Россия, Москва

info@ia-centr.ru

У Аблязова есть партнеры в стране

10.02.2010

Автор:

Теги:


Автор: Алексей ВЛАСОВ

Обнародование документов, компрометирующих Тимура Кулибаева, выгодно не только и не столько Мухтару Аблязову. Вполне вероятно, что «войну» против среднего зятя Нурсултана Назарбаева развязал кто-то внутри страны, считает российский политолог Алексей Власов.

- Алексей Викторович, как вы полагаете, для чего Мухтар Аблязов открыл очередной информационный фронт, обнародовав скандальные документы по «Актобемунайгазу»?

- Я вообще не уверен, что главная тема — Аблязов против Кулибаева. Мне кажется, это внешний образ конфликта. Вполне возможно, что в бэкграунде темы глубокие скрытые противоречия внутри казахстанской элиты. Аблязов использовал ситуацию для того, чтобы «переформатировать» свои позиции, сменить повестку дня. Можно предположить, что он оказался нужен некоторым влиятельным игрокам в качестве человека, который нанесет удар по Тимуру Кулибаеву. Кто эти игроки — можно рассуждать до бесконечности, но, вероятно, что Аблязов включился в игру только на втором этапе.

- А что было на первом этапе?

- А на первом этапе какие-то серьезные люди решили использовать эту тему для дискредитации Тимура Кулибаева.

- Какую тему?

- На которую были опубликованы, в том числе в вашем издании, определенные документы. Есть несколько версий по поводу того, откуда могли появиться эти документы. Первая версия — материалы идут со стороны венского сидельца, и никто внутри Казахстана в этом не задействован. Мотив у него мог быть таким: испытывая довольно явную личную неприязнь к Тимуру Кулибаеву, в тот момент, когда пошли разговоры о его возможно скором назначении на пост премьера, изгнанник решил сыграть на опережение. Но вероятность этой версии я бы оценил меньше 50%.

- То есть большая вероятность у версии, что документы слил кто-то из Казахстана?

- Все, о чем мы сейчас говорим — это все на уровне домыслов, основанных на анализе отнюдь не официальной или даже инсайдерской информации. Но мне все-таки кажется, что документы — это реакция изнутри, и, следовательно, такая версия более реальна, чем вариант с Алиевым. Хотя его исключать ни в коем случае нельзя.

- «Реакция изнутри» на какое событие?

- Тимур Кулибаев готовился к переходу в новое качество, ибо вполне вероятно, что в Ак Орде его кандидатура серьезно рассматривалась наравне с Мусиным, и до сих пор рассматривается как фигура на пост премьера в случае ухода Масимова. Кого-то не устраивает такой расклад, а потому был нанесен упреждающий удар. Такая версия возможна.

- Можете ли вы оценить последствия этого удара?

- Мне кажется, что в первом варианте все сойдет «на нет», останутся только какие-то отдельные неприятные моменты по имиджу, то есть распиарить этот скандал дальше будет довольно сложно. Остается небольшая вероятность того, что некие силы попытаются дать делу ход. Вот, например, сообщение: «Генпрокуратура не собирается возбуждать уголовное дело по указанным М.Аблязовым сведениям: «Речь идет об экономических и коррупционных преступлениях, это является компетенцией финполиции. Мы будем ждать решения, которое примет агентство».

Любопытная реакция. Вот и посмотрим, что скажет финпол. Хотя мне все-таки кажется, что слишком много не только внутренних, но и внешних участников интриги заинтересовано в том, чтобы минимизировать ее информационные издержки.

- Например?

- Давайте попытаемся рассуждать таким образом. В Казахстане неожиданно начались дискуссии вокруг Доктрины национального единства, далее — антикитайские митинги, затем скандал с Тимуром Кулибаевым. Есть ощущение, что некие силы пытаются расшатать внутреннюю стабильность. А год-то этот — непростой. Проблема отношений с Китаем, равно как и дискуссии вокруг доктрины национального единства — это не тема для ОБСЕ. В ОБСЕ это никого не заинтересует. А вот устойчивость, внутренняя стабильность в государстве, которое является председателем ОБСЕ, это серьезно.

Кроме того, год еще и юбилейный. Естественно, госчиновники хотят, чтобы настроение у юбиляра было праздничным. Ничего из того, что сейчас происходит, не похоже на благостную картину, написанную радужными красками. Поэтому я думаю, что все усилия будут приложены и все механизмы задействованы для того, чтобы минимизировать информационные последствия этого скандала.

То есть об этом скандале писать будут все меньше и меньше... Если только финпол не сделает какое-нибудь уж совсем экзотическое заявление.

- То есть первый механизм — запретить рассказывать о нем СМИ?

- Да. В «Курсиве» уже даже сменили главного редактора. Далее подключат внешние механизмы. И это будет сделать довольно просто, поскольку, несмотря на титанические усилия Алиева, большого интереса к теме Казахстана и тем более к внутренним казахстанским разборкам нет. Ну, много ли людей знают на Западе, кто такой Тимур Кулибаев или кто такие «южане»? Отсюда, через специально обученных людей, которые занимаются лоббированием интересов Казахстана, информационно погасить скандал по неформальным каналам, нетрудно. Думаю, так и будут делать.

- Что-то мне подсказывает, не в нынешнем знаменательном году дело...

- Это, конечно, образ — «юбилейный год», не более того. Действительно, ничего случайно не происходит. Нынешняя ситуация — это продолжение долгосрочного тренда. Кому-то удобно держать все базовые фигуры в подвешенном состоянии. Никто не усиливается настолько, чтобы представлять собой явного преемника по потенциалу, авторитету, степени влияния. Теперь уже на каждого есть не то чтобы компромат, но какие-то черные точки в биографии, публично озвученные, которые при случае могут сыграть в минус, а не в плюс.

Но не менее важен и вопрос баланса. Нельзя допустить перерастания внутриэлитного конфликта в фазу полного хаоса. Кстати говоря, по идее, выходом из этой ситуации, довольно тревожной для казахстанской элиты, должна была бы стать не конфронтация, а тактические союзы.

- Вы считаете, это возможно в тех «боевых» условиях, в которых живет элита?

- Конечно, есть непримиримые враги, но ведь война-то идет фактически всех против всех. Война не на уничтожение, конечно, но при случае никто компромат не придержит, выпустит в свет. Это, наверное, психологическая какая-то проблема. Людям физически трудно договариваться.

Неспособность договариваться внутри элиты, в итоге и приводит к такого рода ситуациям, я бы сказал, совершенно несоответствующим ни имиджу страны, ни (вспомним любимое слово президента) стабильности и новым задачам модернизационного развития, которые он озвучил в своем послании.

- Получается, надо устанавливать новые правила игры для высших чинов и требовать неукоснительного их соблюдения?

- Да. Позволю себе напомнить, что начиная с 2007 года, когда «ушли» Рахата, ни одного года не обходилось без скандалов и информационных войн с участием разных персонажей. То есть раньше в элите работал фактор сплочения «против Рахата», потом он исчез. И сразу возникла ситуация хаотической борьбы, противостояние клановых группировок, ожесточенная борьба друг против друга, что и привело к политическому дисбалансу.

- А может ли фигура Кулибаева стать тем самым «фактором сплочения»?

- Многое зависит от политических итогов сегодняшнего скандала. Полагаю, что Кулибаева рано списывать со счетов, как некоторые уже поспешили сделать, и если моя версия верна, то потери для него определенные будут, но в принципе он сохранит свои позиции как ключевая фигура. Хотя процесс продвижения наверх заметно упадет в темпе. Поэтому ему будет необходимо вступать в определенные тактические союзы.

- Вы думаете, элиту не насторожит, что по его желанию, как по мановению волшебной палочки, большинство СМИ удалось закрыть рот, впаяв иски и наложив аресты на все, где есть упоминание имени Кулибаева?

- Конечно, скорость беспрецедентна. За один день все решения были приняты! Но обратите внимание, Мухтар Аблязов выбрал формат для обнародования имеющегося у него материала, который был рассчитан на то, чтобы сделать его максимально публичным. Соответственно ответная реакция стороны такая — сделать все возможное, чтобы те каналы, через которые идет распространение этих материалов, стали максимально закрытыми. Каждое действие рождает противодействие.

- Между тем эти действия Тимура Кулибаева, точнее, оперативная реакция на его иск суда, вынесенные абсурдные решения привели к тому, что в Казахстане совершенно четко появилась цензура...

- Жесткая цензура — это когда есть постоянно действующие каналы, перекрывающие любую возможность распространения неугодной информации. Пока существуют враждующие финансово-политические группы, как вы понимаете, это невозможно. И это для Казахстана, как ни парадоксально, плюс. Как и в России, в Казахстане даже официальная цензура не перекроет возможности для распространения политической информации в СМИ. Куда же без черного пиара?

- А как вы полагаете, кто сделает следующий ход?

- Осталось дождаться реакции на скандал в тех странах, которые косвенно оказались вовлечены в него. Аблязов сделал первый ход, обозначив себя как партнера кого-то из тех, кто начал эту игру против Кулибаева. Как будут развиваться события дальше, сложно предугадать. Партия, похоже, только в самом начале.

Записала Евгения МАЖИТОВА

Республика 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение