Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Характер функционирования казахского языка в политической лексике, политическом дискурсе Казахстана

04.02.2010

Автор:

Теги:




Предварительно проясним понятийный аппарат, используемый нами в данной статье. В статье мы придерживаемся следующего распространенного определения политической коммуникации. Политическая коммуникация представляет собой процессы выработки, передачи и обмена политической информацией, которая структурирует политическую деятельность и придает ей новое значение. Политическая коммуникация является, с одной стороны, информационной базой политического процесса, т.е. в нашем случае информацией об уровне поддержки в широких кругах и конкретных социальных группах общества, с другой стороны, в этом процессе происходит политическая социализация членов общества. Не случайно, политическую информацию определяют также как «совокупность знаний, сведений, сообщений о явлениях, фактах и событиях политической сферы общества».



Фактологическая сторона казахскоязычных выступлений государственных деятелей перед народом несколько отличается от русскоязычных обращений.



Под политическим коммуникационным пространством принято рассматривать пространство циркуляции политической информации. Средой переноса этой информации рассматривают масс-медийное пространство (пресса, радио, телевидение, Интернет) и различные политические события, форумы (выборы, митинги, круглые стола, конференции и т.д.). Принято выделять 3 уровня реализации и осуществления политической коммуникации: посредством СМИ и других средств пропаганды, например, политической рекламы; посред­ством политических организаций, партий, движений, групп давления; посредством неформальных каналов личного общения. Присутствует еще один уровень политической коммуникации - выборный процесс, т.е. референдумы, митинги, забастовки и т.д.



В ходе исследования роли и места казахского языка в политической коммуникации нами был выбран первый уровень политической коммуникации, выявляющий характер циркуляции казахскоязычной политической лексики и политического дискурса в средствах массовой информации, поскольку практически все политические события и форумы воспроизводятся в СМИ. Иначе они не были бы источником политической информации1.



Таким образом, предметом нашего анализа места, роли и характера функционирования казахского языка в политической коммуника­ции стали выступления политиков в СМИ, их политические публикации в них, а также выяснение проблем, уровня развития казахскоя-зычных средств массовой информации, их место и роль в казахскоязычной политической коммуникации. В ходе исследования нами были проанализированы 46 официальных выступлений Президента, членов Правительства, руководителей областных и районных администраций, 24 статьи, обращений, выступлений лидеров оппозиции. Анализ данных текстов основывался на использовании метода «контент-анализ», методов семантики, синтактики и прагматики.



В ходе проведенного анализа выяснилось следующее:

Во-первых, фактологическая сторона казахскоязычной части, казахскоязычных выступлений государственных деятелей перед народом несколько отличается от русскоязычных обращений. Казахскоязычные тексты в большинстве своем ориентируются не на аргументационное обоснование деятельности государственных деятелей (детальное приведение информации о реализуемых социально-экономических программах), а на мобилизацию поддержки через апелляцию к эмоциональной базе казахскоязычной ауди­тории слушателей. Причем в данном случае апеллируют к патриотическим чувствам казахскоязычной аудитории. Смысл обращения при этом конденсируется вокруг развития толерантности, единства казахского народа, заручаются посредством этого поддержкой широкого круга его представителей.



Так, например, в выступлении Президента страны Н. Назарбаева на XIV сессии Ассамблеи народа Казахстана ключевыми терминами казахскоязычной части этого документа являются слова: тәуелсіздік, ел, бірлік, татулық. В русскоязычном тексте же ключевыми терминами являются: «государство», «согласие», «казахстанский», «единство», подразумеваемое в смысле единства казахстанского народа. То есть в казахскоязычной части подразумевается казахская государственность, казахский народ, что есть апелляция к национальному самосознанию казахов, их ответственности за сохранение государственности, стабильности в межэтнической сфере, консолидирующей роли. Не случайно Президент страны Н. Назарбаев часто говорит о казахах, как о консолидирующем ядре казахстанской нации. Это, собственно, отражено в таких словах выступления Президента страны Н. Назарбаева на XIV сессии Ассамблеи народа Казахстана: «Мемлекет кұрушы ұлт ретінде қазақ халқына бүгінгі таңда зор тарихи жауапкершілік жүктеліп отырғанын тағыда атап айтам».



Кроме того, казахскоязычное обращение Президента страны Н. Назарбаев в этом выступлении кардинально отличается от русскоязычного. Если на русском в обращении говорится: «Уважаемые члены Ассамблеи! Дорогие гости!», то в казахском варианте говорится более доверительно: «Кұрметті отандастар! Ардақты ағайын!», то есть: «Уважаемые соотечественники! Дорогие братья!».



Следует отметить, что практически во всех ежегодных Посланиях Президента страны Н. Назарбаева и других его официальных выступлениях в казахскоязычной части употребляется термин «тәуелсіздік» (независимость). В то время как в русскоязычной части этих выступлений практически не используется термин «независимость».



Так, например, в выступлении Президента страны Н. Назарбаева на встрече со стипендиатами программы «Болашақ» в его казахскоязычной части, которая занимает 192 знака, слово «тәуелсіздік» встречается 3 раза, что означает его 1,5% представленность во всем этом казахскоязычном тексте. Между тем, в русскоязычной части этого выступления ни разу не используется слово «независимость».



В Послании Президента страны Н. Назарбаев на 2009 года в его казахскоязычной части 9 раз используется слово «тәуелсіздік». В то время как в русскоязычной части этого документа только один раз используется слово «независимость». При этом тут (если вычленять смысловую компоненту лингвистического треугольника «тәуелсіздік») подразумевается независимость казахской нации и сразу же следует обращение на казахском языке, адресованное к казахскому народу.



Вполне очевидно, что перед лицом кризиса который наиболее тяжело сказывается на социальном самочувствии казахского большинства (преимущественно из числа вчерашних и нынешних сельских жителей), в Послании Президента на 2010 год опять-таки будут буддироваться национальные чувства казахского народа, его национально-государственное самосознание.

Прагматический подход и семантический компонентный анализ ключевых терминов вышеприведенных официальных выступлений Президента страны Н. Назарбаева позволил прийти к выводу, что в политической коммуникации Казахстана существует разрыв между содержанием казахскоязычного и русскоязычного политического дискурса, так как идет искусственная линия огорожения от русскоязычной аудитории. В то же время на официальных мероприятиях, посвященных рассмотрению вопросов межэтнической сферы, как для казахскоязычной, так и русскоязычной аудитории воспроизводятся одинаковые принципы и аргументы, дается схожая политическая речь. По сути, политическая речь, воспроизводимая на казахском языке, выполняют функцию мобилизации национального и государственного самосознания казахского народа, как фундамента правящей власти.



В политической коммуникации Казахстана существует разрыв между содержанием казахскоязычного и русскоязычного политического дискурса, так как идет искусственная линия огорожения от русскоязычной аудитории.



В этой связи, усилившиеся в последнее время разговоры о казахском языке, национальном строительстве следует рассматривать как одну из мер отвлечения внимания казахскоязычной аудитории от социально-экономических проблем, с которыми столкнулось казахстанское общество сегодня. Иными словами, эксплуатация этнических и национальных чувств казахов стала обыденным явлением в политической практике руководства страны. Оно и понятно. Власть тем са­мым мобилизует поддержку своей деятельности со стороны казахскоязычной аудитории. Надо полагать, что такое наполнение, содержание политического дискурса с каждым годом будет усиливаться ввиду увеличения численности казахов в структуре населения республики. Не случайно, что оппозиционные партии в последнее время стали часто ориентироваться в своей деятельности на будирование проблем национального строительства, развития казахского языка, попутно стараясь охватить казахскоязычную аудиторию.



Подмена понятий и манипуляция массовым сознанием отчетливо проявляется в сельских регионах посредством телевидения и радио.



Подмена понятий и манипуляция массовым сознанием отчетливо проявляется в сельских регионах посредством телевидения и радио. В этой связи показательно, что когда в аулах, где преобладающее большинство по-прежнему составляют казахскоязычные жители, на такой вопрос, как: «Какие проблемы вас волнуют?» можно чаще всего услышать ответ: «Язык погибает». У людей на селе минимальные условия для жизни, а их волнует проблема языка.



Во-вторых, в ходе проведенного исследования выяснилось, что проблемные стороны политического процесса воспроизводятся преимущественно в русскоязычных официальных политических текстах, казахскоязычных оппозиционных и нейтральных СМИ, статьях и выступлениях оппозиционных деятелей. При этом казахскоязычные политические публикации акцентируют внимание в основном на рассмотрении национального вопроса, проблем развития казахского языка, бедности и безработицы в широких кругах титульного этноса. Так, по итогам проведенного Казахстанским центром гуманитарно-политической конъюнктуры мониторинга тематики публикаций республиканских и региональных СМИ выяснилось, что обсуждению проблем национального строительства и развития казахского языка посвящено значительное количество публикаций именно в казахскоязычных СМИ. Эта тематика заняла 34% всех публикаций. Социально-экономическим проблемам и деятельности властей на данном направлении уделяется внимание в 42% публикациях. Причем в оппозиционных казахскоязычных изданиях этим темам от их общего количества уделено внимание, соответственно, в 38% и 46%. При этом, так или иначе это делается в аспекте социально-экономических проблем села, где, как известно, доминируют этнические казахи. Однако в русскоязычной прессе этим темам отведено, соответственно, 14% и 44% публикаций.



Аналогичные результаты показывает качественный и количественный анализ периодических публикаций в центральных и региональных средствах массовой информации на предмет выяснения отношения республиканских СМИ и СМИ города Алматы к проблемам внутренней миграции, проведенный экспертами Казахстанского центра гуманитарно-политической конъюнктуры по одному закрытому проекту. Не вдаваясь в подробности, отметим лишь, что по данной про­блематике, насущной для казахстанского общества «лидируют» именно казахскоязычные СМИ. Если в русскоязычных СМИ данной тематике уделено внимание 38% отобранных нами для анализа публикаций, то в казахскоязычных СМИ этот показатель составил 62%.



Выяснилось, что восприятие, или тональность по отношению к проблемам внутренних мигрантов имеет широкий разброс в языковом разрезе СМИ. Казахскоязычные СМИ более сострадательно и сопереживающее (позитивно - 45%) относятся к проблемам внутренних мигрантов, чем русскоязычные средства массовой информации (позитивно - 14%). В данном случае под позитивным восприятием проблем внутренних мигрантов мы имеем в виду не только сострада­тельное отношение, но также и оппонирование официальной политике муниципальных властей Алматы по разрешению социально-экономических трудностей, прибывающих в город мигрантов из различных регионов Казахстана.



В то же время 37% казахскоязычных СМИ, преимущественно провластного толка, занимают нейтральную позицию по отношению к проблемам внутренних мигрантов. Среди русскоязычных СМИ аналогичный показатель составил 42%. В данном случае под нейтральным отношением мы подразумеваем нейтральную позицию по отношению к реализуемой политике властей по разрешению проблем внутренних мигрантов.



Эксплуатация этнических и национальных чувств казахов стала обыденным явлением в политической практике руководства страны.



Кроме того, «нейтральное отношение» здесь означает нейтральное восприятие таких фактов из жизни г. Алматы как совершение более 50% преступлений, при­бывающими в город внутренними мигрантами (умеренное осуждение внутренних мигрантов, рассмотрение данного процесса как объективного следствия их социально-экономических проблем). «Негативное отношение» к проблемам внутренних мигрантов здесь означает негативную оценку внутренней миграции в г. Алматы, отношение к ней как к процессу, ущемляющему права коренных горожан, увеличивающему криминогенность города, его культурную деградацию. По данному параметру русские СМИ почти в четыре раза (11%) опережают казахоязычные СМИ (3%).



«Сбалансированное отношение» к проблемам внутренних мигрантов в данном случае означает сочетание всех вышеописанных факторов. Среди русскоязычных публикаций такую оценку получили 33% материалов. В то время как среди публикаций на казахском языке оценка по данному критерию составила 15%.



Казахскоязычные политические публикации акцентируют внимание в основном на рассмотрении национального вопроса, проблем развития казахского языка, бедности и безработицы в широких кругах титульного этноса.



Как мы видим, по тем проблемам, которые являются наиболее насущными для казахскоязычной аудитории казахскоязычные СМИ, также как и власть, занимают позицию апеллирования к эмоциям, контексту национального самосознания, основанному на обретенной независимости, возрождении традиционных ценностей.



Таким образом, казахскоязычная политическая лексика различных выступлений Президента, членов Правительства, руководителей областных и районных администраций, представителей оппозиции, казахскоязычной оппозиционной прессы перед народом довольно значительно отличается от русскоязычной политической лексики аналогичных выступлений. Основой этих отличий и соответственно характера казахскоязычной политической коммуникации, на наш

взгляд, выступают следующие 4 фактора;

1. Различие политических культур казахскоязычной и русскоязычной части населения Казахстана;

2. Специфика казахскоязычного информационного пространства;

3. Доминирование русскоязычного политического дискурса;

4. Виртуальный характер политической коммуникации в Казахстане.



1. Различие политических культур казахскоязычной и русскоязычной части населения Казахстана. Результаты многих социологических опросов показывают, что казахи по многим вопросам, касающимся общественно-политической проблематики, дают ответы, которые довольно серьезно отличаются от ответов представителей других этнических групп Казахстана. Анализ характера ответов казахскоязычного населения по общественно-политической проблематике по­казывает, что они нередко являются проявлением патриархально-подданической политической культуры, для которой характерны аполитичность и низкая политическая активность населения. Одним из зримых проявлений патриархально-подданического характера политической культуры казахского населения является значительное распространение в их кругу клановости и местничества.



Казахскоязычные СМИ более сострадательно и сопереживающее (позитивно-45%) относятся к проблемам внутренних мигрантов, чем русскоязычные средства массовой информации (позитивно -14%).



При этом, как показывают исследования, уровень политической культуры среди казахов «способствует консервации архаичных форм социальных связей в обществе, таких как значимость кланового, родового и регионального происхождения. В этой связи культурная реабилитация и легализация казахского регио­нализма создает «благоприятные условия для усиления казахских клановых элит»3.



Трансформация политической культуры казахов с креном к традиционным ценностям (клановость среди которых занимает весомое место) стала возможной в условиях транзита общественно-политической системы Казахстана, когда образовался вакуум общих ценностей, на которые мог бы ориентироваться каждый член общества. Прагматический подход и семантический компонентный анализ ключевых терминов казахскоязычных публикаций, выступлений политиков также является подтверждением того, что характер политической информации в них имеет несколько иную природу, чем в русскоязычных публикациях, выступлений политиков.



Следует отметить, что русскоязычные тексты выступлений государственных деятелей обычно переводятся на казахский язык прямым образом, что создает трудности в восприятии и понимании текста среди казахскоязычной аудитории. Тем самым, по сути, мы имеем проблему разного восприятия политической реальности со стороны казахскоязычных. То есть казахскоязычный политический дискурс имеет, по сути дела, виртуальную природу, так как апеллирует к специфической модели речевых действий и жанров, характерных для казахской политической культуры.



Учитывая все вышесказанное можно подытожить, что казахскоязычный политический дискурс, как властей, так и оппозиции ориентирован не на освещение проблемы, а попросту служит инструментом получения легитимации со стороны народа, кланового, родственного отбора, существования элит.



Ярким подтверждением того, что различие политических культур казахскоязычной и русскоязычной аудитории ведет к различию обращенных к ним политических дискурсов, являются следующее:



А)Такие составные элементы патриархально-подданической политической культуры как аполитичность и низкая политическая активность, широко распространенная среди казахскоязычной аудитории, проявляется в том, что публичная политика, рассмотрение и обсуждение проблемных сторон политического процесса в большей мере характерно для городской культуры. Это не удивительно, если иметь в виду, что основное население сельских регионов по-прежнему составляют этнические казахи. И не случайно, что, например, такие газеты как «Свобода слова» и «Республика», занимающиеся публичной политикой, больше распространяются именно в крупных городах Казахстана.



Б) Дискурс политики является по сути дела артикуляцией, рациональным воспроизведением требований, чаяний народа. Поэтому в политическом дискурсе апеллируют к детальному освещению реализуемых социально-экономических мер, аргументационному обоснованию общей государственной политики. Однако особенность казахскоязычного политического дискурса в том, что в нем преобладает апеллирование такими категориями как «независимость», «национальное строительство», что является по сути дела ориентацией на национальное самосознание и традиционные политические ценности.



В) Политический процесс, публичная политика должны реализовываться в тех сферах, которые играют решающую роль в жизнедеятельности государства и общества. В Казахстане эти сферы в основном относятся к функциональному распространению русского языка, поэтому в политической коммуникации, обращенной к этим сферам, и используется русский язык4.



2. Специфика казахскоязычного информационного пространства. Характер политической культуры во многом формируется в процессе политической коммуникации, основным звеном которого являются СМИ. На наш взгляд, доминирование русскоязычных СМИ в информационном поле Казахстана является основой того, что политический дискурс в нашей стране приближен к таковому именно на русском языке (артикуляция требований масс, апеллирование к аргументам и т.д., что видно из вышеприведенного анализа выступлений политиков и публикаций СМИ.).



Одним из зримых проявлений патриархально-подданического характера политической культуры казахского населения является значительное распространение в их кругу клановости и местничества



Как известно, «на казахском языке выходят 453 периодических издания, тогда как на русском языке издаются 2303 наименований периодики, не считая еще распространяющихся в Казахстане 5248 видов российских газет и журналов, из которых в МКИ РК зарегистрированы только 2728. Если все это сосчитать, то можно определить, что в стране 7551 изданий выходит на русском языке, а на государственном языке выходят 453. Это около 6% от количества всех периодических изданий в Казахстане!»5. Доминирующее положение русскоязычного вещания характерно и для телевидения и радио. В то время как в Казахстане существуют несколько русскоязычных медиа-холдингов, то в казахскоязычном информационном пространстве нет ни одного такого же медиа-холдинга, что также является основой низкой конкурентоспособности казахскоязычных СМИ. Хотя надо признать, что все эти деления в целом носят условный характер.



Русскоязычные тексты выступлений государственных деятелей обычно переводятся на казахский язык прямым образом, что создает трудности в восприятии и понимании текста среди казахскоязычной аудитории.



В последнее время серьезным источником неформальной политической коммуникации, публичной политики становится Интернет. Между тем, казахскоязычный Интернет, также, как и другие СМИ, не выдерживает конкуренцию с русскоязычным интернет-пространством. В настоящее время только 5,6% интернет-сайтов имеют контент на казахском языке. В то время как, например, англоязычный контент имеется у 12% сайтов, остальная часть имеет контент на русском языке. Казахскую версию имеют в основном сайты различных СМИ и государственных структур. Главная проблема здесь заключается в отсутствии финансирования: различные СМИ, кроме государственных, открывают казахскую версию только потому, что этого требует законодательство. Различные частные СМИ из-за того, что рекламодатели не дают рекламу на казахском языке, вынуждены создавать лишь формальные казахскоязычные версии своих сайтов, которые в большинстве своем являются переводными версиями русскоязычных сайтов. В казахскоязычные версии, таким образом, вкладывается меньше средств, на них работает меньше сотрудников. В таком же положении в принципе находятся и государственные сайты.

Различные конкурсы государственных закупок, тендеров проводятся, как правило, в закрытом режиме. Поэтому неизвестно в каком направлении производится государственное финансирование. Официально сообщалось, что на развитие государственного языка в 2008 г. было выделено 5 млрд. тенге. Но, к сожалению, не было практически никакого контроля освоения этих средств. Счетный комитет РК сообщил только о том, что на создание портала МКИ РК «Государственный язык РК» в 2007 г. было использовано 66 млн. тенге.



Совокупность тиражей всех популярных казахскоязычных газет («Жас алаш», «Жас қазақ», «Ана тілі, «Түркістан», «Айқын», «Заман-Қазақстан», «Қазақ әдебиеті» и т.д.), не считая «Егемен Қазахстан», подпитывающейся с госказны, не доходит до количества тиража газеты «Время».

Таким образом, русскоязычные средства массовой информации вкупе с российскими СМИ доминируют, что означает, что казахстанцы в большинстве своем воспринимают мир политики сквозь призму русского информационного пространства. Ярким примером этого является тот факт, что в ходе грузинско-югоосетинекого вооруженного конфликта именно российские СМИ формировали общественное мнение, в то время как казахстанские СМИ не смогли создать альтернативную «информационную картину».



Объективное положение казахского языка, связанное с его низким уровнем функциональности, привело к тому, что казахские газеты не самоокупаются, так как у них нет возможностей существовать за счет рекламы, ибо рекламодатели дают ее на том языке, которым владеет большинство населения. Если исходить из того, что в Казахстане в сферу функционального охвата русского языка входит большинство населения, то отсутствие у казахских СМИ дополнительных источников дохода становится вполне понятным. То есть бизнес в Казахстане отстранился распространять в казахскоязычной среде информацию не только потребительского, но и экономическо-предпринимательского характера. На этом фоне поддержка, оказываемая казахскоязычным СМИ со стороны государства, можно сказать, не имеет долгосрочного эффекта. Ведь язык то остается невостребованным в экономической жизни.



В стране 7551 изданий выходит на русском языке, а на государственном языке выходят 453. Это около 6% от количества всех периодических изданий в Казахстане!



Другое дело, что по линии государственного финансирования казахскоязычных СМИ идет идеологическая работа, направленная на пропаганду мероприятий, проводимых центральной исполнительной властью. А, как известно, кто платит, тот и заказывает. Получается, что работа в этом направлении идет, но в плане креатина и конкурентоспособности казахскоязычные СМИ не развиваются.

Как метко подметил в этой связи С. Султанов, в мире казахской прессы существует большой ажиотаж при приобретении средств по линии госзаказа от министер­ства культуры и информации.

И, несмотря на то, что в течение длительного периода времени идут разговоры о том, что нужен государственный вклад для развития казахской прессы, эти разговоры из года в год почему-то не

выходят за рамки пропаганды6. Цитата: «Столпами менеджмента казахской журналистики, если говорить о пополнении средств являются: подписка, проводимая под опекой акимов и государственные гранты, выделяемые на пропаганду идеологии исполнительной ветвью власти. Есть даже интересный случай, когда из тридцати тысяч подписки одна треть приходится на одну область, поэтому неудивительно, что такая республиканская газета часто печатает портрет акима данной области и исключительно положительные информации по этому региону. Если учесть, что адаптированность к либеральным ценностям, освоенность демократического и рыночного характера современности выражается в организации хозяйства журналистики, то придется говорить о казахском менеджменте этой отрасли. По этой сфере казахи-журналисты действуют просто, при этом не надрываясь и не стремясь к большой цели»7.



Официально сообщалось, что на развитие государственного языка в 2008 г. было выделено 5 млрд. тенге. Но, к сожалению, не было практически никакого контроля освоения этих средств.



22-24 апреля 2002 г. исследовательская компания «КОМКОН-2 Евразия» проводило исследование общественного мнения о роли СМИ в жизни общества. В рамках исследования был проведен экспертный опрос журналистов ведущих СМИ Алматы, а также телефонный опрос населения. В ходе данного опроса выяснилось, что 18,1% представителей казахскоязычных СМИ считают, что основной ролью средств массовой информации в современном обществе должно быть информирование людей о происходящих событиях. Среди представителей русскоязычных СМИ такой ответ выбрали 64,3% опрошенных. В казахскоязычных СМИ доминирует убеждение, что средства массовой информации должны оценивать и анализировать происходящие события. 54,6% казахскоязычных экспертов предпочли такой вот ответ. Среди русскоязычных экспертов такой ответ предпочли 17,9%.



36,4% представителей казахскоязычных СМИ полагают, что средства массовой информации должны уделять внимание вопросам внутренней политики. Среди представителей русскоязычных СМИ аналогичный ответ дали 64,3%. Ответы по другим аспектам уделения внимания СМИ распределились следующим образом. Экономические проблемы - 18,2% и 50%, соответственно, казахскоязычных и русскоязычных экспертов. Социально-бытовые проблемы -27,3% и 46,4%, соответственно, казахскоязычных и русскоязычных СМИ. Экологические проблемы - 0% и 25%, соответственно, представителей казахскоязычных и русскоязычных СМИ. Общественные темы -9,1% и 21,4%, соответственно, казахскоязычных и русскоязычных экспертов8.



Окончание следует.



03. 02.2010



Авторы:



Мухит Асанбаев



Талгат Мамираимов





Доклад поготовлен Казахстанским центром гуманитарно-политической конъюнктуры по заказу Фонда развития государственного языка





Источник: Казахский Альманах, № 4, 2009 г.

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение