирить враждовавших, но владетель Михаил оставался «непреклонным в своем намерении наказать мятежников, если они добровольно не согласятся явиться к нему в Соуксу». Михаил и Гассан-бей также враждовали между собой. Михаил, как владетель, не хотел слушать советов дяди, а Гассан-бей, «будучи важнейшим из князей Абхазии» по своему происхождению, считал унизительным повиноваться младшему, имеющему меньше влияний на народ, чем он[18].

       Междоусобица князей абхазских происходила на фоне острой политической борьбы России, Турции, Ирана, Англии, Франции за обладание Черноморским побережьем Кавказа. Турецкие агенты ловко использовали непризнание большинством абхазских князей царского самодержавия, тем более, что многие абхазские феодалы были протурецки настроены. Они легко поддавались на агитацию против своих же братьев, принявших подданство России.

        Главнокомандующий Отдельным Кавказским корпусом г.-ф. И.Ф. Паскевича в донесении военному министру А.И.Чернышеву (1830 г.) отмечал, что «может наступить необходимость решить вопрос: нужно ли будет для прочного спокойствия в Абхазии и пользе российского правительства поддержать князя Михаила Шервашидзе главным владетелем Абхазии, которая ему никогда не повиновалась или оставить его только владетелем Бзыбского удела, не подчиняя ему прочих удельных абхазских князей». И если бы «к предупреждению дальнейших беспокойств и кровопролитий обстоятельства потребовали исполнить сие последнее, то желал бы иметь в виду предварительное на то высочайшее разрешение», на что последовал ответ императора Николая 1 от 7 июля 1830 г.: «Я разрешаю г[енералу] Паскевичу действовать по его усмотрению, поступая со всею возможною справедливостью»[19]. 

        О том, что власть владетеля Михаила Шервашидзе над собственным народом была незначительной, отмечали неоднократно военные чиновники в Абхазии. Он «при всем желании не мог содействовать правительству к прочному водворению спокойствия в Абхазии» и к покорению остальных прибрежных горцев, «не имеет к тому ни достаточных средств, ни нужного влияния на народ, желающий сохранить право свое на разбой и хищничество»,- писал командир Отдельного кавказского корпуса г.-а. Г.В. Розен в секретном рапорте на имя военного министра А.И.Чернышева в 1834 г[20].

       Такая характеристика владетелю Абхазии Михаилу Шервашидзе уместна лишь для первых 10 лет его правления, так как в последующие 30 лет он проявит себя совершенно по-другому. При нем будут окончательно покорены высокогорные Дал, Цебельда, Псху, Ахчипсху, Аибга, Гбаада, куда неоднократно поднимались вооруженные отряды, которые он возглавлял. Способствовал принятию присяги на верность России джикетов убыхов, шапсугов. Определенную роль сыграл в Крымскую войну, когда стало необходимостью вывод русских гарнизонов (всего пять батальонов Черноморской береговой линии) из Абхазии. Командование над войском было возложено на Михаила Шервашидзе. Эти и другие заслуги владетеля Михаила перед Россией не повлияли на то, чтобы сохранить Абхазское княжество в автономном статусе в составе Империи. Кроме того, ему была уготована ссылка в Воронеж в 1865 г., где вскоре скончался от болезни.



[1] РГВИА. Ф.846. Оп.16. Д.6312. Л.14 об.

[2] Там же. Л.15.

[3] Там же. Л.4.

[4] АКАК. Т.4. Тифлис. 1866. С.763-764.

[5] РГВИА. Ф.846. Оп.16. Д.6239. Л.4; Ф.414. оп.1. Д.301. Л.7.

[6] Там же. Д.6186. Ч.4. Л.240-241.

[7] Там же. Д.6186. Ч.4. Л.242; Ф.414. оп.1. Д.301. Л.7.

[8] Там же. Д.6312. Л.15 об.

[9] Дзидзария Г. А. Махаджирство и проблемы истории Абхазии  Х1Х столетия. Сухуми, 1975. С.40.

[10]  Торнау Ф.Ф. Воспоминания кавказского офицера. М., 1864. С.8.

[11] РГВИА. Ф.414. Оп.1. Д.301. Л.7; Ф.846. Оп.16. Д.6239. Л.5.

[12] Там же. Ф.482. Оп.1. Д.39. Л.7 об., 8 об.

[13] Там же. Л.2.

[14] Там же. Ф. 846. Оп.16. Д.6312. Л.16.

[15] Там же. Ф.414. Оп.1. Д.301. Л.8.

[16] Дзидзария Г.А. Указ. соч. С.54.

[17] РГВИА. Ф.414. Оп.1. Д.301. Л.8 об.

[18] Там же. Ф.846. Оп.16. Д.6239. Л.9.

[19] Там же. Л.1,7.

[20] Там же. Д.6312. Л.17-17 об.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение