Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Казахстан и актуальные вопросы геополитики Южного Кавказа

13.02.2010

Автор:

Теги:

 

Интервью директора Центра актуальных исследований «Альтернатива» Андрея Чеботарева газете «Будни недели» (Азербайджан) за 4.02.2010 г. (оригинальный текст см. на http://www.hafta-ichi.com/newv/2010/02/04/read=48112)

- В феврале председатель ОБСЕ Канат Саудабаев прибудет в страны Южного Кавказа? Что Вы ожидаете от его визита?

- Еще 14 января этого года на пресс-конференции в Вене (Австрия) по итогам заседания постоянного совета ОБСЕ, в ходе которого фактически состоялось вступление государственного секретаря - министра иностранных дел Республики Казахстан Каната Саудабаева в должность действующего председателя ОБСЕ, он заявил о том, что Казахстан намерен внести посильный вклад в разрешение «затянувшихся конфликтов» на Южном Кавказе.

В ходе предстоящего турне Саудабаев намерен посетить Азербайджан, Армению и Грузию. Тем самым он четко демонстрирует соответствующие приоритеты казахстанского председательства в ОБСЕ. Вместе с тем самое большее, что он сможет в данном случае сделать, это, скорее всего, выслушать и обсудить с главами трех южно-кавказских государств их собственные позиции по конфликтным ситуациям соответственно вокруг Нагорного Карабаха, Абхазии и Южной Осетии. Хотя возможно, что у Саудабаева на момент визита уже будут подготовлены определенные предложения по урегулированию данных конфликтов, которые он представит со своей стороны.

Во всяком случае, после консультаций с посетившими с рабочим визитом Астану 22 января сопредседателями Минской группы ОБСЕ Саудабаев посетит Баку и Ереван максимально подготовленным к обсуждению вопросов по решению нагорно-карабахской проблемы. К тому же определенную позицию ему позволят обозначить результаты проведенных 25 января в Сочи переговоров президентов Армении и Азербайджана при посредничестве их российского коллеги.

Несколько сложнее Саудабаеву будет вести аналогичные переговоры в Тбилиси, поскольку речь идет о конфликтах не двух равноправных государств, а полноправного государства с отделившимися от него территориальными образованиями, по сути дела «мятежными провинциями». К тому же здесь нельзя будет не учитывать фактор российского участия в данном конфликте. Разве что у Казахстана в этом случае появляется хороший шанс попытаться выступить официальным посредником в отношениях между Грузией и Россией.

Так что, с одной стороны, визит действующего председателя ОБСЕ в страны Южного Кавказа нельзя рассматривать как «дежурный». Однако, с другой стороны, по его результатам не следует ожидать каких-либо серьезных сдвигов по урегулированию военно-политических конфликтов в данном регионе.

- Как Вы думаете, в качестве председателя ОБСЕ Казахстан поможет урегулировать конфликт вокруг Нагорного Карабаха или нет?

- Скорее всего, Казахстан примет самое активное участие в процессе урегулирования данного конфликта. Возможно, что в силу своего должностного статуса он внесет определенные коррективы в деятельность Минской группы. Можно будет также инициировать проведение под эгидой ОБСЕ специальной конференции по Нагорному Карабаху с участием всех заинтересованных сторон.

Примечательно, что Канат Саудабаев утверждает о наличии у Казахстана некоего «дополнительного ресурса» для разрешения этого и других конфликтов на Южном Кавказе, основанном на знании истории этих конфликтов, ментальной близости Казахстана ко всем конфликтующим сторонам и высоким авторитетом среди них президента республики Нурсултана Назарбаева.

Однако все это даже вместе взятое в лучшем случае позволит избежать в ближайшей перспективе вероятность эскалации напряженности между Баку и Ереваном. Очень многое здесь все же зависит от настроений и действий данных стран, их народов и особенно лидеров по отношению друг к другу. И ничье посредничество определяющего значения в урегулировании нагорно-карабахского конфликта иметь не будет.

- Как Вы оцениваете роль России в процессе урегулирования конфликта вокруг Нагорного Карабаха?

- Россия оказалась в довольно сложном положении. С одной стороны, есть Армения, являющаяся практически ее единственным военно-политическим союзником на Южном Кавказе. С другой стороны, есть и Азербайджан, развитие отношений с которым у нее идет поступательным образом. К тому же Баку и Москву объединяет близость позиций по каспийскому вопросу. Поэтому России приходится не просто лавировать между интересами двух этих стран, но еще и делать это так, чтобы не навредить собственным стратегическим интересам в данном регионе.

Вместе с тем в отличие от Абхазии и Южной Осетии напряженность вокруг Нагорного Карабаха не является прямой угрозой национальной безопасности России. Поэтому, если смотреть на вещи объективно, нагорно-карабахский конфликт не относится к злободневным темам для России. Возможно даже, что в определенной степени выступление в качестве посредника между Баку и Ереваном удобно для Москвы. С одной стороны, не нужно за что-то сильно беспокоиться и брать на себя максимальную ответственность. А, с другой стороны, сохраняется и растет миротворческий имидж, что после военно-политического конфликта с Грузией весьма актуально для России.

Тем не менее, нужно отдать должное России за предпринимаемые попытки хотя бы только просто усадить противостоящие друг другу стороны за стол переговоров. Что и было, кстати, продемонстрировано в ходе прошедшей на днях встрече президентов трех государств в Сочи. Понятно, конечно, что ничего просто так Россией здесь не делается. Но в целом от нее, равно как и от других действующих и возможных посредников, ничего по сути дела и не зависит в данном вопросе.

- Что Вы можете сказать по поводу возможности избрания Турции четвертой страной - сопредседателем Минской группы ОБСЕ?

- В принципе, это был бы оптимальный шаг на фоне нормализации взаимоотношений между Турцией и Арменией. При этом Анкара, если она захочет поставить такой вопрос в повестку дня, может рассчитывать на поддержку Астаны как председателя ОБСЕ. Другое дело, что с точки зрения влияния на процесс урегулирования нагорно-карабахского конфликта эта мера в случае ее реализации преимущественно будет иметь не столько политическое, сколько организационно-техническое значение.

- Что несет Азербайджану активное продвижение США на Южном Кавказе и укрепление этой державы на Каспии, которое наблюдается в последнее время?

- Все здесь зависит, во-первых, от того, в качестве кого хотят видеть США Азербайджан в рассматриваемой перспективе. Одно дело, к примеру, когда Баку выступает для Вашингтона союзником по борьбе с международным терроризмом или урегулированию ситуации в Афганистане, в том числе путем предоставления своей территории и воздушного пространства для транспортировки американских военных грузов в эту страну. И совсем другое, когда Азербайджан представляется в планах Пентагона и НАТО как своего рода плацдарм для оказания военно-политического воздействия на Россию и Иран.

А, во-вторых, что самое важное, кем для США хочет быть сам Азербайджан. Очевидно, что без его участия проникновение американцев в южную часть Каспийского бассейна просто невозможно. Вместе с тем фактор риска серьезного обострения отношений Баку с Тегераном все же является сдерживающим для первого из них от действий, благоприятствующих продвижению позиций Вашингтона в данном регионе.

- Осуществление газовых транскаспийских проектов создает напряженность на Южном Кавказе. Как далеко может зайти противостояние по этому вопросу между Западом и Россией?

- Мне кажется, что данная тема излишне искусственно политизирована. Безусловно, что строительство и последующий запуск того или иного газопровода ударит по экономическим и геополитическим интересам конкурирующей стороны. Однако сегодня в силу ряд причин реализация проектов «Nabucco» и Прикаспийского газопровода, лоббируемых соответственно Западом и Россией, фактически застопорилась. Складывается такое впечатление, что у основных инициаторов этих проектов есть только интересы, которые ими движут, но нет твердости и принципиальности в том, чтобы неуклонно продвигать поставленные здесь цели.

В целом, оба рассматриваемых проекта несут в себе как определенные плюсы, так и минусы, включая определенные политические и экономические риски. Но, думаю, что конкуренция их инициаторов все же не дойдет до такого уровня, когда надо будет использовать силовые методы воздействия друг против друга. Тем более, что строительство данных газопроводов представляет собой долгосрочный процесс.

- Минувший год был ознаменован целым рядом важных событий для Казахстана. Как, на Ваш взгляд, на сегодняшний день определяется его внешняя политика? По каким принципам Казахстан ищет себе союзников?

- Основными факторами, которые в значительной степени будут определять внешнюю политику Казахстана, во всяком случае в течение 2010 года, являются его председательство в ОБСЕ и участие в Таможенном союзе. Кроме того, уже в этом году будет вестись деятельность по подготовке к председательству республики в Организации Исламская конференция (ОИК) в 2011 году.

В целом, Казахстан сохраняет свою приверженность принципам многовекторности своего внешнеполитического курса. Вместе с тем в зависимости от влияния определенных факторов, например, геополитического воздействия, обуславливающего формат взаимоотношения с теми или иными внешнеполитическими партнерами на долгосрочную перспективу, или необходимость решения конъюнктурных задач краткосрочного характера, данная многовекторность часто повергается тем или иным коррективам. В этом отношении общеполитический приоритет фактически имеет уклон в сторону России. А, например, по линии международного сотрудничества в энергетической сфере в последнее время преобладают отношения с Китаем. Хотя, с другой стороны, нельзя сказать однозначно, что внешняя и внешнеэкономическая политика Казахстана всецело идет в русле интересов этих или каких-либо других «игроков» на международной арене.

- Какие события станут в 2010 году ключевыми в казахстанско-азербайджанских отношениях?

- Безусловно, что Казахстан будет искать поддержку Азербайджана своих инициатив в рамках ОБСЕ. Тогда как Баку ожидает от Астаны содействия в процессе урегулирования его конфликта с Ереваном. Своей актуальности в отношениях между двумя странами не утрачивают и вопросы их политического и торгово-экономического сотрудничества в контексте Каспийского моря. Это касается продолжения совместной деятельности по решению вопросов о правовом статусе Каспия, сохранении и использовании биоресурсов моря, а также создании Казахстанской каспийской системы транспортировки (ККСТ), предназначенной для экспорта казахстанской нефти в Азербайджан и оттуда - за рубеж по нефтепроводным маршрутам, включая Баку-Тбилиси-Джейхан.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение