Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Экономическая стратегия плюс политическая модернизация

04.02.2010

Автор:

Теги:


Ерлан КАРИН 

Для большинства министерств и акиматов президентское Послание - это своеобразный сигнал к началу тотальной пропаганды и агитации. Само по себе это довольно странно: президент выступает чуть больше или чуть меньше часа, а планы по разъяснению его Послания всякий раз расписываются на целый год. Готовятся сотни медиапланов, столько же графиков выезда информационно-пропагандистских групп, хотя план по реализации самого Послания всего один. Получается так, что больше энергии и усилий тратится на обсуждение и разъяснение самого Послания, чем на реализацию обозначенных в нем целей и задач. Поэтому президент даже был вынужден в этот раз специально предостеречь чиновников, чтобы они сильно не увлекались. “В прошлый раз мы так разъясняли людям, что надоели. Одна за другой группы едут в одни и те же районы, в одни и те же села”, - строго заметил президент на расширенном заседании бюро политсовета партии “Нур Отан”.

По большому счету, агитировать в поддержку Послания следует не простых граждан, основное большинство которых и без того разделяет и поддерживает все президентские инициативы, а самих чиновников, от ответственности которых и зависит эффективная реализация президентской стратегии.
Между тем последнее президентское Послание созвучно с самым первым его обращением к народу, в котором также были изложены среднесрочные и долгосрочные стратегические приоритеты. Но в нынешнем его выступлении помимо традиционных задач перед госорганами содержится и ряд новых актуальных идей и размышлений. Основной мессидж Послания заключается в том, что нынешняя повестка дня борьбы с кризисом должна смениться новой повесткой осуществления очередного этапа экономической модернизации. Однако сама “модернизационная” повестка в большинстве случаев у нас, даже в экспертном сообществе, воспринимается несколько упрощенно. Весь разговор часто сводится просто к тому, что, мол, кризис закончился, давайте говорить о проблемах развития. Но вопрос о том, какие именно выводы были сделаны из событий 2007-2009 годов, чаще всего остается открытым.
Еще один немаловажный момент: многие эксперты в Казахстане по-прежнему трактуют кризис как исключительно финансовый, максимум - экономический, как будто только банки и строительные компании повинны в раздувании “финансовых пузырей”. В то время как кризис обнажил множество других проблем, в том числе во взаимоотношениях между властью и обществом.

Во-первых, оторванность в некоторых случаях планов госорганов не только от стратегических приоритетов развития экономики, но и прежде всего от реальных нужд простых граждан. Во-вторых, отсутствие эффективной системы обратной связи между госорганами и населением. Личные блоги министров, общественные приемные, ежегодные отчеты акимов, конечно же, существенно расширяют возможности коммуникации власти с обществом, но не могут в полной мере компенсировать слабость самих механизмов общественного контроля или даже, откровенно говоря, вообще их отсутствие. Неслучайно президент возмутился тем, что большинство из 40 тысяч вопросов, заданных ему в прямом эфире, находится в компетенции акимов аулов, районов, областей или местного участкового. Но люди от безысходности вынуждены обращаться к президенту в надежде на справедливость. В-третьих, кризис убедительно показал, что у общества, у простых граждан не так уж много инструментов влияния на власть и возможностей для равного обсуждения с ней общих проблем. Это еще более усугубляет ситуацию, создавая предпосылки уже для новых напряжений. Увеличение количества акций социального протеста - лишнее тому подтверждение. Если в 2008 году произошло 290 акций протеста, то в 2009 году их было уже 380. Из них 290 акций имели социально-экономический характер, причем 75% были несанкционированными. Это еще хорошо, что оппозиция не смогла воспользоваться всеми тактическими преимуществами, ведь пока власть более или менее успешно боролась с экономическим кризисом, оппозиция так же героически боролась с кризисом внутри себя. Хотя слабость оппозиции - это тоже минус, поскольку, не находя никаких других способов выражения и трансляции собственных интересов, различные протестные группы зачастую пытались самостоятельно их защищать и продвигать. К примеру, объединения дольщиков.

Без понимания сущности этих проблем, как мне кажется, будет трудно использовать кризис как момент для перехода в новое качество политических, экономических, социальных отношений и процессов. Только с помощью PR, политтехнологий и просто голой пропаганды задачу очередного рывка не решить. Нужно признать, что одна из главных причин, по которой мы оказались не вполне готовы отразить влияние мирового финансового кризиса, - это недостаточно высокое качество человеческого капитала во всех отраслях: и в политике, и в экономике, и в финансах. Поэтому если мы всерьез нацелены на системные перемены, то должны учитывать, что реальная модернизация - это не просто диверсификация экономики и активное внедрение инноваций. Это прежде всего подготовка новых людей, которые должны будут построить умную экономику, умное государство. А это, в свою очередь, означает, что одним из главных условий эффективной реализации новой стратегии, предложенной президентом в его Послании, должна стать реализация программы социальной и политической модернизации. Именно об этом говорил президент в своем Послании, специально подчеркнув, что “в новом десятилетии мы продолжим совершенствовать нашу политическую систему, подкрепив успех своих экономических планов последовательной политической модернизацией”.

Ерлан КАРИН, кандидат политических наук, рисунок Владимира КДЫРБАЕВА

http://www.time.kz/index.php?newsid=14631 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение